Поиск по сайту

Псковские говоры 4

От собирательных существительных с суффиксом -(н)яг образуются собирательные же существительные мужского рода с суффиксом -ник (из -ьн- + -м/с): пошли в малинняжник, заросли это большие, малины много (д. Селищи, М. Виш.), вересняжник, ельняжник (дд. Моисеево, Гадово и др. Молв.).
С суффиксом -н-(-ьн-) образуются имена прилагательные: ельняжные ветки (д. Кривандино, Хвойн.).
Суффике -(н)яг, как видно из приведенных примеров, рас­пространен широко в собирательных существительных муж­ского рода, обозначающих группы деревьев, кустарников и пр Их около пятидесяти слов (47). Академическая грамматика с суффиксом -(н)як, синонимом диалектному -(н)яг, дает шесть слов. Следовательно, можно говорить о продуктивности суф­фикса -(н)яг внутри этой группы слов по новгородским гово­рам, но возможности его реализации ограничены, так как лек­сическая база их замкнута.
Продуктивность суффикса -(н)яг подтверждается возмож­ным образованием от этих существительных других слов (ср. малинняжина, малинняжник, ельняжек, ельняжные вет­ки и т. п.) и распространением суффикса -(н)яг в сфере со­бирательных существительных, обозначающих живые суще­ства (ср. мужичняг, ребетняг, воронняг, кумарняг), предметы и прочее (ср. желеэняг, пустырняг, половняг, мостовняг).
В новгородских говорах рассматриваемые существитель­ные с суффиксом -(н)яг имеют постоянное ударение на этом суффиксе: оно не перемещается ни на флексию, ни на корень; во всей парадигме этих слов суффикс -(н)яг сохраняет на себе ударение.
Суффикс же -(н)як в одних формах имеет ударение (в имен, и вин. п.), в других же формах ударение переносит­ся на флексию.
Суффикс -(н)яг для собирательных существительных по говорам впервые отмечен в лингвистической литературе С. А. Копорским в осташковских говорах Калининской обла­сти по соседству с Демянским и Молвотицким районами Нов­городской области17. Эта территория в XVI в. входила в пре-
делы Деревской пятины Новгородской земли или граничила с последней 18.
Суффикс -(н)яг в собирательных существительных изве­стен на значительной территории в исследуемых говорах со­временной Новгородской области. С. А. Копорский указывает, что «суффикс -яг в названиях видов леса распространен в се­веро-западных и западных районах Калининской области. Он отмечается: в Есеновском р-не: в ельняге, альшняге (Забо-ровье), в клянняге (от клен) — Старский с/с…; в Вышневолоц­ком: ильнягу нарубили, в малинняги, в альшняги и др. (д. Ни-кифоровка). В Торжке и в Медновском районе -яг сохраняет­ся только в слове сосняг, слово с подвижным ударением (в со-сняге). В Козловском р-не интересна дифференциация: малин­ник, если он в саду, малинняг— в лесу…»19. Следует указать, что районы распространения суффикса -(н)яг в нынешней Калининской области есть не что иное, как южные окраины б. Новгородской земли или пограничная территория Новгород-чины с Тверью.
Необходимо отметить, что суффикс -(н)яг на юго-востоке б. Новгородской земли (Опеч., Боров., Мош., Пестовский р-ны Новгородской обл. и Болог. р-н современной Калининской обл.) идет на убыль: он делит сферу своего употребления с суффиксом -(н)ик, имеющим то же значение. В говорах по те­чению р. Меты при впадении в нее р. Березайки (Болог.) суф­фикс -(н)яг в собирательных существительных, обозначаю­щих группы деревьев, кусты и пр., употребителен наряду с суф­фиксом -(н)ик: березняг и березник, ельняг и ельник, верес-няг и вересник, олешняг и олешник, шелепняг и шелепник и т. п. (с. Березовский Рядок, д. Тугановичи, Лошаково, Ра­менье, Городок и др.).
Известен суффикс -(н)яг и соседним псковским говорам, в которых употребляется он наряду с суффиксом -(н)юг.
Картотека Псковского областного словаря даег 18 собира­тельных существительных со значением совокупности расте­ний: богуняг (трава), бредняг (кусты бредины, ивы), лягуш-няг (болотная трава), березняг и березняжек, дубняг, ельняг и ельняжек, калинняг, кустоняг и кустарняг, орешняг, осинняг, липняг, маливняг и малинняг, олешняг, ствольняг, сосняг, ше­лепняг, половняг, щепняг (куча мелких лучин).
Собирательные существительные других групп  (со значе-
нием совокупности людей, животных, насекомых, «предме­тов»), как и в новгородских говорах, представлены малочис­ленно: бабняг (и бабняк), мужшиняг, белячняг (белки), же-лезняг. Наличие суффикса -(н)яг в псковских говорах под­тверждают и данные «Дополнений к «Опыту областного вели­корусского словаря». Приведем примеры с пометой пек., твёр., осташк.: кустовтог и кустовняг, ивнюг и ивняг, лядинник и лядинняг (молодой березник), березнюг и березняг, трестнягу соснюг и сосняг, ракитнюг. и ракитняг, поруснюг и порусняг (мелкий лес), осиннюг и осинняг, хвойнюг и хвойняг и др. Суффикс -(н)юг в новгородских говорах встречается редко: Старорусский р-н (дд. Медниково, Взбышево, Высоково): скот пасется в олешнюге (и олешняге); осиннюжек, в осиннюжке.
В. И. Даль приводит поросняк и поросняга — поросль, мел­кий лесишко, кустарник, с пометой Петербург. Слово желез-няга (железная плиточка в ладонь для игры в бабки, в коз­лы) дано Далем В, И. с пометой арханг.
В архангельских говорах у А. Подвысоцкого20 дано желез-няга, железняк с тем же значением, что и у В. И. Даля. Сло­во сосняга (сосновый лес) дано с пометой шенкурск.
Суффикс -(н)яг в данной группе собирательных существи­тельных известен в русских говорах старообрядцев, бежавших: из России от преследований царского правительства в объ­единенное польско-литовское государство — Речь Посполиту (современная территория Литвы и юго-востока Латвии — Латгалии), а также на западное побережье Чудского озера21. Приведем примеры из этих материалов:
Ельнюг, ельняг, ельняк, а, м. — еловый лес. Железняг, же­лезняк, а (у), м. — металлический лом. Олешняг; орешняг, а,, орешняг, а (у), м. Здесь же известно бережняг — побережье» полоса вдоль самого берега озера.
В олонецких говорах, судя по словарю Г. Куликовского22, слова с суффиксом -(н)яг не встречаются. В ярославских гово­рах суффикс -(н)яг не отмечен23. В калининских (б. Тверская
земля) этот суффикс также отсутствует (см. ссылки, приве­денные из работы С. А. Копорского). В смоленских говорах24 суффикс -(н)яг не известен. Нет его и в донских говорах25. Суффикс -(н)яг отсутствует в украинском26 и белорусском27 языках. Нет его в болгарском28, польском29, чешском и сло­вацком30, в сербо-хорватском языках31.
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
Болог. — Бологовский р-н Калининской области. Боров. — Боровичский р-н.
Волот. — Волотовский р-н Новгородской области. Дем. — Демянский р-и Новгородской области. Дрег. — Дрегельский р-н Новгородской области. Лычк. — Лычковский р-н Новгородской области. Люб.— Любытинский р-н Новгородской области. М. Виш. — Маловишерский р-н Новгородской области. Молв. — Молвотицкий р-н Новгородской области. Мош. — Мошенской р-н Новгородской области. Новг. — Новгородский р-н Новгородской области. Метин. — Мстинский р-н Новгородской области. Окул. — Окуловский р-н Новгородской области. Опеч. — Опеченский р-н Новгородской области.
Ост. — Осташковский р-н Калининской обл.   (ссылки    на    указанную работу С. А. Копорского по этим говорам).
ГТолав. — Полавский р-н Новгородской области. Солец. — Солецкий р-и Новгородской области. Хвойн. — Хвойнинский р-и Новгородской области. Шимск. — Шимский р-н Новгородской области. Старорус. — Старорусский р-н Новгородской области. Поддор. — Поддорский р-н Новгородской области. Чуд. — Чудовский р-н Новгородской области.
Копорский С. А. О говоре севера Пошехоно-Володарского уезда Ярос­лавской губернии. Труды Ярославского пединститута, т, II, вып. 3, Яро­славль, 1929. См. также «Краткий Ярославский областной словарь», Г. Г. Мельниченко, Ярославль, 1961 г.
84 В. Н. Добровольский. Смоленский областной словарь. Смоленск, 1914.
25 А. В. Миртов. Донской словарь, Ростов-на-Дону, 1929.
‘№ «Словарь украинского языка» под ред. Б. Д. Гринченко, Киев, 1907.
37 И. И. Носович. Словарь белорусского наречия. СПб., 1870.
28  Л. Андрейчин, Л. Георгиев,    Ст. Илчев и др.    Български тълковен речник. София, 1963.
29  F.   Slawski    Slownik    etymologiczny    jezyka    polskiego.    Krakow, 1952—1956.
A. Bruckner. Slownik etymologiczny jezyka  polskiego.  Warszawa,   1957.
30  V. Machek. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho a  slovenskeho.  Pra-ha, 1957.
31  Сербскохорватско-русский словарь. Сост. И. Толстой. М., 1957.
И. Д. СИДОРЕНСКАЯ
НЕКОТОРЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ
НАД СЛОВООБРАЗОВАНИЕМ
НЕЛИЧНЫХ МЕСТОИМЕНИЙ В ПСКОВСКИХ
ГОВОРАХ

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Цитатный фонд словаря
  • Интересное