Поиск по сайту

Псковские говоры 4

слова. Термин употребляется, когда речь идет о плаваниях в устье Волги и по Каспию: ВЪдомо учинилось, что пришолъ къ Четыремъ бугромъ Кизылбашского Абасъ-Шаховъ гонецъ, съ селитрою на Кизылбашской бусЬ, а съ нимъ на той бусЬ пришли и торговые люди съ товары, и на взморьъ де у Четы-рехъ бугровъ буса стала на мель. (Воевод, память Астр, сот­нику. АИ IV, 38, 1646 г.). Марта въ 15 день капитанъ Давыдъ и Астораханецъ Иванъ Савельевъ, приъхавъ отъ караблей и осмотря ихъ, сказали, что карабль и яхта на Хвалимскомъ моръ въ ходу сдъланы годны; а Астараханецъ сказалъ, что и бусы де на Хвалимскомъ моръ ходятъ, дълаютъ ихъ на тотъ же образецъ. (Перечень дела о строен, в с. Дедилове корабля Орла и других судов и об отпр. их в Астрахань. ДАИ V, 264, 1670 г.). Выше Астрахани бусы не подымались. Об этом ясно пишет Котов в «Хождении на Восток»: А в устье и подъ го-родъ под Астрохань бусы не ходятъ, стоятъ на море, с устья одва видъть, а товары возятъ з бусъ в Астрохань и из Астро-хани сандалы и павоски. (Кот., 74, XVII в.).
В языке памятников встречаются и бухарские бусы (Астрах, а., № 436, гл. 4, 1619 г.), и караганские бусы (Гр. Хив. Бух., 203, 1646 г.), и гилянские бусы (ДАИ VII, 271, 1677 г.) — все это свидетельствует о широком употреблении термина в Каспийском мореходстве.
Употреблялся термин и в языке донских памятников: Ко­торые бусы пойдутъ съ Терека въ Астарахань, а изъ Астара-хани на Терекъ съ твоими государевыми запасы и съ ратными людьми, тъми бы бусами тотъ карабль на ходу погромить. (Отп. Ворон, воеводы. Дон. д. 1, 552, 1637 г.). Да отъ васъ многие атаманы и казаки ходятъ на Волгу и на Яикъ и на море и на Волге суды и бусы громят и многую шкоту дълаютъ, а вы ихъ не унимаете. (Цар. гр. на Дон с выговором за набеги на Азов, за грабежи на море и за сношения с Запо-рожск. казаками. Дон. д. 1, 251, 1625 г.).
Бусы рисуются обычно торговыми, купеческими судами. Сплошь и рядом они подвергаются нападениям со стороны ка­заков: Товары де, которые взяли они (казаки Ст. Разина) на взморьъ с бусы, у нихъ роздуванены и послъ дувану у иныхъ проданы и въ платье передъланы, отдать имъ нечего. (Вып. из дела Приказа Казанск. Дворца. ДАИ VI, 18, 1670 г.). Велъли ему Ивану видътца не близко и говорить имъ (казакам), чтобъ они отъ воровскихъ своихъ замысловъ престали и шли по прежнему на Донъ, а на море для воровства не ходили и Рускихъ и иноземцовъ торговыхъ людей,   которые за море и
изъ за моря въ Астарахань Ъздятъ на бусахъ и на полубусь-яхъ и въ стружкахъ, не грабили и не разоряли. (Указ. кн~ В. Голицыну. ДАИ XI, 133—134, 1684 г.).
Встретившееся производное полубусы также свидетельст­вует о широком употреблении слова буса на юге. Однако ни Дон, ни Волгу, ни Каспий нельзя считать зоной, где раньше всего появился термин буса.
Не был первичным районом бытования термина и крайний север. Архангельские диалектные словари не указывают этого термина5.
Но из этого еще не следует, что термина буса никогда не было на Севере. Слово отмечено Ричардом Джемсом, но с указанием, что оно бытует на Каспийском море, где «влады­чествуют персы, плавающие на небольших кораблях, назы­ваемых бусами (bussa appelant)»6. В. И. Даль, кроме воло­годской бусы — «долбленой лодки», указывает производное бусадник арх. — «водолив на барке». Очевидно, на севере зна­ли слово буса, но памятники XVI—XVII вв. не дают возмож­ности точно сказать, были ли бусы судами Белого моря.
Одни историки водного транспорта утверждали это, дру­гие нет. «Суда, на которых плавали поморцы, — пишет Н. Бо­голюбов,— назывались лодьи, шняки (от норманского shnek-ker), кербаты или карбасы, кочи, бусы»7. Н. Я. Аристов писал о бусах: «Русские, кажется, этих судов не строили и не имели»8.
Бусы, и это вне всяких сомнений, плавали по Сибирским рекам: На Великой рЪкЬ АмурЬ ниже Шингану ръки пришли на нихъ Богдойские люди съ великимъ войскомъ на сорокъ на семи бусахъ. (Распр. речи. ДАИ IV, 176, 1659 г.). И ту ръку переъзжали по мосту деревянному, а учиненъ мостъ на бусахъ. И подъ городомъ на ръкъ   стоить бусъ зъло много… И отъ
6 Нет слова буса в Словаре областного Архангельского наречия А. Подвысоцкого (СПб., 1885), Словаре А. Грандилевского (в книге «Ро­дина М. В. Ломоносова», Спб., 1907), Лексике беломорских актов И. А. Ели-заровского (Архангельск, 1958), Опыте терминологического словаря рыбо­ловного промысла Поморья И. М. Дурова (Соловки, 1929), Промысловом словаре рыбаков н зверобоев Белого моря А. А. Жилинского (Петроза­водск, 1957 г.).
6  Б. А. Ларин. Русско-английский словарь — дневник Ричарда Джемса 1618—1619 гг. Л., 1959, стр. 108.
7  Н. Боголюбов. Указ. соч., стр. 397.
8  Н. Я. Аристов.    Промышленность   древней Руси. Спб., 1866, стр. 98. Не упоминает о бусах и С. В. Михайлов в ст. «Древнерусское судостроение на севере». — «Летопись Севера», 1, М. — Л., 1949, стр. 103.
устья морскаго ходятъ на бусахъ подъ самой городъ Тунгъ. (Спафарий, Китай, 221, 1678 г.).
Бусы строились на крупной по тому времени Верхотурской верфи, распространявшей бусы по рекам Сибири. «В этом городе (Верхотурье) и окружающих местностях его царское величество содержит большое число солдат. В этой области везде имеются стапеля для постройки судов, которые плавают по всей Сибири и даже до Ледовитого моря и Новой Земли. Здесь строятся большие суда, похожие на голландские суда для ловли сельдей — buizen, испорченное название которых они и носят»9. Однако на Сибирских реках термин буса был пришлым, появившимся здесь на 150—200 лет позднее, чем на других морях и реках. Маловероятным следует признать и то, что бусы — испорченное название голл. buizen, потому что термин вошел в русский язык раньше, чем началось голланд­ское влияние.
Самые ранние памятники, где встречается анализируемый термин, ведут нас на северо-запад. Это прежде всего Новго­родская летопись: Того же л-Ьта, пришед МурманЪ войною, въ 500 человЪкъ, в бусах и в шнеках, и повоеваша въ Арзуги по-гостъ Корильскыи и в земли Заволочкои погосты: в НеноксЬ, в КорЪльском манастыр-Ь святого Николы. (Новг. 1 лет., под 1419 г., 411, пол. XV в.). Но свидетельство письменных памят­ников говорит лишь о том, когда слово отразилось в книжном языке. В живую разговорную речь термины, как правило, входят на 150—200 лет раньше. Так именно и было с термином буса.
8  летописи речь   идет о военном   набеге   скандинавов на Беломорское побережье.    Они добрались до Николо-Корель-ского монастыря, который стоял в самом устье Северной Дви­ны. Это были тогда владения Великого  Новгорода.  «Обшир­ные «боярщины» Борецких в XV в. охватывали Кемь, Сумский посад, Неноксу, устье Выга,   Виршу,   не   считая земель близ устья Двины» 10. Постоянных культурных связей скандинавов и русских в ту пору на Беломорском севере еще не было. К бе-, регам Норвегии русские   проникли из районов   Белого моря около 1200 года. Но это были лишь разовые выезды поморов на рыбные промыслы. И только в 30-е годы XVI в., по послед-
9  См. В. Ю. Визе. Новые сведения о русском арктическом мореходстве в XVII в., где речь идет о книге Н. Внтзена, амстердамского бургомистра, приехавшего в Россию в 1664 г. и опубликовавшего в 1692 г. в Амстердаме книгу «Noord en Obst Tartarye». См. «Летопись Севера», т. I, M. — Л., 1949.
•° Очерки нсторнн СССР XIV—XV Вв., изд.* АН СССР. М., 1953, стр. 173.
ним сведениям историков, в Печенге, на северном побережье Кольского полуострова, появились постоянные селения рус­ских11. Английских, голландских, французских судов пока еще нет в Белом море. Не открылась северная навигация для иностранцев. Первый английский корабль Ченслера войдет в устье Северной Двины в 1553 году. Все это заставляет думать, что не Мурманской или Беломорской дорогой входил термин буса в русский язык, а скорее всего через Балтику. Это под­тверждается и свидетельством памятников. Неслучайно, что мало свидетельств о беломорской бусе и много о балтийской: А задеретъ на море Новогородцкую бусу вЪтромъ… и гЬ бусы, обыскавъ отдавати на обЪ стороны без хитрости по сей пере­мирной грамоте и по крестному целованию. (СГГД V, 58, 1514 г.).
Характерно, что буса не один раз и почти одновременно с новгородскими памятниками отмечается псковскими летопи­сями: И одолЪша новгородци, и побита нЪмецъ много, овых на мори в бусах побита и истопиша, а иных под Ямою поби­та, а инЪх живых руками яша 84 и князи 4 яша. (Пек. лет. II, под 1448 г., 48, XV—XVI вв.).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Цитатный фонд словаря
  • Интересное