Поиск по сайту

Псковский архив: страницы истории и фонды

В нашем исследовании рассматривается одна из разновидностей объек­тов исторической топографии города -улицы1. Его задачей является уста­новление времени их возникновения, конструктивных особенностей замоще­ний, названий в разные периоды, особенностей планировки и застройки свя­занных с улицами дворов, состава их населения от появления первых ста­бильных уличных трасс до перепланировки Пскова в конце XVIII в. Комп­лексный анализ археологических, изобразительно-графических (планы и иконы с изображением города, рисунки), письменных (летописи, акты, мате­риалы писцового дела) источников по истории псковских улиц XVI-XVIII вв. даёт возможность более корректно интерпретировать данные, относящи­еся к XI-XV вв. и представленные преимущественно археологическими ма­териалами (отчетная и полевая документация).
За последние годы были проведены масштабные археологические ра­боты, в результате которых был накоплен значительный новый материал по теме. Б.Н.Харлашовым проводится работа по компьютерному совмещению плана Пскова 1740 г. и современного плана города (с обозначением раско­пов). Часть открытых при раскопках мостовых удалось датировать методом дендрохронологии (Н.Б.Черных, А.Ф.Урьева, М.И.Кулакова). Исследова­ния искусствоведов Ю.Г.Малкова и Н.М.Ткачевой значительно углубили представления о времени создания и последующей переработке икон с изоб­ражением Пскова. А.Н.Кирпичниковым опубликованы и тщательно проком­ментированы иностранные источники по истории Пскова XVI-XVII вв. От­дельные материалы и наблюдения по теме публиковались также в научных и научно-популярных изданиях Н.Ф.Окуличем-Казариным, Ю.П.Спегальским, С.В.Белецким, С.В.Степановым, В.И.Лабутиным, В.Краснопевцевым и не­которыми другими авторами.
Исследование охватывает всю территорию исторического центра Пско­ва, имевшую по данным графических источников XVIII в. разветвленную уличную сеть: Средний город (Застенье), Окольный город (Петровский ко­нец и Полонище), Запсковье и Завеличье. Хронологические рамки исследо­вания в целом определяются, во-первых, временем появления уличных замо­щений в Пскове (20-30-е гг. XI в.) и, во-вторых, началом перепланировки города в кон. 70-х — 80-е гг. XVIII в. Принципиальным для изучения темы является обращение к источникам раннего Нового времени. Одна из особен­ностей археологических исследований последних десятилетий в Пскове -тщательная фиксация и включение в научные отчеты не только сведений о средневековых напластованиях, но и данных об остатках застройки и пла­нировки XVIII в.; укажем в качестве примеров значительные по площади раскопы у здания ПГПИ и на ул. Ленина 1967-1991 гг. и комплексы Богояв­ленских и Кузьмодемьянских раскопов на Запсковье 80-90-х гг.
Источниковая база исследования включает материалы, относящиеся к разным типам исторических источников (археологические, изобразительно-графические, письменные). Каждая из этих групп требует углубленного источниковедческого анализа. В основе нашей работы — разработанный В.Л.Яниным на материалах по археологии и истории Новгорода и Новго­родской земли метод комплексного источниковедения. Остановимся более подробно на характеристике письменных источников; среди них особое зна­чение принадлежит архивным материалам XVIII в.
Улицы Пскова известны по летописям, актам, писцовым книгам, выпи­сям из мерных и переписных книг, записям в рукописных богослужебных книгах, офицерским описям 60-х гг. XVIII в., делопроизводственной доку­ментации. И.К.Лабутиной (1985) детально прокомментированы относящие­ся к XIV-XV вв. известия о различных объектах топографии, в том числе — об улицах, лавицах, переулках, всходах, взвозах; для их локализации привле­чены сведения, содержащиеся в источниках XVI-XVIII вв. (опубликованная писцовая книга 1585-87 гг., офицерские описи 60-х гг. XVIII в. из ф. 280 РГАДА и др.). Но указанные источники содержат также обширную инфор­мацию о топографии, внешнем облике, населении города эпохи позднего Средневековья и раннего Нового времени. Почти не привлекались исследо­вателями, ранее обращавшимися к проблемам топографии города, комплек­сы документов из ф.22 Псковская провинциальная канцелярия Государствен­ного архива Псковской области (ГАПО); некоторые из этих документов со­держат средневековую микротопонимию. Укажем в качестве примера «Кни­гу сбора оброчных денег» 1760 г. (см.: Колосова И.О., 1997; Колосова И.О., 1999; Чеботарь О.В., 1999). Перспективным представляется также изучение документов из фондов Псковского наместнического правления, духовной консистории, а также копий документов и некоторых неопубликованных работ псковского архитектора-реставратора и краеведа С.А.Цвылева (ф. 183 и 1767 ГАПО). Целый пласт материалов по топографии, планировке и заст­ройке города и другим вопросам представлен малоизученными2 книгами
копий купчих и закладных на дворы и лавки в Пскове (1714,1724,1727 гг., ,а также кон. 30 — 70-х гг. XVIII в.) из ф.615 Крепостные книги местных учреждений РГАДА. Предварительное знакомство с этими документами убеждает в том, что они отражают особенности средневековой топографии и микротопонимии города, а также содержат ценнейшую информацию о пла­нировке и застройке дворов и населении Пскова XVIII в.
Обширный материал об улицах Пскова средневековья и раннего Ново­го времени содержится в фондах церквей и монастырей Пскова, входящих в собрание древлехранилища Псковского музея-заповедника. На информатив­ные возможности документов XVII-XVIII вв. из фондов Снетогорского мона­стыря (ф.724) и Богоявленской церкви с Запсковья (ф.906) для изучения топог­рафии, размеров, застройки дворовых и других участков обратил внимание Ю.П.Спегальский (1963). В качестве примера можно назвать неопубликован­ную выпись на вотчинные владения ц. Богоявления с Запсковья, выданную в 1757 г. в Псковской провинциальной канцелярии взамен документа, сгорев­шего в пожаре 1710 г. Выпись была составлена на основе переписных книг дворовым, огородным и лавочным местам 1634/35, 1654/55 и 1708 гг.; она содержит ценные сведения по топографии города XVII-XVIII вв.
Так, в пределах Запсковья по известиям, относящимся к XV-XVIII вв., могут быть локализованы улицы и лавицы (более двадцати названий)3, пере­улки и заулки4, всходы и съезды5. В источниках есть также данные о концах и сотнях, церковных приходах и монастырях, монастырских подворьях, сло­бодах, крепостных сооружениях, других объектах топографии.
Локализация выявленных на основе письменных источников микрото­понимов предполагается обращение к планам Пскова кон. XVII-XVIII вв. (до начатой в 1778-80 гг. перепланировки); к рисункам и планам, выполненным иностранными путешественниками, дипломатами, военными (XVI-XVII вв.); к иконам с изображением города на сюжет «Видение старца (кузнеца) Доро-фея», сохранившимся в копиях XVIII в.. Некоторое вспомогательное значе­ние имеют более поздние планы Пскова (XIX-XX вв.), рисунки из альбома И.Ф.Годовикова, изображения города на старых открытках (нач. XX в.).
В своё время Н.Ф.Окулич-Казарин (1915) высказал сожаление о том, что на плане «Пскова с ситуацией» 1740 г. не указаны названия старых улиц. Комплексный анализ источников позволяет не только восполнить этот пробел в наших знаниях о городе, но и проследить историю улиц на протяже­нии столетий.
И. И. Лагу huh,
заместитель директора Генеральной дирекции «Псковреконструкция»
Псков
в биографии академика архитектуры Авраама Ивановича Мельникова (1784-1854гг.)
В истории русской архитектуры I пол. XIX столетия имя А.И.Мельни­кова почти всегда стояло в тени (Тубли М.П., 1980). Расцвет его публичной славы был непродолжительным. И это несмотря на огромное трудолюбие, талант и много-многолетнюю плодотворную деятельность на благо России. Этому служению Мельников отдал всю свою жизнь без остатка. Но любим­цем фортуны так и не стал. Высокие чины и звания при всем его честолюбии приносили лишь новые труды и обязанности. Попытка испросить гонорар за большую дополнительную работу по выигранному конкурсному проекту встретила высочайшую немилость императора Николая I и тяжким пятном легла на всю дальнейшую творческую биографию маститого академика, который вышел из низкого сословия и свое благополучие строил собствен­ными руками и талантом. Пройдя тернистый путь мастера позднего класси­цизма, он остался навсегда верен избранному пути. Но сменилась архитек­турная мода, а за академиком прочно укрепилась репутация ретрограда. В результате многие его произведения остались на бумаге или не дожили до нашего времени. Наконец, самые блестящие его работы — такие как Полу­круглая площадь с памятником Ришелье в Одессе, архитектурное решение памятника Минину и Пожарскому в Москве на Красной площади (передви­нут), соборная церковь в Кишиневе (перестроена под музей) — мало кто знает как работы академика архитектуры А.И.Мельникова.
Между тем список его работ велик. После немилости архитектор много работал для провинции. Псков как белое пятно также занимает определен­ное пространство в творческой биографии художника. Такое же, как и его судьба.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Украшения сету XVII-XIX вв.
  • Культура сельского населения псковского пограничья
  • Погребальные обряды Эстонии
  • Источники по истории псковской дворянской усадьбы
  • Интересное