Поиск по сайту

Разговорники XVI-XVII вв как источники сведений о жизни древнего Пскова

Во второй половине XX в. источники, свидетельствующие об истории древнего Пскова и его области, были пополнены сообщениями иностранцев о языке и быте древних псковичей в XV-XVII вв. В это время в связи с активными торговыми отношениями между Псковом, Новгородом, с одной стороны, и Северной Германией и Прибалтикой — с другой, возникают руководства, своеобразные •«учебники» для изучения обиходного русского языка иностранцами, в первую очередь немецкими купцами. Они создавались иностранными авторами при постоянной помощи русских информантов и обычно назывались «Русскими книгами». При изучении истории торговли Пскова с Северной Германией и Прибалтикой ганзейским союзом эти источники представляют весьма ценный материал, так как содержат списки товаров, находившихся в торговом обороте, перечни денежных единиц, а также слова, относившиеся к управлению, общественной жизни, быту Древней Руси. В них есть диалоги на темы быта и торговли, записанные «со слуха».
Важно, что составители таких памятников были не славяне: немцы, в известной мере владевшие русским языком, фиксировали, во-первых, спонтанную речь окружающего населения, тем самым отражая то, что прежде всего бросалось им «в уши», стараясь пояснить каждую фразу, каждую номинативную единицу на своём родном языке, что, даже при несовершенстве графической передачи русского текста латинскими буквами, помогает понять смысл; во-вторых, не только общерусские лексические единицы или грамматические формы, но и местные, региональные. При столкновении «своего» и «чужого» (универсальная оппозиция!) всегда детальнее шло выяснение смысла; отсюда и обилие синонимов, и полнее контекст для образцовых фраз, в частности на тему торговли, поскольку разговорники составлялись для купцов. И информант, и составитель разговорника, находясь в ситуации «своего» языка, старались яснее представить ситуацию смысла по отношению к «чужому» языку.
«Русские книги» были известны русской науке еще в XIX в., но языкознание того времени относилось к ним скептически, считая, что их использованию в качестве памятников языка препятствует наличие в них неточных записей русских слов и фраз и даже прямых ошибок. Отношение к ним изменилось с 40-х гг. XX в., когда Б. А. Ларин опубликовал работы, содержащие расшифровку и анализ трех источников такого рода: «Грамматика» Г.В. Лудольфа (1696), «Парижский словарь московитов» (1586) и «Словарь-дневник» Р. Джемса (1618-1619)1. В своих исследованиях Б.А. Ларин доказал, что записи иностранцев могут дать ценнейшие материалы для изучения живой обиходной речи XVI-XVII вв. Несмотря на действительно существующие неточности и ошибки, эти записи дают достоверные данные, в первую очередь по лексике и фразеологии городской речи того времени, и показывают, что обиходная речь тогда была практически свободна от влияния церковно-славянского книжного языка, бывшего в употреблении в памятниках письменности.
Работы Б.А. Ларина побудили ученых Германии, Скандинавии, Англии и Польши к разысканиям в рукописных отделах местных библиотек. В результате теперь издано более 10 «Русских книг», которые расшифрованы и исследованы с учетом методик Б.А. Ларина. Они представляют несомненный интерес для историков и историков языка.
В докладе мы используем три памятника: «Русскую книгу» Томаса Шрове (1546) (издана группой польских славистов под руководством А. Фаловского), «Русскую книгу» анонимного автора (1568) (издана А. Фатовским) и «Руководство по разговорному русскому языку» Тонниса Фенне (1607) (издано группой ученых под руководством Р. Якобсона). Эти памятники были составлены либо в Пскове (Фенне), либо в его ближайших окрестностях, может быть, в Нарве (Анонимная книга), либо в Прибалтике (Шрове)2. Прототип был близок и псковско-новгородским языковым особенностям. В той или иной степени эти «разговорники» уже привлекались к исследованию. Отметим работы А.Л. Хорошкевич3, А. Фаловского4, А. Болек5, Д. Стоуна6. Книга Фенне является одним из источников исторической части Псковского областного словаря с историческими данными7. Названные тексты представляют особый интерес для изучения лексики и фразеологии языка торговли, звучавшего в XVI-XVH вв. на псковском рынке. Данные их по объёму и подробности не идут ни в какое сравнение с теми сведениями, которые мы находим в других разговорниках и тем более в деловой письменности Северо-Запада того времени.
Для анализа мы выбрали лексику, охватывающую несколько тем: процесс покупки товара и заключения сделки, получение прибыли и понесение убытков, правила честной торговли. Все эти слова и выражения принадлежали торговому языку, распрост-раненному на крайнем Северо-Западе Руси; эту разговорную речь можно назвать торговым койне, распространённым в XV-XVII вв. в указанном регионе.
1. Группа слов, в основном глаголов, описывала процесс покупки товара и заключения сделки. Для обозначения тех предметов, которые понравились, разговорники использовали слова с корнем люб-: любо ‘нравится, по вкусу кому-н.’, любовь ‘желание иметь что-н., заинтересованность в чем-и.’, любить, слюбить, излюбить, излюбо-вать, слюбоеать и др.
Семантически к этим словам близок глагол прилипать, прильнуть ‘проявлять, проявить сильное желание купить товар’: Чему ты прилипаешь к тому товару? Товар не по твоему обычаю. Ф.302.
К этой же группе относятся общерусские глаголы выбрать, выбирать: Дай мене волю товар выбирати. А,94.
Процесс совершения сделки передается глаголами сговориться, смолвиться ‘договориться, согласиться’: Держи мн? тое цену, как ты нын\ча со мной сговорился, и яз
me&k так… держу, как я с тобой смолвияся. Ф,444. Ср. также слово приговор ‘договоренность’: Помнишь ты, что наш приговор был? Что я тобе посулил, болыии тебе не дам. А,83.
Среди названий материального ущерба самым употребительным было слово убыток (20 случаев), достаточно часто использовалось слово наклад (10 случаев) и совсем редко протори (2 случая). Все эти слова известны и другим памятникам древнерусского периода.
Убыток: Тот убыток теб? Бог за твое свойство [‘беззаконие’] послал. Ф.248. Наклад: Надобет товар покупати как опеть можно без накладу продажи. А,75 об.; Я свой товар слектил, не будет мя& в ём ни прикупу, ни накладу. Ф.304. Слово протори имело более широкое значение ‘расход, издержки’: Что тебк в том товару стало проторов на дороггЬ? Ф.328. Среди примеров употребления этих слов есть выражения пословичного характера: Наклад прикупи большой брат. Ф,478 (смысл пословицы основан на обыгрывании антонимов; ср. и в свободном использовании: ..ме будет… ни прикипи, ни накладу. Ф.304).
Тема выгоды-убытка развивается и в глаголах: принять ‘получить прибыль’; наложить ‘оказаться в убытке, понести убыток’ и его синонимы проторговать, проторговаться, опродать.
В приведённых примерах на употребление рассмотренных слов часто наблюдается своеобразная «игра словами», усиливающая выразительность сказанного: антонимич-ные употребления слов со значениями ‘получить прибыль’ — ‘понести убыток’ или синонимичные повторы слов, имеющих близкие значения, что может свидетельствовать об «отработанности» этих слов и выражений, о длительной устной традиции употребления этих фраз.
3. Рынок в городах Северо-Запада Руси имел свои правила честной торговли, основанные на взаимном уважении коммерсантов. Один из разговорников формулирует их так: Я хочу с тобой торговать как бы с моим братом иль отцом. Торгуй со мною ласково бес коловерти. Торгуй со мною сердцем да по закону. А,63 об.
Важнейшим требованием было торговать по закону ‘по принятым правилам, соответственно установившейся на рынке цене’. Это выражение достаточно широко употреблялось (в Ф -13 случаев, в Ш -10): Починашъ продать плзакощ,.. далюди от тебе купят. Ф,279; Ты продай по закону добру, я опеть в тебе куплю. 111,54 об.
Другим требованием было поступать в торговле прямо. В разных высказываниях это слово означало ‘честно, открыто’, ‘справедливо’, ‘правильно’. Часто встречается в диалогах: Ш — более 20 случаев, в Ф — более 30: Пожалуй, уставь нашему товару цену как прямо, кабы нам обемя обидно не было. 111,61 об.; Ты прямо считал, яз виноват, прощай, напрасно тебе поклепал. А,70 об. Встречаются в текстах и другие слова того же корня — по-прямому: Что ты просишь по-прямому, скажи подлинно. А,70 об.; прямой ‘справедливый, честный’: Ино ты прямой человек, дай Бог тебе долго жити. А,43.
Синонимом к прямо являлось пригоже ‘честно’, ‘пристойно’, ‘надлежащим образом’. Обычно слово употреблялось в выражении как пригоже: Чтомнеубавливать?Я пригоже просил. 111,12; Розведитесь как пригоже, добро вам в суд не лазить. Ш,10; Скажи ты мене, хочешь ли мое сукно купити ? Возьми как пригоже есть. А,64 об.
Отношения между участниками торговой сделки предполагали не только официальную порядочность, но и известную человеческую теплоту, приветливость, Приведем некоторые из слов, выражавших такую эмоциональность.

Страницы: 1 2 3 4

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное