Поиск по сайту

Псковский архив: страницы истории и фонды

Первое серьезное исследование творчества А.И.Мельникова было пред­принято через 30 лет после его смерти. В журнале «Зодчий» в 1885г. П.Н.Пет­ровым была опубликована статья, в которой упоминались две псковские ра­боты Мельникова: Благовещенский собор в Псковском кремле и неизвестная работа по Псковской семинарии (Петров П.Н., 1885). Там же упоминается проект «церкви в имении генеральши Коновницыной», к которому мы тоже еще вернемся. Петров добавляет также, что для строительства церкви и семи­нарии в Пскове был направлен талантливый ученик Мельникова, пенсионер Академии Художеств. Проект Благовещенской теплой церкви в Пскове опуб­ликован в книге М.П.Тубли (Тубли М.П., с. 118). Автор замечает, правда, что «…все значительные из произведений Мельникова рассмотрены в книге,
за исключением тех, материалы по которым выявить не удалось… -духовная семинария в Пскове» (Тубли М.П., прим. 100). Можно сказать, что псковская тема в творчестве Мельникова так и осталась в литературе на прежнем уров­не. Автору удалось обнаружить неизвестные архивные материалы по Псковс­кой семинарии, неизвестный проект монумента в Пскове. Поэтому есть осно­вания вернуться к псковским страницам в творчестве академика архитектуры Авраама Ивановича Мельникова еще раз.
Первое знакомство с Псковом у Мельникова состоялось в самом на­чале творческой биографии. В 1807г. сын бывшего крестьянина, ораниенба­умского служащего, закончил петербургскую Академию Художеств по клас­су архитектуры известного русского зодчего А. Д.Захарова, и был направ­лен как пенсионер Академии в Европу. Поездка состоялась в 1808 году, после перерыва по условиям военного времени. Шли наполеоновские вой­ны. Путь пенсионеров пролегал в вечный Рим через древний Псков.
«По приезде моем в Псков видел я собор Троицкий, который выстро­ен в готическом вкусе из бутовой плиты…, довольно огромный, стоящий на горе …», записал будущий архитектор в своем «Журнале пребывающего в Риме Императорской Академии Художеств пенсионера Авраама Мельнико­ва о усмотренных мною достопамятных местах и находящихся славных ху­дожниках» (Тубли М.П., с.11-12). Тогда еще будущий академик не имел представления, что ему доведется дополнить ансамбль псковского Троицко­го собора зданием Благовещенской церкви. Возможно, он даже обозревал собор с той самой точки, на которой впоследствии будет воздвигнут новый храм. Не исключено также, что сильное впечатление от псковской архитек­туры (именно Троицкого собора) найдет впоследствии отражение в одной из церковных работ Мельникова в древнерусском стиле. Но в тот период все впечатления затмила классическая архитектура Вечного города, которой он оставался верен всю свою жизнь и к которой стремился в тот момент всей душой. Судя по всему, пенсионеры останавливались в Пскове на главном почтовом дворе (Старая почта) в центре города и могли обозревать собор из окна. Комнаты для гостей находились на втором этаже сохранившегося зда­ния со стороны Торговой площади.
Из пенсионерской поездки А.И.Мельников вернулся академиком, и в июле 181 Зг. был утвержден в должности адъюнкт-профессора. Он вел в Ака­демии перспективный класс, задачей которого было знакомство учащихся с историей зодчества, теорией конструкций и материалов, теорией гражданс­кой архитектуры и законами применения декора в зодчестве. В этот период еще одна ниточка протянулась от архитектора к Пскову. В 1815 г. в помощь Мельникову привлекается более молодой академик живописи, воспитанник Академии, сын псковского солдата Максим Никифорович Воробьев (1787-1855гг.). Хочется думать, что псковские воспоминания могли занимать не­которое место в общении двух академиков.
В мае 1818г. Мельников стал временным членом Строительного ко­митета МВД, с которым была тесно связана вся его последующая жизнь. И в
том же году к архитектору пришла настоящая слава. Он стал автором самой грандиозной своей постройки — Никольской Единоверческой церкви в Санкт-Петербурге. Проект был не только реализован, но даже гравирован и опуб­ликован в альбоме 1826 года «Собрание примечательных зданий Санкт-Пе­тербурга». Но первую значительную награду — бриллиантовый перстень, -академик получил еще раньше, по возвращении из-за границы в 1811 г., за проект постамента памятника Минину и Пожарскому и авторское руковод­ство его изготовлением и установкой на Красной площади в Москве. С это­го времени образовался творческий союз архитектора с знаменитым скульп­тором России И.П.Мартосом, с которым Мельникова связывали и родствен­ные отношения. В начале 1820-х годов Авраам Иванович приобрел такой опыт и известность как автор архитектурных решений монументов, что И.П-.Мартос все более возлагает на него творческое и практическое руковод­ство совместными работами, а сам архитектор все чаще выступает как само­стоятельный автор. Проект 1821 года монумента Дмитрию Донскому на Куликовом поле открыл серию его проектов монументов в форме обелиска. Вот как оценивал Мартос роль Мельникова в совместной работе (за двумя подписями) над монументом в форме обелиска Минину и Пожарскому в Ниж­нем Новгороде: «Считаю долгом моим донести до сведения Вашего высоко­превосходительства, что поелику составление сего проекта как совершенно архитектурного произведения, не могло быть исполнено одним мною, то и пригласил к тому известного профессора архитекторы, служащего в Строи­тельном комитете управляемого Вами министерства, к которому я прибегал во всех случаях, когда должно было соединить архитектуру со скульптурою в памятниках мною произведенных. Все пьедесталы важнейших моих произ­ведений, как, например, памятник гражданину Минину и князю Пожарско­му в Москве, Бюст государя-императора в Биржевом зале и прочих сделаны по чертежам сего уважения достойного художника… Если представляемый мною проект удостоится Высочайшего утверждения, то не благо угодно ли будет Вашему высопревосходительству произведение обелиска возложить на Мельникова, который в отношении к подробностям и шаблонам конечно ничего не упустит, чтобы памятник сей чистотою вкуса и красотою целого и частей соответствовал предмету своему и важному назначению» (Тубли М .П., с.59-60).
Памятник-обелиск в «Мининском саду» Нижегородского кремля, на склоне, на одной оси с им же спроектированной для Нижнего Успенской церковью, стал несомненной архитектурной удачей авторов. Но до сего вре­мени не было известно, что нижегородскому обелиску предшествовал неосу­ществленный, фактически конкурсный проект «Обелиска въ городе Пскове, предполагаемого построить из тамошней плиты» («Обелиск …», 1822, л.З). Оба проекта отличают строгость, лаконичность и классическая ясность выб­ранной формы, близость общего силуэтного решения. Однако следует заме­тить, что псковский проект проще, погрубее в деталях. Несомненно, что ко времени проведения конкурса на монумент Минину и Пожарскому (1825г.),
средства на который собирались по всероссийской подписке, архитектор проделал большой творческий путь в заданном направлении. Форма ниже­городского обелиска поражает изяществом пропорций, чистотой формы и блестящим содружеством со скульптурным оформлением пьедестала, кото­рое не предусмотрено в псковском проекте. Сама тема обелиска для памят­ника жертвам псковского бунта 1650 года на Торговой площади города не очень подходила по теме. Впервые в творчестве Мельникова она возникла примерно в то же время, в 1821г., когда было предложено разработать про­ект памятника-обелиска в честь победы Дмитрия Донского на Куликовом поле^как наиболее подходящую форму памятника на месте героических сра­жений. Этот проект, предшествующий псковскому, еще ближе к нему, но перегружен текстами, орнаментами, декоративными элементами. Таким об­разом, псковский проект стал промежуточным шагом к классическому ни­жегородскому обелиску. В том же деле 1822 г. представлен другой проект для Пскова в форме часовни архитектора А.Бежанова, который и был реа­лизован. Причины, по которым был отвергнут мельниковский, неизвестны, но их можно предполагать. Проект не очень подходил по теме, недостаточно проработан, да и представить себе классический обелиск на главной площа­ди древнего Пскова затруднительно по самой ее конфигурации. Обелиск требует центрического или ансамблевого решения. Судя по надписи «Возоб­новлен», памятнику предшествовала традиционная часовня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Украшения сету XVII-XIX вв.
  • Культура сельского населения псковского пограничья
  • Погребальные обряды Эстонии
  • Источники по истории псковской дворянской усадьбы
  • Интересное