Поиск по сайту

Псковские говоры 4

XIV  в. — 10 слов:    веретенище   «щит   пушки    (лафет?)», пек. — 1394 г.; добыток    «военная    добыча»,    пек. — 1341 г.; вседати на конь «собираться в поход», новг. — 1390 г., пек. —
1471 г.
XV  в. — 16 слов: выстояние   «длительная   осада», пек.— 1478 г.; докончат «устанавливать   по   мирному   договору», пек. — 1427 г.; колода «пушечный лафет», пек. — 1463 г.
XVI  в., I четверть — 10 слов: бурапыльник «пороховой сна­ряд», пек. — 1501 г.; вестоноша «вестник, гонец», пек. — 1503 г.; запасти «засесть в засаде», пек. — 1502 г.
II половина — 3 слова:. борозда «осадное сооружение», пек. — 1582 г.; кормщик «обозный,   фуражир», пек. — 1559 г.
XVII  в. — 4 слова:   выразит «выворотить, вырвать силой нзрыва», пек. — 1611 г.; высечь «пройтись разбоем по стране: разгромить и разграбить», пек. — 1611 г.
Характерно, что для XII—XIII вв. отмечены только новгородско-псковские слова, с новгородской ранней фиксацией. И вообще, как правило, для мест­ных слов новгородско-псковекого ареала характерна   первая
новгородская фиксация. Это, по-видимому, общие слова для новгородской и псковской территории, либо новгородская лексика, заимствованная псковичами.
Наиболее активной в своем словотворчестве является эпо­ха с нач. XIV в. по I пол. XVI в., то есть период наибольшего могущества Псковского княжества и первые десятилетия по­сле присоединения его к Московскому государству. Это в ос­новном псковские по ареалу слова.
Подобная же тенденция характерна и для слов более ши­рокого ареала (сев. и пек., сев.-зап. и пек. и др.), но она не столь ярко выражена.
Местная военная лексика делится на такие семантические подгруппы: 1) названия различных отрядов воинов, военных предводителей {кочевник «конный воин», кованая рать «хо­рошо вооруженный отряд воинов», воеводка «предводитель иноземного войска»); 2) военных орудий, снаряжения (пуски-ча «пушка», колода «лафет пушки», бурапыльник «пороховой снаряд»); 3) военных сооружений, укреплений (завор «под­вижное осадное сооружение в виде плотного плетня, изгороди, защищающей воинов у осадных орудий», борозда «род осад­ных сооружений:    длинная    траншея,    подкоп    под стену»);
4)   действий, производимых военными орудиями (выразит и изразиги «выворотить    из основания,    вырвать    взрывом»);
5)   операций, действий войск,   отрядов    (загнати  и загонити «завладеть в результате набега», иззасести «взять (город) в результате осады»); 6 ) военной   добычи (добыток,   довод); 7)  действий и документов с объявлением войны и заключе­ния мира (вымирити «исключить из мирного договора», миро-докончание «заключение мира»).
Как видим, для всех областей военного дела есть местные наименования (наряду с общенарод­ными).
Образование диалектных значений в подавляющем коли­честве случаев происходит от широкоупотребительных в псков­ских говорах слов (обще- или широкораспространенных), чаще всего от первоначальных или древних производных значений. Например, баран «самец овцы» и «стенобитное орудие, таран»; выразити «вывихнуть» и «выворотить из основания, вырвать силой взрыва»; город «внутренняя городская крепость, кремль» и «осадочное орудие: башня, которую придвигали к стенам осажденного города».
Для местной военной лексики характерно возникновение ее специальных значений в общем русле образования семанти-
ческих диалектизмов по принципу сужения и обособления од­ного из значений слова. Собственно, это не военная терми­нология в строгом смысле. Очень часто это — применение слов с обычным обиходным или деловым значением для наимено­вания военных реалий, действий, операций и т. п. Однако для изучаемой нами лексики характерны некоторые особенности, присущие всякой терминологии.
Военные специальные значения образуются в ряде случаев по типу давно установившихся в говоре (говорах) наименова­ний различных частей сельскохозяйственных орудий, бытовых реалий.
В Пек. III л. при перечислении вооружения неприятеля упоминаются заворы:
Приидоше Немци ко Изборску ратью в силЪ велицЪ, со
многимъ запасомъ замышленеи своих, с порокы великими
и съ грады и заворы, наричающе ратнымъ, хупучися   без-
божнии на дом святого Николы, хотя взяти град, и стоаше
18 дней… л. 36 об. — 37 [Стр. сп. 1556 г.].
Мнения лексикологов по поводу значения этого слова рас­ходятся: осадное орудие это (Срезневский, Кочин) или загра­дительный плетень — плетневый щит, навес (Дювернуа).
В древних и средневековых памятниках завор и однокор­невые образования представлены в таких значениях: — «за­движка, запор», общерус. (Срезневский, К ДРС); — «замок», общерус. (К ДРС); — «препятствие», Четьи Минеи, Октябрь (К ДРС); — «изгородь из горизонтально положенных шестов между двойных кольев, звено которой разбирается или раство­ряется как ворота; одно звено такой изгороди», Слово и Дело государевы; Яренские столбы (К ДРС, К СРНГ); — «прясло в изгороди, разбирающееся для проезда», АЭ, ГГД I, В-р. н. п. VII (Кочин, К ДРС).
В русских народных говорах широко представлены такие значения слова завор и его словообразовательных вариантов: ?— «жердь, которой закладывают проход в изгороди», сев., средн., южн. говоры; — «проход или проезд, закрываемый по­перечными раздвижными жердями», сев., средн. говоры; — «во­рота в полевой изгороди», сев. говоры; — «звено (звенья) из­городи», сибир. говоры; — «изгородь из горизонтально поло­женных жердей, одно из звеньев которой разбирается для проезда», сев. говоры; — «разбираемая изгородь для разде­ления места стоянки лошадей и коров внутри крытого двора», средн. говоры;*— «забор, городьба», сев. говоры.
В приведенном материале наблюдаем интересное совпаде-
ние: значение «задвижка, запор» в древнерусский период и в современных народных говорах является широкораспростра­ненным, производные же от него — «ворота в изгороди с раз­движными поперечными жердями», «звено такой изгороди», «вся такая изгородь» широко известны лишь в севернорусских и частично в среднерусских говорах. Причем основное значе­ние препятствия в них сохраняется.
В свете всего изложенного мы так определяем значение слова заворы в тексте Пек. III лГ: «передвижное осадное со­оружение в виде плотного плетня, изгороди, защищающее воинов у осадных орудий». Это не контекстуальное определе­ние значения. В Пек. лет. употребляются в близких значениях однокорневые образования заворити, воры:
…прииде местеръ со всею землею Немецкою ко Пскову, и сташа НЪмцы в станы в Туховитичах. И Псковичи сово-купивше свою власть опрочЪ пригородовъ, и усрЪтоша НЪмець у броду в Туховитичах, а бродове бяхуть вси заворЪни, и стояша погании четыре дни у рЪцы, а пъеко-вичи с ними" бияхуся у рецы, и поидоша НЪмцы не учи-нивше ничто же. Пек. I л., 1407 г., л. 40 {Т. сп. 1469 г. ~ XVII в.].
… и усрЪтоша их [немцев] на Броду  от Выбута, а бро­ды вси бяху заверены ворами. И стояша погании ту 4 дни… Пок. II л., 1407 г., л. 183 [Сйн. сп. 1486 r.~XV в.]. Значение глагола заворити   в этих   контекстах — «заста­вить, закрыть плетнями, изгородями,    чтобы препятствовать проходу и ‘проезду», тем более, что в Пек. II л. указано чем закрыть — ворами, которое И. И. Срезневский определяет как «ограда, забор, преграда». Ср. также украинское заворити — «загородить» (Гринченко).
Словом баран в различных областях России называют около 50 различных сельскохозяйственных «технических» при­способлений — частей сохи, бороны, саней; ворота лодки и т. д.17. Этим же словом названо в Пек. лет. осадное орудие:
Приидоша НЪмци къ Изборску в велицЪ силЪ, съ мно-гыми замышлении, с порокы, со възграды, з бо-раны, хотяще разорити град и дом святого Николы. И стоя­ша 18 днии, порокы шибающе, возграды привлачающе и тлъкуще в стЬну… Пек. II л., 1369 г., л. 177 [Син. сп. 1486 г. — XV в.]. Мы не решаемся судить о польско-    или   чешко-русском
влиянии или заимствования названия стенобитного орудия, поскольку слово баран — индоевропейского корня 18. Гораздо правдоподобнее нам кажется возникновение этого значения в русле установившейся языковой традиции, подкрепляемой возникающими живыми ассоциативными связями с бараном — подвижным и твердолобым животным, с изогнутыми рогами,— с широким распространением этого вида домашних животных.
Совсем незначительное число военных терминов Пек. лет. образовано от книжных слов, например замышление — «сово­купность осадных орудий и приспособлений» (Пек. I л. 1323 г.; Пек. I л. 1513 г.; Пек. II л. 1536 г. и др.).
Рассмотренная нами группа слов представляет семантиче­ское единство: все слова — роды или виды осадных орудий и приспособлений. Это дает возможность проследить в каждом конкретном случае, как по-разному реализуют языковые воз­можности для наименования очень близких по своей сущности предметов действительности.
Феодальная разобщенность обусловила тот факт, что воз­никают диалектные наименования уже известных реалий. На­ряду со словом баран в Пек. лет. употребляется его общерус­ский синоним таран; рядом с город «башня, придвигаемая к стенам осажденного города, с осадными орудиями» — башня; замышление — осадные снаряды, ратный запас; и т. п.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Опыт краеведческой работы
  • Интересное