Поиск по сайту

Псковский архив: страницы истории и фонды

1920-е годы явились не только временем формирования в Псковской губернии государственной архивной службы, что выражалось в создании ее организационных структур, комплектовании и обработке фондов, на­лаживании их хранения и др., но и началом использования документов в научных и практических целях, написанием на их основе работ по истории края. Авторами некоторых из них выступали и сотрудники архива.
Штат губернского архивного бюро в 20-е гг. был небольшим: к моменту организации бюро, т.е. к 20 ноября 1922 г., он составлял 5 человек, затем увели­чился до 6, а после упразднения губернии и образования окружного архивного бюро 15 ноября 1928 г. штат его был сокращен до 4 человек. Правда, с 14 ноября 1929 г. была дополнительно введена должность научного работника-архивиста, на которую был назначен прибывший из Ленинграда архивист Осо-кин.1 Документы сохранили также имена сотрудников А.Г. Макарова, A.M. Теплякова, Н.С. Бирюкова, Ф.В. Васильева, А.Р. Эгле, А.В. Романова, И.Т. Ржевинского и др., но все они, занимавшие разные должности, выполняли сугу­бо архивную работу. Лишь четверо из работавших в течение 20-х гг. — В.П. Дроздов, К.К. Розенбек, А.А. Скобелев и В.И. Леонов — опубликовали ряд статей по различным вопросам истории революционных событий на Псковщи­не.2 Первые двое являлись заведующими губархивбюро: В.П. Дроздов -лишь в течение 4-х месяцев (с октября 1926 года по февраль 1927 года), а сменивший его К. К. Розенбек — в течение трех лет (1927-1930гг.) А.А. Скобелев и В.И. Леонов начинали службу архивариусами, а впоследствии оба в разное время были заместителями заведующего архивным бюро: Скобелев был назначен на эту должность 10 апреля 1926 года и занимал ее до мая 1928 года, В.И. Леонов — с 9 июня 1929 года.3 Это, естественно, повышало их «общественный вес», расширяло возможности использования документов и публикации написанных ими работ. В то же время ни один из них не имел добротного (не говоря уже о профессиональном историческом или университетском) образования, хотя каж­дый приобрел опыт общественной деятельности, являлся либо участником, либо очевидцем событий, о которых писал.
Василий Павлович Дроздов окончил лишь приходское министерское учи­лище, учительскую семинарию и художественно-промышленную школу, в ко­торых обучался, не окончил, лишь на курсах получил профессию чертежника. Он был участником Первой мировой и Гражданской войн, в 1917 — 1918 гг. находился в Пскове, затем служил в Красной Армии и органах ВЧК в Сибири.4
Карл Карлович Розенбек имел образование в объеме двухклассного министерского училища, участвовал в Первой мировой войне, дослужился
до штабс-капитана, затем служил в Красной Армии, в Псковском губпрод-коме, был командиром батальона ЧОН, а в 1924-1927 гг., т.е. до прихода на работу в архив, являлся заведующим Псковским музеем Революции5, приоб­ретя таким образом (единственный из перечисленной четверки) некоторый опыт исследовательской деятельности.
Владимир Иванович Леонов окончил лишь школу I ступени, учился в Быстрецовском сельскохозяйственном техникуме, но его не окончил, специ­альности не имел, работал некоторое время чернорабочим, затем на заводе «Металлист», с мая 1927 г. был на комсомольской работе, на службу в архив его рекомендовал Псковский райком ВКП/б/.6
Более высокое образование получил Александр Афанасьевич Скобе­лев: окончив учительскую семинарию, он в течение 20 лет работал учителем в школах Псковского уезда, возглавлял аграрную группу Псковской орга­низации РСДРП, принимал участие в выпуске социал-демократической га­зеты «Пчела».7
А. А. Скобелев явился первым, кто выступил со статьями о революционных событиях 1905-1907гг., чему способствовало празднование 20-летия револю­ции. Планом работы Истпартотдела Псковского губкома РКП/б/ на 1925 г. в числе прочих мероприятий предусматривалось «собрать, разработать и из­дать» не позднее августа того же года «в виде сборника материалы, характе­ризующие революционное движение 1905 г. в Псковской губернии».8 При сборе сведений в архиве была просмотрена часть Фонда Псковского губпрокурора за 1905-1907 гг. ичасть фонда псковского окружного суда за 1925 г., вЛенин-граде материалы выявлялись в фондах департамента Министерства юстиции и Департамента полиции за эти же годы7, поступило несколько воспоминаний активных участников революции. Но собранных материалов для специально­го сборника все же не хватило, поэтому по предложению редколлегии Истпар-та ЦК РКП/б/ Псковский истпартотдел решил 8 апреля 1925 г. от издания его отказаться,10 а секретариат губкома РКП/б/ 8 августа 1925 г. постановил: «Особого сборника материалов к празднованию не издавать. Все материалы о революции 1905 г. поместить в «Известиях губкома», в номере, который будет посвящен празднованию 1905 г."
Юбилейным стал октябрьский номер «Известий Псковского губкома РКП/ б/» за 1925 г., целиком составленный из материалов, посвященных революции 1905-1907 гг. В числе их были и две статьи А.А. Скобелева: «Работа аграрной группы Псковской организации РСДРП в 1906-1907 гг.» и «Крестьянское дви­жение в Псковской губернии в 1904-1907 гг.».12 Первая представляла собой личные воспоминания автора — непосредственного участника описываемых событий, вторая — исследование, основанное на архивных документах — донесе­ниях губернатора в МВД, рапортах уездных исправников и др., а также воспо­минаниях самих крестьян и участников революционного движения. Эта статья А. А. Скобелева, став первой по обозначенной проблеме, положила тем самым начало историографии вопроса. Для современного исследователя она, как и воспоминания Скобелева о работе аграрной группы, играет роль источника.
С воспоминаний начал свою публицистическую деятельность и В.П. Дроздов, но его повествование посвящено другому историческому периоду — событиям 1917 г. В 1926 г., к очередной годовщине Октября, он опубли­ковал в газете «Псковский набат» небольшую заметку «В те дни в Пскове», в которой кратко рассказал об обстановке в городе осенью 1917 г., назвал имена ряда активных участников событий.13 Почти одновременно в журнале «Спутник большевика» им была опубликована более обстоятельная статья «Балахович в Пскове», посвященная событиям 1919 г., очевидцем которых автор также был. Основное внимание он уделил характеристике одного из лидеров белого движения — Булак-Балаховича, рассказал о зверствах его в захваченном Пскове. В литературе, посвященной событиям гражданской вой­ны на Псковщине, статья В.П. Дроздова была одной из первых. При этом автор пользовался не только личными воспоминаниями, но и мемуарами (на­пример, члена Северо-Западного белогвардейского правительства В.Л. Гор­на), а также архивными документами.14
Получить сведения о революционных событиях можно было из архив­ных фондов, доступ к которым с 1926 г. стал все более затрудняться. В марте 1926 г. заведующим местными отделами Истпарта был за подписями секре­таря ЦК ВКП/б/ Молотова и зав. Истпартотделом ЦК С.Канатчикова на­правлен «сугубо секретного характера» Циркуляр, в котором указывалось:
«В связи с тем, что архивы охранного отделения и жандармского уп­равления и до сего времени не утратили своей злободневности, Центрархив дал распоряжение подведомственным учреждениям в закрытии свободного доступа к этим архивам, сделав исключение для Истпартов, ОГПУ и Вер­ховного суда. Право пользования этими архивами предоставлено сот­рудникам местных Истпартов лишь по предоставлении визы секретаря губ-кома и зав. Истпартотделом».15
Первоначально указанные фонды хранились в специальной политсек-ции архива (секции политики и права), созданной в августе 1924 г., куда по­ступали и многие документы советского периода16. На основании же специ­ального Циркуляра Центрархива от 3 мая 1928 г. в Псковском архиве начала формироваться специальная «секретная часть». В начале августа в составе ее было уже 28 фондов: канцелярии начальника Псковской губернии (1175 дел), прокурора окружного суда Псковской губернии (50 дел), прокурора Велико­лукского окружного суда (9 дел), Островского полицейского управления (84 дела) и др. 1 сентября 1928 г. для «секретного архива» было закончено обору­дование специального хранилища, тогда же началось выявление секретных материалов из «несекретных фондов», для работников архива начали оформ-йяться специальные допуски с рекомендациями двух «поручителей» и утверж­дением окрисполкома.17 В течение 1927-1928гг. по материалам «секретной части» сотрудниками была наведена 21 справка, но только 23% из них имели положительный ответ; в следующем, 1928/29 г. сотрудниками Музея Револю­ции в одном лишь фонде Псковского окружного суда за 1905-1913 гг. было просмотрено 4135 дел, «но для музея из них ничего почерпнуть не удалось». ‘8

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Украшения сету XVII-XIX вв.
  • Культура сельского населения псковского пограничья
  • Погребальные обряды Эстонии
  • Источники по истории псковской дворянской усадьбы
  • Интересное