Поиск по сайту

Псковский и Пустожевский «служивые города» по материалам смотра военных сил 1621 г.

В декабре 1621 г. псковским воеводам князю Ивану Ивановичу Одоевскому и Ивану Васильевичу Измайлову да дьяку Петру Овдокимову предстояло провести смотр «всех налицо» и разбор псковских и пусторжевских дворян и детей боярских и выяснить «как кому на государеве службе мочно быти и кому мочно городовая служба служити, и кому не мочно, и что кому по окладу поместново и денежново жалованья, и хто имянем недорослей… именно по статьям».
Ситуация в стране в целом и на Псковщине в частности была весьма сложной и тревожной. Прошло всего лишь 8 с небольшим лет с тех пор, как была восстановлена русская государственность: после долгих кровавых лет Смуты «Московского государства люди показались все и пришли в соединение во всех городах» и Земским собором избрали на царство Михаила Федоровича Романова. Вновь избранный в переписке с собором проявил свою осведомленность о трагической ситуации в стране. Так, в своем послании из Ярославля к Собору в Москву от 8-го апреля 1613 г. сетовал на то, что «денег ни в котором приказе в сборе нет, а Московское государство от польских и литовских людей до конца разорено, города и уезды многие от войны запустели, наши дворцовые села и волости розданы были в поместья и запустошены, а иные теперь в раздаче; и на наш обиход запасов и служилым людям на жалованье денег и хлеба собирать не с кого»2.
В годы Смуты и иностранной интервенции Псковский и Пусторжевский уезды много раз были разоряемы «от войны неметцких и литовских людей и от руских воров». Псковичи и пусторжевцы долго еще будут помнить жестокие рейды по их землям отрядов «лисовчиков», а также вторжение шведских войск: оккупацию ими осенью 1614 г. Гдова и осаду Пскова во главе со шведским королем Густавом-Адольфом в июне — октябре 1615 г. Все, конечно, помнили вынужденные тяжелые для страны уступки русских земель, населенных своими — русскими людьми, по Столбовскому миру со Швецией 1617 г. и по Деулинскому перемирию с Речью Посполитой 1618 г.
Согласно решению земского собора от 12 октября 1621г., предстояло снова готовиться к боевым действиям с Речью Посполитой во имя возвращения Смоленска и отторгнутых от России западно-русских земель. Руководители смотра и раэбора дворян и детей боярских в Пскове согласно обычаю, «пересмотрев всех налицо» и «изговоря речь» — т.е. зачитав обращение государя к дворянам и детям боярским, выбрали окладчиков Псковского и Пусторжевского «служилых городов», приведя их к «крестному целованыо», приступили непосредственно к разбору служилых людей «по отечеству»-. Псковскими окладчиками в количестве 13 человек стали: Иван Якимов сын Банков, Иван Григорьев сын Чиркин, Иван Иванов сын Татьянин, Северга Петров сын Львов, Олексей Григорьев сын Татищев, Василей Муринов сын Корин, Климентей Матфеев сын Еремеев, Ондрей Прокофьев сын Окунев, Григорей Васильев сын Бешенцов, Ми-хайло Данилов сын Воронцов, Петр Молчанов сын Чиркин, Павел Мятлев сын Сесла-вин, Василей Иванов сын Пустошкин. Окладчиками Пусторжевского «служилого города» было выбрано 8 человек: Михайло Прокофьев сын Пушечников, Иван Шестово сын Бобров, Иван Данилов сын Горяинов, Дмитрей Ондреев сын Кобылин, Макарей Васильев сын Молвянинов, Богдан Перфильев сын Бороздин, Богдан Семенов сын Кокошкин, Иван Данилов сын Сумороков.
Окладчикам, в качестве выборных представителей «служилых городов», предстояло совместно с псковскими воеводами и дьяком осуществить коллективное руководство разбором дворян и детей боярских и вместе с первыми разделить ответственность перед государем за качество и справедливость его результатов. Воеводам, дьяку и окладчикам надлежало по окончанию разбора скрепить тексты десятен своими подписями — «рукоприкладствами».
Все дворяне и дети боярские каждого из изучаемых «служилых городов» в ходе разбора были распределены на соответствующее число статей, основу которых составляют взрослые служилые люди. В дополнение к ним в каждой из десятен имеются по 2 статьи, посвященные характеристике недорослей.
Так, в 15-й статье перечислены «Дети боярские недоросли, которые в государеву службу не поспели, а живут на отцовских поместьях, а окладчики про них сказали, что те их поместья запустели от войны литовских людей и даточных людей взять с них не с чево». Всего в этой статье представлены 5 недорослей в возрасте 12-14 лет. Завершающая текст десятый 16-я статья содержит в себе перечень «недорослей, которые живут у отцов своих, а на государеву службу не поспели». В ней упомянуто 20 человек в возрасте от 3 до 12 лет.
Таким образом, в составе Псковского «служилого города» в разборе участвовало 185 человек взрослых и 25 недорослей. По чинам состав Псковского служилого города распределился следующим образом (см. табл. 2.).
Прежде всего следует отметить, что среди псковских служилых людей в 1621 г. не было представителей «Выбора». На долю «Дворовых» здесь приходилось менее половины дворян и детей боярских — 44,3 %. Немногим больше было «Городовых» дворян и детей боярских — 46,0%. «Новики» среди псковских служилых людей этого года составляли примерно 10 часть — 9,7%. Состав пусторжевского «служилого города» в разборе 1621 г. охвачен) 13 основными статьями и двумя дополнительными статьями о недорослях (см. табл. 3).
В 14-й статье, как и в 15-й статье псковской десятый, учтены «дети боярские, недоросли, которые в государеву службу не поспели, а живут на отцовских поместьях. А окладчики про них сказали, что те их поместья запустели от войны литовских людей и даточных людей взять с них не с чево». Таких здесь оказалось 4 человека в возрасте 6-12 лет. В последнюю, в 15-ю статью вошло 8 недорослей от полутора до 10 лет.
Пусторжевские дворяне и дети боярские по чинам распределились следующим образом (см. табл. 2). «Выборных» здесь, как и в Псковском «служилом городе», не было. «Дворовые» среди пусторжевцев преобладали (54,0%). На долю «Городовых» приходилось 28,8%. «Новики» в данном «служилом городе» составляли 17,2%.
В целом по двум служилым городам «Дворовых» было 47,5%, «Городовых» — 40,4%, а «Новиков» — 12,1%.
Теперь перейдем к характеристике «служилых городов» по двум важнейшим показателям служебного положения дворян и детей боярских: по поместным и денежным окладам. Главный смысл поместной системы созданной при Иване III, состоял в материальном обеспечении ратной службы помещиков за счет платежей с крестьянских дворов.« По меркам первой половины XVI в. крестьянские платежи помещику шли в среднем с 20-30 дворов, обеспеченность каждого из них пахотным тяглым наделом, как правило, составляла 1 обжу, т.е. 16,8 га в трех полях. Хозяйственное разорение 70-80-х годов XVI в. свело эффективность этого механизма почти к нулю… На долю действующих поместий теперь приходится только около 40% поместного земельного фонда. Остальные же поместья лежат в порозжих, т.е. пустых землях. Но это еще не вся беда. Главное заключается в том, что в действующих поместьях в хозяйственном обороте находилось менее 9% земельных угодий, остальные же лежали «перелогом» или, еще хуже, «лесом поросшие»3.
Верстание поместным окладом неразрывно было связано с верстанием новика в службу. В начале истории поместной системы понятия «поместный:оклад» и «поместье» были равнозначны. Поэтому размеры поместья в докризисный период XVI в., как
правило, строго соответствовали поместному окладу. Писцы при наделении служилого человека поместьем в итоге своей работы всегда соотносили размер поместной дачи. с размером поместного оклада, отмечая соответствие того и другого формулой: «А оклад 300 чети. И по окладу испомещен сполна». В других случаях испомещение конкретного служилого человека заканчивалось итоговой записью писца, в которой сообщалось, что столько-то четвертей «не дошло в поместной оклад» или же столько-то четвертей оказалось в поместье по сравнению с поместным окладом «лишку». С 1580-х годов становится заметным процесс нарастания несоответствия поместных дач поместным окладам. Повторное разорение страны в ходе Смуты и иностранной интервенции усугубило процесс расхождения размеров поместных дач с величиной поместных окладов. На этом этапе главную роль играла уже не нехватка земель для поместных раздач, а дефицит «живущих» земель, т.е. населенных крестьянами и бобылями.
Поместные оклады псковских «Дворовых» и «Городовых» служилых людей по материалам разбора 1621 г. варьировались в пределах 200-900 четвертей (см. табл. 4).
Примечательно, что наибольшими окладами — в 850-900 четвертей — обладали «Дворовые»: по 850 чети — 4 человека (4,9 %) и у одного человека (1,2%) поместный оклад был 900 чети. Наименьшим окладом в 150 чети был верстан только 1 человек — новик.
Преобладающей группой среди «Дворовых» служилых людей были те, чьи поместные оклады находились в пределах 300-550 четвертей. Удельный вес этой группы в структуре служилого города составлял около половины всей его численности (49,4%). Наиболее часто встречаемые оклады среди «Дворовых» были в 300-350 четвертей (22,2%).

Страницы: 1 2

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Четвертчики псковской земли
  • Противостояние Пскова и Новгорода во времена смуты
  • «Четвертные доходы» как источник самофинансирования Пскова
  • Памятники деловой письменности
  • Интересное