Поиск по сайту

Псковский архив: страницы истории и фонды

Провозглашенные большевиками лозунги о социальном равенстве, брат­стве и единстве с трудящимися, под которыми совершалась Октябрьская рево­люция и велась братоубийственная гражданская война, на практике зачастую оборачивались обманом. Так, в самый разгар страшного голода, свирепство­вавшего по всей стране, в том числе и в Псковской губернии, в августе 1921 года согласно разъяснению секретаря ЦК РКП(б) В.М. Молотова и начальни­ка Управления распределения наркома А.Я.Вышинского Псковский губис-полком составил секретный документ, по которому вводился паек ответствен­ных работников — усиленная норма 1. Право получить этот паек имели все члены губисполкома, губкома, губкомола, президиума губпрофсовета, заве­дующие губернскими отделами, члены коллегии губисполкома, и по два тех­нических работника на каждый отдел. Помимо усиленной нормы 1 они полу­чали дополнительно продукты: мясо, сахар, масло, крупы и табак. Каждый товарищ, снабжавшийся по норме ответственного работника, кроме того имел право получить на каждого члена семьи половинную норму положенного ему пайка. Паек выдавался по секретному списку в специально отведенном распо­рядительном пункте губпродкома в Пскове, а в уездах правом получения та­кого же пайка пользовались соответствующие работники уездных отделов -по 45 человек на уезд. Всего число привилегированных таким образом работ­ников не должно было превышать 500 человек.13
Таким образом, многочисленные документы, хранящиеся ныне в ГАПО, показывают, что главной целью социальной политики большевиков в годы Гражданской войны было не защита социальных прав большей части населения страны, а сохранение и укрепление своей политической власти, не считаясь ни с традициями народа, ни с его национальными и духовными ос­новами. Думается, что и нынешнее смутное время несомненно оставит буду­щим исследованиям немало документов, раскрывающих истинную суть и содержание новых социальных преобразований.
i
Т.Г. Хришкевич,
аспирантка кафедры отечественной истории ПГПИ им. СМ. Кирова ‘
Общественно-политические настроения крестьянства
Северо-Запада России в период НЭПа (1921-1929):
источниковедческий обзор
Экономическая, политическая и культурная жизнь Советского государ­ства в 20-е годы коренным образом изменила положение населения в стране. Законодательные акты, положившие начало переходу к новой экономичес­кой политике, в целом отвечали крестьянским требованиям и открывали пути для подъема сельского хозяйства. Однако последствия семилетней военной разрухи исключили возможность скорого и легкого выхода из тяжелейшего кризиса. Облегченные налоги для все еще не оправившейся деревни по-пре­жнему оставались непосильными. В процессе восстановления крестьянского хозяйства сильнее проявилось экономическое расслоение деревни, а вместе с тем и внутренние социальные конфликты, прежде всего между беднотой, служившей социальной опорой Советской власти, и состоятельными слоя­ми, поднимавшими свои хозяйства в условиях НЭПа.
Новые политические и экономические условия породили дополнитель­ные проблемы. Крестьянство в 20-е годы имело массу поводов для недоволь­ства. Документы эпохи доносят нарекания на налоговую систему, множе­ственный займы, ссуды, кооперацию, критику в адрес местных властей (ис­полнительных и советских), а также милиции. Причинами служили злоупот­ребления, грубость, пьянство. Сохранились высказывания также о культур­ных преобразованиях: недостатке врачей, учителей, библиотек и больниц. Эта страница отечественной истории до сего времени не привлекала внима­ние исследователей. Вопрос о настроениях крестьянства поднимался лишь в контексте полнейшего одобрения политики партии.
Архивные материалы, хранящиеся в фондах ЦГА СПб, ЦГАИПД СПб, ГАПО, ГАНИПО, ГАНПИНО, содержат значительную информацию о на­строении крестьянства Северо-Запада России по всем аспектам государствен­ной и общественной жизни в период НЭПа.
Привлеченные источники представляют собой несколько основных пластов: информационные сводки и секретные телефонограммы ОГПУ, от­четы губернских исполнительных комитетов и волостных крестьянских кон­ференций, письма и жалобы крестьян в местные и центральные органы, а также и печать и материалы обследований деревень, статистические сборни­ки, письма рабочих-отпускников, доклады командиров воинских частей, проводящих маневры в сельской местности.
Информационные сводки ОГПУ- один из самых объективных источни­ков о настроении крестьянства. Отзывы, зафиксированные в сводках, правди-
во отражают мучительный переход деревни в новое русло. Источники за 1921-1923 гг. освещают, в основном, отклики на реформы налогообложения1, крес­тьяне в целом положительно относились к новой форме обложения и главное -к его облегчению. Сводки 1923-1924 гг. обращены к известной проблеме «нож­ниц цен» на промышленные и сельскохозяйственные товары2. С осени 1923 года ситуация меняется. «Ножницы цен» и соответствующие им претензии кре­стьян к власти не исчезли, но их объектом стали, в основном, такие товары личного и домашнего потребления, как мануфактура, обувь, соль, керосини т.д. К 1925 году тема голода в сводках была снята, но к ней возвращаются в 1927-1929 гг., когда она возникает вновь3. Сводки пестрят резкими высказы­ваниями крестьян в адрес власти. Все внимание сосредотачивается на хлебо­заготовках под углом политического настроения крестьян. В относительно спокойные 1925-1927 гг. большая часть сводок обращается к нареканиям кре­стьян на местные власти и проблемы образования и здравоохранения.4
В отраженном в сводках ОГПУ противостоянии крестьян и власти ос­новное значение приобретают политические формы борьбы за организацию государственной власти и представительность в ней крестьянства. Прежде всего, это открытое выступление на перевыборах сельских Советов5, хотя первоначально они зачастую выражались в отказе от участия в собрании и голосовании. Обострение международной ситуации в 1927 году послужило поводом для организации идеологической кампании по поводу опасности войны. «Пораженческие» настроения сильнее всего проявились в деревне, сводки ОГПУ фиксировали негативные для власти выступления, как свиде­тельствуют документы, они были повсеместно и выражали общую позицию крестьян6. Сводки 1928-1929 гг. слабо освещают объективные хозяйствен­ные стороны жизни деревни, внимание отдается переходу к репрессиям зажи­точных слоев.
Группа источников, исходящая от официальных органов власти губер­нских и волостных исполкомов, грешит меньшей объективностью. Как пра­вило, это отчеты, отправляемые в Москву и Ленинград, выдержанные в духе полного одобрения линий ВКП(б). Оценка настроения крестьянства выра­жается словами «удовлетворительно», «положительное» и даже «настрое­ние крестьян великолепное»’.Подобную оценку использовали ранее иссле­дователи в освещении настроения крестьян в 20-е годы8.
Иную картину дает такая группа источников, как письма в печатные органы. Причины для недовольства крестьян в письмах были самыми раз­личными, но чаще всего они ассоциировались с властью. Обобщив письма в газеты, можно представить, что главным образом они крылись в налогах, неправильно установленных ценах, разнице с городом, недостатке культу­ры в деревне9. В строчках писем слились воедино экономические и социаль­но-политические факторы, лежавшие в основе крестьянского недовольства.
Позитивное восприятие Советской власти выливалось лишь в привет­ствиях и поздравлениях в связи с очередной годовщиной революции; но и ему на смену приходят негативные оценки. Видя, что материалы газет не
всегда соответствуют жизни, крестьяне пытались с помощью писем ликвиди­ровать это противоречие, сообщая о сельских реалиях. Письма крестьян сви­детельствуют о кризисе доверия к власти, который рельефно проявился в частности в том, что крестьяне просто избегали участия в общественной жиз­ни, памятуя о невозможности повлиять на политику властей.
Таким образом, общественно-политические настроения крестьян нашли свое отражение в целом ряде документов, каждый из которых несет отпеча­ток происхождения, будь то официальные отчеты, сводки или личные пись­ма. Необходимо также отметить, что значительная часть источников отра­жала специфику времени: зажиточная верхушка против Советской власти, бедняки — за, а середняки колеблются. Однако проведенный анализ показы­вает, что в ряде случаев (например, в период хлебозаготовительного кризи­са) крестьянство наступало единым фронтом, показывая редкое единодушие в неприятии политики государства. Тем не менее, крестьянский негативизм -это не отрицание Советской власти, это лишь критика, т.к. крестьянство отдавало должное завоеваниям Октября: «Мы не против Советской власти, пусть она остается»|0. Массовые выступления против властей оставались в деревне на очень низком уровне. К действительным столкновениям можно отнести лишь массовые выступления при закрытиях церквей и при непосиль­ном самообложении.»
А.В. Филимонов,
кандидат исторических паук, доцент кафедры отечественной истории ПГПИ им. СМ. Кирова
Краеведческие работы архивистов 1920-х гг.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Украшения сету XVII-XIX вв.
  • Культура сельского населения псковского пограничья
  • Погребальные обряды Эстонии
  • Источники по истории псковской дворянской усадьбы
  • Интересное