Поиск по сайту

Псковский архив: страницы истории и фонды

отмежеванной им земли и сенных покосов. В прочих уездах духовенство по­лучало от многих приходов хлебную ругу (как правило, четверик разного хлеба с каждого женатого мужчины).По договору с прихожанами руга мог­ла выплачиваться и в денежной форме. Например, каждый из 195 промыш­ленников острова Талабска платил ругу в 30 копеек.3 Руга могла выплачи­ваться не крестьянами, а помещиком-строителем. Некоторые церкви полу­чали штатное жалование от государства (50 рублей в год на причт и 10 на нужды храма). Размеры церковной пашенной земли колебались от несколь­ких четвертей до нескольких сотен десятин. Средним размером земельных владений можно считать 33-36 десятин. Зачастую служители церкви, не имея плана отведенной на церковь земли, лишь со слов землемера знали величину земельного надела или вовсе затруднялись указать его размер. Клировые ведомости называют некоторые земельные наделы неудобными из-за их от­даленности. Так, причт Успенской церкви в пригороде Выбор не пользовал­ся сорока десятинами земли, находящимися в 8 верстах от церкви, «имея жительство» на казенной оброчной земле и уплачивая за дворовые и огород-ние места ежегодный оброк.4
Несколько затрудняет работу с клировыми ведомостями то, что соста­вители некоторых из них заполнили не все графы. Кроме того, клировые ведомости сохранились лишь частично, что заставляет исследователя для создания полноценной картины о состоянии духовенства по уездам обра­щаться к клировым ведомостям за разные годы.
А. П. Хришкевич,
аспирант кафедры религоведепия РГПУим. А.И. Герцена
Источники положения старообрядческого населения Псковской губернии в XIX веке
Вопросы состояния свободы совести в Российской империи достаточно слабо изучены современной историографией. Между тем, это одна из тех тем, которые подвергались значительной мифологизации на всем протяжении сво­его существования. Выдвинутые в XIX веке принципы «Православие. Само­державие. Народность» сотворили миф о том, что все население Российской империи «богобоязненно и кротко», а все живущие в России «иноверцы» не испытывают никаких препятствий в исполнении своих обрядов.
После падения самодержавия и развернувшейся кампании насаждения атеизма позиции изменились. Теперь Россия стала «тюрьмой народов», а Рус­ская православная церковь — «рассадником мракобесия», угнетавшим все остальные религиозные конфессии.
Каким было реальное положение вещей, помогают выяснить архивные документы. В последнее столетие существования самодержавия контроль государства за состоянием вероисповедания претерпевал циклические изме­нения. Одним из наиболее острых моментов взаимоотношений различных конфессиональных групп было противостояние официального православия и старообрядческой общины. Об этом и свидетельствуют документы.
На сегодняшний день документы по состоянию раскола на территории Псковской губернии находятся в нескольких фондах. Главными источника­ми информации по вопросу выступают: 20 фонд, 39 фонд и отдельные доку­менты 66 фонда.
Данные архивные источники предоставляют самые различные сведе­ния о состоянии дел Псковской губернской старообрядческой общины от сводных ведомостей о состоянии раскола по годам до указов Синода отдель­ным приходским священникам.
Особый интерес для исследователей вызывают хранящиеся в Фонде Псковского Гражданского Губернатора (20 фонд) сводные ведомости о со­стоянии раскола. Данные документы в первой половине XIX века составля­лись ежегодно по распоряжению Министра Внутренних Дел Псковским гу­бернатором ‘. Однако эти документы при их подробном рассмотрении обна­руживают значительные неточности. Так, данные о старообрядцах, обозна­ченные в уездных сводках, присылаемых губернатору, как не приемлющие священство, не имеющие молитвы за царя и не признающие церковные бра­ки, в итоговой ведомости по губернии заносятся в графу, как не приемлющие священство, но молящие за царя и признающие брак2. Иногда количество старообрядцев, указанное в уездных списках, больше, чем число раскольни-
ков в графе данного уезда сводной ведомости. Таким образом, данные свод­ных ведомостей умышленно или неумышленно фальсифицированы губернс­кими чиновниками. Важными сведениями для проверки сводных ведомостей являются поименные списки старообрядцев с указанием пола, возраста, мес­та проживания, сословной принадлежности и основ обрядов того толка, ко­торого придерживаются. Эти источники позволяют проверить общее коли­чество старообрядцев в той или иной местности, а также проследить мигра­цию старообрядческого населения в Губернии.
Важными источниками для исследования деятельности правоохрани­тельных органов являются дела о судебном преследовании старообрядцев за свои взгляды и переписка Псковского Гражданского Губернатора и Мини­стра Внутренних Дел по поводу вынесенных приговоров старообрядцам3.
Дела о закрытии старообрядческих моленных домов дают важные све­дения о предметах старообрядческого культа: иконах, книгах, предметах церковной утвари и о внутреннем устройстве раскольнических молелен4.
39 фонд Псковской духовной консистории содержит информацию о числе отпавших в раскол или присоединившихся из раскола к единоверию и православию5. Эти сведения важны с точки зрения статистики изменения численности общины. Но они требуют уточнения из других источников об обстоятельствах, способствовавших изменению вероисповедания.
Наиболее значительными для исследования опроса являются сведения, содержащиеся в отчетах и рапортах миссионеров-священников, либо свя­щенников православных храмов, на территории приходов которых распо­лагались старообрядческие поселения. Эти дела содержат информацию о тех беседах, которые проводились среди раскольников, об основных вопро­сах, задаваемых старообрядцами, и о доводах, выдвигаемых ими в защиту своих взглядов6. Однако данные отчеты зачастую субъективны, священни­ки, не сумевшие присоединить старообрядцев к Русской православной церк­ви, говорят о невежестве и упрямстве раскольников, но при этом ссылаются на грамотность наставников и начетников (в большинстве из простых крес­тьян или мещан), а также отмечают воздержанность от пьянства, табакоку­рения и иных пороков, присущих православным крестьянам.
Дела 39 фонда содержат также информацию о переписке архиепископа Псковского и светских властей по поводу постройки или открытия старооб­рядческих моленных домов без разрешения властей, о совращении в раскол православных и пропаганде раскола. В данных делах содержатся отчеты светских властей по поводу обращения главы епархии. В частности, упоми­нается о тех действиях, которые предпринимались властями для проверки жалобы, сведения о старообрядцах, их деятельности, образе жизни, описа­ния домов раскольников, икон, книг и других предметов.
Следует отметить, что контроль властей за старообрядцами, достиг­ший своей вершины в правление Николая Первого, позднее ослабевает. В середине века власти предпринимают некоторые меры, которые, к сожале­нию, прослеживаются лишь косвенно, по сокращению числа раскольников.
В эти годы помещики, ранее мало уделявшие внимание вероисповеданию своих крепостных, насильно обращают их в православие. Об этом свиде­тельствует сокращение числа крепостных крестьян-старообрядцев в свод­ных ведомостях этих лет, а также отчеты миссионеров-священников 60-70 годов. В них говорится о том, что после отмены крепостного права среди крестьян наметился процесс обратного отпадения в раскол, что лишь устра­шение крестьян со стороны помещиков удерживало крестьян в православии. Таким образом, фонды ГАПО содержат различную информацию по от­ношению официальных властей и Русской православной церкви к старооб­рядчеству на территории Псковской губернии. Эти данные на сегодняшний день практически не исследованы. Лишь в последние годы к этим материа­лам обратились отдельные исследователи, в частности А. Ефимов, О. Кон­стантинов, А. Хришкевич, а также студенты исторического факультета ПГПИ. Однако в материалах перечисленных фондов еще много не вовле­ченных в научный оборот страниц.
В. Р. Наушкин,
советник заместителя Главы Администрации Псковской области
Роль архивных документов в генеалогическом исследовании
(история рода)
Каждого из нас во все времена интересовала и интересует история родного края: его природа, уклад жизни, труд жителей. И вдвойне — проис­хождение рода и семьи.Чтобы жить, нужно сохранять память. Нужно верить в то, что прошлое необходимо сейчас, а настоящее пригодится для будуще­го. Время, как известно, постепенно стирает в памяти людей свое прошлое. Незаметно предается забвению имя предыдущего предка в роду, недооцени­вается значение его индивидуальности в цепи истории народа. Равнодушие к памяти о прошлом приводит к тому, что мы с трудом вспоминаем, кто были наши кровные и близкие родственники, где они нашли свое последнее упо­коение. В наши дни, когда люди ищут ответы на новые вопросы и решают проблемы смысла и цели жизни, необходимо глубже знать историю своих корней. Это является универсальным признаком культуры человека и обще­ства.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Украшения сету XVII-XIX вв.
  • Культура сельского населения псковского пограничья
  • Погребальные обряды Эстонии
  • Источники по истории псковской дворянской усадьбы
  • Интересное