Поиск по сайту

Псковские князья XIV в.

Выше мы видели, что в литературе соглашение в Болотове обычно трактовалось как юридическое оформление со стороны Новгорода уже фактической независимости Пскова. Как показатель этого можно расценивать свидетельство псковского летописца, что в 1329 г. мир был заключен «по старине, по отчине и по дедине». Отвечая на вопрос—когда Псков получил фактическую независимость? — В.Л. Янин обратил внимание на упоминавшуюся уже нами жалобу новгородцев 1305 — 1307 гг. на князя Федора Михайловича, сидевшего в Пскове. Нет сомнений, что великим князем Михаилом Ярославичем жалоба была удовлетворена. По мнению историка, «устранение Федора Михайловича имело далеко идущие последствия: после него в Пскове учреждается посадничество, остававшееся до вокняжения Александра Михайловича в 1327 г. единовластным органом. С 1308 г. в летописях упоминается первый псковский посадник Борис, умерший в 1312 г.; в 1323 г. был убит посадник Селила Олексич, с 1327 г. до смерти в 1337 г. упоминается посадник Селога (Шелога)»16. Отсюда можно сделать вполне логичный вывод, что фактическую независимость от Новгорода Псков получил около 1308 г., а юридически это было оформлено Болотовским договором 1329 г.
Однако этому утверждению противоречит один факт. Почти десятилетием позже в составленной в 1316 г. договорной грамоте великого князя Михаила Ярославича с Новгородом о мире читаем: «А нелюбье князь отложилъ от Новагорода, и от Пьскова, и от пригородов!»»17. Данная фраза может свидетельствовать только о том, что в середине 1310-х годов по-прежнему Псков зависел от Новгорода.
Все сказанное говорит лишь о том, что проблема начала самостоятельности Пскова до сих пор так и не может считаться окончательно выясненной. Для ее решения необходимо выяснить структуру управления Псковом в интересующий нас период.
В литературе было высказано мнение, что уже со второй половины XIII в. Псков может считаться фактически независимым от Новгорода, поскольку в нем сидели свои князья. С этим можно было бы согласиться, если бы не то обстоятельство, что многие князья ХШ — XIV вв., утратив в силу различных причин родовые владения, переходили на службу к своим более удачливым сородичам. В свою очередь те давали им на условиях вассалитета какие-либо владения. Понятно, что в подобных случаях говорить о самостоятельности этих княжеских столов не приходится.
Одним из таких князей был налыпенайский князь Довмонт, владевший в середине ХИ№. одним из мелких литовских уделов с центром в Креве (известном впоследствии по Кревской унии 1385 г. между Литвой и Польшей, в районе современной Сморгони). В 1263 г. во время междоусобицы в Литве он убил Миндовга и двух его сыновей18, но позднее потерпел поражение и вынужден был бежать. Под 1266 г. новгородский летописец сообщает, что человек «с 300 Литвы с женами и детьми… вбегоша в Пльсков», где они были крещены князем Святославом и псковичами19. Среди них был и налыпенайский князь Довмонт. По немецким источникам, он бежал в Псков с дружиной в 270 человек20. Новгородцы хотели было их «исещи», но великий князь Ярослав Ярославич не дал им этого сделать, справедливо полагая, что князь, хорошо знающий Литву и враждебный тамошней династии, будет ему полезен. На следующий год он посадил его на псковском столе. Расчет оказался верным — на протяжении тридцати с лишним лет
псковский князь отбивал натиск Литвы и Ордена, предводительствуя полками в различных походах (1267, 1268,1271,1281 1298 гг.)
Можно думать, что в 1270 г. Довмонту на какое-то время пришлось покинуть Псков, ибо по известию Новгородской летописи в этом году великий князь Ярослав Ярославич «пльсковичем даст князя Аигуста»21. Но, вероятно, этот эпизод был очень кратковреме-нен (возможно, он был связан с попыткой вмешательства Довмонта во внутрилитовские дела), тем более что впоследствии Довмонт укрепил свое положение женитьбой на Марии, дочери следующего великого князя Дмитрия Александровича22. После того как в междоусобной борьбе между русскими князьями титул великого князя приобрел брат Дмитрия — Андрей Александрович, Довмонт начинает служить последнему23.
Приводившаяся уже нами жалоба новгородцев 1305-1307 гг. свидетельствует о том, что после кончины Довмонта в 1299 г. на псковском столе великим князем Андреем Александровичем был посажен другой служилый князь — Федор Михайлович (из бе-лозерского княжеского дома). Андрей Александрович Городецкий умер бездетным в 1304 г.24 и, подобно другим его вассалам, Федор Михайлович перешел служить Михаилу Ярославичу Тверскому, ставшему новым великим князем. Но в отличие от блестящего полководца Довмонта Федор Михайлович Белозерский был никудышным воеводой и неудивительно, что Михаил Ярославич Тверской вынужден был удалить его из Пскова25. Именно этот момент В.Л. Янин считал начальным пунктом обретения Псковом фактической независимости. Напомним, что, по его мнению, именно после этого в Пскове учреждается посадничество, являвшееся на протяжении почти двадцати лет единовластным органом.
На первый взгляд историк прав — летописи на протяжении довольно длительного времени не упоминают ни одного князя на псковском столе. Но это отнюдь не означает того, что Псков в этот период оставался без князей. Сведения о них можно почерпнуть в таком своеобразном источнике, как записи писцов об окончании работы над рукописными книгами.
Составление книги в тогдашних условиях было делом весьма длительным и трудоемким. Неудивительно, что переписчик зачастую в конце своего труда оставлял запись — кто переписал книгу, когда, по чьему заказу и т.п.
Одной из таких книг, сохранивших подобную запись, является так называемый Псковский Апостол, переписка которого, судя по «выходным данным», была завершена около 1310 г. «при архиепископе новгородскомь Давыде, при великомь князи новгородскомь Михаиле, а пльскомь Иване Федоровици, а посадниче Борисе»26. Это случайное упоминание дает сведения о неизвестном по летописям псковском князе Иване Федоровиче, княжившем, судя по дате, сразу после упомянутого выше князя Федора Михайловича.
Из какой ветви потомства Рюрика происходил указанный князь? В.А. Кучкин полагал, что речь в этом источнике идет о галичском князе Иване Федоровиче, который, по его мнению, сидел наместником великого князя Михаила Тверского в Пскове27. Но единственное летописное упоминание о Иване Федоровиче Галичском относится лишь к 1345 г. — слишком великим оказывается хронологический разрыв в 35 лет между двумя известиями, да к тому же в это время еще должен был активно действовать его отец Федор Давыдович, скончавшийся лишь в 1335 г., а сам Иван Федорович был слишком юным. Следовательно, надо искать другое лицо, которое можно отождествить с псковским князем Иваном Федоровичем, упоминаемым под 1310 г.
Л.В. Столярова предположила, что речь в данном случае идет о сыне сидевшего в Пскове Федора Михайловича Белозерского. Определяя даты жизни князя Ивана Федоровича, необходимо исходить из того, что его отец Федор Михайлович был женат дважды — его браки заключались в 1302 и 1314 гг. Поскольку первое известие о Иване
Федоровиче относится к 1310 г., выясняется, что он происходил от первого брака отца. Понятно, что, будучи младенцем (к моменту его упоминания ему было не более 7 лет)Г, он являлся псковским наместником чисто номинально.
Решение жителей пограничного города, ведшего постоянную борьбу с ливонским рыцарством, пригласить к себе на княжение с санкции великого князя Михаила Яросла-вича Тверского малолетнего княжича, на первый взгляд может показаться довольно странным, ибо Пскову в это время был нужен не политический символ, а деятельный правитель. Между тем данный поступок псковичей объяснялся весьма прозаически. В начале XIV в. в Пскове активно действует псковский посадник Борис, который не смог, очевидно, «ужиться» с князем Федором Михайловичем Белозерским. Вероятно, именно его стараниями и появилась на свет упоминавшаяся выше жалоба новгородцев на Федора Михайловича. Великий князь Михаил Ярославич Тверской оказался в довольно сложном положении. Чтобы не обидеть ни одну из сторон конфликта, он в виде компромисса предложил возвести на псковский стол малолетнего сына Федора Михайловича.
Но спустя два с небольшим года обстановка в Пскове коренным образом изменилась — посадник Борис скончался летом 1312 г.28 и Михаил Тверской должен был назначить в город взрослого наместника. Указание на это обнаруживаем в записи писца, содержащейся на Псковском паремейнике 1313 г.: «…кончаны быша книгы си месяца майя в 17 день… при архиепископе Давыде Новгородьскомь, при великомь князи Михаиле, при князи Борисоу при Пльсковскомь, том же лете въшел въ Пльсков…»29. В. А. Кучкиным на этот раз правильно, было установлено, что речь идет в данном случае о князе Борисе Давыдовиче Дмитровском, который сидел здесь в качестве наместника великого князя Михаила Тверского38. Как долго княжил он в Пскове, из-за скудости источников сказать невозможно.

Диваны кровати в рязани купить купить диван в рязани.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • Роль Пскова в внутриливонской войне
  • Исторические параллели Торжка и Пскова
  • В Псков приехали студенты Чеченского университета
  • Интересное