Поиск по сайту

Псковские воеводы XVII в.

Для нас обращение к этой теме связано с подготовкой статей к «Псковскому биографическому словарю», в который предполагалось включение материалов по истории управления в пределах современной Псковской области. Это касалось определения персоналии и времени деятельности в Пскове и пригородах, а также в Великих Луках, воевод, состава их канцелярии, а также проверка сведений, приведенных А.Н. Барсуковым. Одной из задач было выяснение родовых связей, чинов и конкретной деятельности воевод. Большое значение при этом имеют публикации документов, комментированных описей1, где есть сведения о присланных сметных росписях, связанных с именами определенных воевод; раздаточных, смотренных списках, верстаниях,
послужных списках, т.е. разных видах военно-учетной документации. Большое значение имеет публикация боярской книги 1639 г., где имеются ретроспективные данные. Много новых фактов о деятельности воевод содержится также в исследованиях последних лет Г.Н. Енина, А.В. Юрасова, В.А. Аракчеева, И.К. Лабутиной, Э.Л. Моппеля и др. Систематизация данных позволяет получить достаточно цельное представление о личностях и деятельности администрации.
При изучении вопроса следует обращать внимание на особенности оформления документации. Так, в 1602-1603 гг. воеводами в Пскове были Ждан Стефанович Сабуров и Иван Осипович (Иосифович) Полев. Одиннадцатого февраля на их имя была направлена царская грамота Бориса Федоровича Годунова о выдаче хлебной дуги монастырю Сергия и Залужья. В то же время 25/1 1603 г. Ж. Сабуров и дьяк Замятия Забелин, объясняя отсутствие имени Полева в отписке, сообщали в Москву, что «он в твою государеву дьячью избу не ездит с Крещенья господня». 25/1 они посылали к нему сына боярского Андрея Жданова Квашина спросить, писать ли его имя в грамотах, на что Полев ответил: «я де лежу болен» и писать не велел2.
Кроме того, надо отличать назначение на службу и время приезда в Псков и при-ступление к обязанностям.
В кругу многих вопросов, решаемых псковскими воеводами, были дипломатические функции и организация разведки. В1601 г. в Псков была направлена грамота Б. Годунова о поведении псковичей во время проезда английского купца Лея. В соответствии с ней предписывалось, чтобы «псковичи дворяне и дети боярские в 15-20 верстах от города за посадом и на всполье ездили на лошадях, гуляли, а посадские люди и стрельцы ходили пели в чистом и цветном платье» теми улицами, которыми он проезжал (проезд после 1 мая)3.
Воеводы должны были строго следовать инструкциям о порядке проезда торговых людей и послов и порядке их пребывания в Пскове. В «Дневнике» Н. Витсена описан прием посольства воеводой, в частности «русские, знающие немецкий, были в округе нас, чтобы подслушивать»4.
Воевода Пскова имел полномочия пропускать или запрещать дальнейшее продвижение иностранцев. В январе 1643 г. к В.П. Ахамашукову Черкасскому отправлены указные грамоты Михаила Федоровича с приказом пропустить в Москву нового шведского «агента» Петра Сулоффельта, если он «в посланниках или гонцах», в сопровождении пристава. В противном случае — прислать лишь его грамоты; и о пропуске в Псков Петра Марселина, возвращающегося из Дании и незамедлительной отправки его с приставом в Москву5.
Воеводы также организовывали разведку. Известны расценки 1626-1627 гг. за сообщение сведений: «за приход с прямой вестью давать государево жалование по полтине и 1 руб., смотря по вестям и применяясь к прежним дачам»6.
Именно через псковских воевод московское правительство получало сведения об условиях торговли со Швецией и в целом на Северо-Западе. Воеводы также обращались в приказ с просьбой о снятии ограничений во внешней торговле. В марте 1620 г. И.И. Одоевский «с товарищи» обратился в Новгородскую четверть с просьбой разрешить псковским торговым людям вывозить за рубеж на продажу сошники и полицы «об этом челом бьют и псковичи и иноземцы». В противном случае есть опасность, что «не учнут из-за рубежа во Псков хлеба пропущать»7. Щербатово С.Л., стольник, воевода в Пскове с 28/VII1658-1659 гг. в январе отправил в Посольский приказ отписку с изложением просьбы российского купечества (прежде всего псковского) о возобновлении прерванных войной торговых связей между Псковом и прибалтийскими городами Ригой, Таллином, Нарвой и др. Просьба в Москве была поддержана8.
Сохранилась отписка М.А. Голицына в Посольский приказ о приезде в Псков на гостиный немецкий двор шведского прикащика Армана Арманова с семьей 22/ХП1682 г. 16/И1683 г. к нему была направлена грамота из Посольского приказа с указанием расспросить псковских торговых людей об условиях торговли для них в Швеции в период с 184 по 191 гг.9
Волынский (Валынский) В. С, стольник, русский посол при переговорах со Швецией на р. Плюссе в 1663 и 1666 гг., псковский воевода в 1673-1674 гг. В1674 г. вместе с дьяком И. Микулиным принимал в Пскове шведского прикащика, прибывшего для приема шведского двора и вел расспрос русских купцов о творимых им в Швеции обидах10.
2 апреля 1600 г. Б. Годунов направил А.И. Голицыну (воевода в Пскове в 1599-1601 гг.) грамоту с распоряжением повысить в Пскове пошлины с ливонских купцов до размеров, в каких она взимается с псковичей в Ливонии, и держать их до тех пор, пока ливонцы не снизят свои1′.
В 1663 г. Ф.Ф. Долгоруков осматривал новые постройки на немецком дворе, сообщал в Новгородскую Четь об условиях приема его шведским прикащиком, о продаже шведами в Пскове необъявленных товаров, расспрашивал псковичей и иногородцев о ценах на медь в Швеции12.
Биографии псковских воевод показывают разную скорость продвижения по службе. Так, Ф.Ф. Долгоруков, воевода 1662-1663 гг. пожалован в окольничьи в 1658 г. после 28-летней службы в стольниках. В.Д. Долгоруков (воевода Пскова 1678 г.) родился в 1654 г. и в детстве в 1663 г. пожалован в стольники. Окольничий с 1674 г., боярин с 1677 г., так как его матушка Милославская была родной сестрой царицы13.
При смене воевод редко причиной являлись злоупотребления, хотя они их и допускали. Так, о Н.Д. Вельяминове, воеводе 1611/12 и 1613/14 гг. летописец сообщает, что он «посылал ратных людей в замиреные места, отколе хлеб в Псков шол, воевати для своей корысти; и оттоле стал хлеб во Пскове дорог, а людем всяким погибель последняя»14. В служебных злоупотреблениях обвинялись Д.П. Лопата-Пожарский и Д.Г. Гагарин. Д. П. Пожарский-Лопата — воевода в Пскове в 1628-1630 гг. В РГАДА хранится дело о злоупотреблениях его в Пскове. Он опытный администратор, до Пскова побывавший на воеводстве в Самаре, Твери, на Двине, в Верхотурье. В 1610 — 1612 гг. вместе с двумя братьями служил под началом Д.М. Пожарского. В1627 г. был пожалован «за службу в Верхотурье и прибыль учиненую там в денежных и хлебных доходах» серебряным золоченым кубком и шубой атласной турецкой ценою в 117 руб. 13 алт. 2 ден>. По боярской книге 1639 г. его поместный оклад 1000 четей, денежное жалование 180 руб. Вторым воеводой при нем был Д.Г. Гагарин, дьяк Т. Копнин. Воеводы прославились своими злоупотреблениями и жестокостью получения кормов, что вызвало челобитные псковичей. Они энергично эксплуатировали население Пскова и уезда, «холопи-ли» перебежчиков из-за рубежа. Следствие проводили Н.М. Мезецкий и П.М. Юшков. Несмотря на серьезный урон, нанесенный Пожарским и Гагариным Псковскому краю, они не понесли наказания. Следствие проводили новые воеводы, которые сами приехали «покормиться». Их интересовали прежде всего сведения о небрежении государственных интересов и посягательстве на прерогативы верховной власти. Подтверждений вины Пожарского и Гагарина они не нашли. Центральная власть справедливо усматривала в этом деле не только предосудительную коррупцию, но и вполне похвальное укрепление феодально-политического режима16.
В1638 г. была составлена челобитная псковичей «всем городом» на злоупотребления гдовского, опочецкого, островского и изборского воевод16. Известны непродуманные действия воевод во время военных столкновений, но отставка, когда причина ука-
зана четко и связана с пренебрежениями служебными обязанностями известна в одном случае и касается воеводы Изборска 1633 г., который был отстранён от должности по грамоте Михаила Федоровича за «пьянство и небрежение служебными обязанностями» «. Зато отметим два случая особого отличия. Шаховской Ф. И., воевода Великих Лук 1685 г., который после отчета о работах по строительству стен я башен получил государеву грамоту из Разрядного приказа: «и мы великие государи (Иван и Петр) тебя окольничего и воеводу за твое раденье жалуем милостиво похвалами» и Головин П. А., который будучи псковским воеводой получил и рук царевны Софьи ее портрет, который до середины XIX в. хранился в подмосковной вотчине Головиных18.

Все подробности ремонт ноутбуков измайлово на сайте.

Страницы: 1 2

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Откуда известно обо всех этих событиях?
  • Псковские источники по истории коррупции в России
  • А кто управлял Псковом?
  • Петр Алексеевич Головин. Документы архива псковского воеводы
  • Интересное