Поиск по сайту

Псковские говоры 4

9  Территориальную приуроченность каждого летописного свода в оп­ределенные хронологические периоды мы определяем на основаиин исследо­ваний по русскому летописанию: А. А. Ш а х м ат о в.   Обозрение   русских летописных   сводов XIV—XVI вв. М. — Л., 1938;   его   же.   Общерусские летописные   своды   XIV   и   XV вв. — ЖМНП,    1900,   №9;    1901,   №11; М. Д. Приселков.  История русского летописания XI—XV вв. Л., 1940; Я. С. Л у р ь е. Из истории русского летописания к. XV в. — Чтения ОИДР, т. XI, М. — Л., 1955; Д. С. Лихачев. Текстология. М. — Л., 1962;   М. Н. Тихомиров.   Источниковедение   истории СССР. М., 1962; А. Г. Кузь­мин.  Рязанское   летописание. М., 1965; вступительные   статьи  в Полном собрании русских летописей; а также частные  исследования об отдельных летописных сводах.
В случае если рассматриваемый текст нигде не читается в других лето­писях, мы уточняем ареал слова на основании территориальной принадлеж­ности данного источника; если же текст читается в других сводах, мы от­даем предпочтение более раннему.
ются во внимание при определении ареала слова изгонит в рассматриваемом значении.
Последние два текста Пек. лет. нигде в других русских ле­тописных сводах не встречаются, в их псковской принадлеж­ности не может быть никаких сомнений.
В других источниках (по К ДРС) изгонити в значении «за­хватить внезапным набегом» употребляется в самых различ­ных контекстах, не имеющих к Пек. лет. никакого отношения: … и тъгда ВсЪволодъ   изгонивъ   Новый   търгъ и възя.
Новг. I л., 1178 г., стр. 155.
Изгониша Изборсксъ Борисова чадь. Новг. I л., 1233 г.,
стр. 48.
… и Ъхавше [новгородцы] изгониша Торжокъ без вЪсти,
намЪстниковъ    княжихъ   изъимаша… и жены ихъ и дЪти
исковаша. Новг. V л., 1340 г., стр. 252.
…Олгердъ с братомъ Кестутиемь изгони градъ Вилно…
Новг. V л., 1345 г., стр. 259. [Этот текст с незначительными
изменениями     читается   в   Ерм.  л.    (стр. 107),   Льв.  л.
(стр. 184)].
… приде вЪсть въ Псковъ, яко НЪмци хотятъ  изгонити
Псковъ, и послаша къ великому князю… Соф. II л., 1478 г.,
стр. 220. [Этот текст незначительно варьируется в поздней
тю времени создания Льв. л. под тем же годом].
Итак, в пределах указанных фиксаций все это только новгородские тексты.
Следовательно, изоглосса изгонити «захватить в резуль­тате внезапного набега» — н о в г. — п с к., а не с е в. — з а п., как утверждает В. И. Максимов10. Это слово было бы сев.-зап. по ареалу только на основании перечисленных источни­ков, без учета заимствований из новгородских и псковских летописей в более поздних по времени составления сводах за­падных и московских.
По ареалам местная военная лексика Пек. лет. распадает­ся на такие группы: а) слова, известные только в псков­ских памятниках — около 60 (зазор «осадное сооружение», довод «военная добыча»); б) в новгородских и псков­ских памятниках ?— 25 слов (искрутится «снарядиться, собраться в поход», наехати «стремительно напасть»); в) в се­верных и псковских памятниках—15 слов (окопити-ся «снарядиться, собраться в поход», выразит «выворотить, разрушить силой взрыва»); г) западных   и  псковских
памятниках (засвети «захватить, завладеть в результате на­бега или осады», воеводка «предводитель иноземного вой­ска») ;д) северно-западных и псковских памятни­ках (выстоят «взять (город) в результате долгой осады», грамота разметная (возметная) «грамота с объявлением войны»).
Классификация лексики по диалектным группам намечает большую близость Пек. лет. в военной лекси­ке с памятниками северных земель и особен­но Новгорода.
Значительная часть местной военной лексики (около 20 слов) расширяет территорию своего распространения, по­пав в общерусские летописные своды (московской редакции). Начало этого процесса, по нашим данным, определяется очень четко — к. XV в., его кульминация — нач. — сер. XVII в., что совпадает с историческим процессом потери самостоятельно­сти Псковской боярской республикой, с ростом внутренних связей между различными областями образовавшегося Рус­ского централизованного государства11.
Город (град) в значении «подвижная башня, которую при­двигали к стенам осажденного города» в XIV в. локализуется как псковское; тексты Пек. I л., 1323 г. варьируются в Новг. IV л. (Срезневский), Льв. л. (Кочин), Ник. л. 1325 г. (КДРС), более поздних по времени создания.
И стояша (немцы] у града 18 днии; пороки биюще, горо-
ды   свои   придвигивающи,   за •З’ьсами лЪзуще… Пек. I л.,
1323 г., л. 24 об. [Т. сп. 1469 г.—XVII в.].
… прогна их [немцев] за Великую   рЪку,    и    пороки их
отъяша, и грады и иная их замышления зажьгоша…  Там
же, л. 25.
Но с к. XV в., по данным К ДРС, слово город в рассматри­ваемом значении употребляется в Воокр. л. 1453 г. в сообще­нии о взятии Царьграда (тот же текст в Степенной книге цар­ского родословия 1560-х гг.), в Каз, л. XVII в. — о взятии Ка­зани.
Воскресенская летопись восходит к одной из ранних редакций Московского свода (по А. Шахматову), Казанский летописец был составлен по образцу и под влиянием москов-
11 Подобное явление (для XVII в.) отмечают О. С. Мжельская I юридической терминологии Псковской судной грамоты [Диалектизмы в языке памятников средневековой письменности, стр. 124—1261 и С. С. В о л-ков (с сер. XVI в.) в административной терминологии в памятниках де­лового языка [Об административной термииологяя Московской Руси (гу­ба).— Из истории слов и словарей. Изд. ЛГУ, 1963, стр. 231.
ского летописания. Итак, перед нами очевидный факт пере­хода слова в более поздние своды, расширение его ареала.
Замышление «совокупность осадных орудий и приспособ­лений», запасти «затаиться, выжидая неприятеля, стать в за­саде»— эти псковские слова с XVII в. появляются в москов­ских памятниках письменности; новгородско-псковское наехать «стремительно напасть» —с XVI в.
Военная лексика обозначает реалии и явления, наиболее претерпевающие изменения в каждую историческую эпоху. Существенно поэтому для характеристики данной лексики установить границы ее фиксаций в русской письменности, пе­риод ее наиболее активного употребления и период спада.
Псковские летописи фиксируют лексику в пределах со II пол. XV в. (составление древнейших из дошедших списков) до сер. XVII в. (датировки последних летописных известий)12. Основная масса списков Пек. лет., сохранившихся до нашего времени, была создана со II пол. XV в. по к. XVII в.; в послед­нем издании памятника не учтены в основном поздние и де­фектные списки — копии с дошедших списков, копии с копий, позднейшие переделки, предпринятые без привлечения нового псковского материала13. Следовательно, позднюю границу датировки можно приблизить к к. XVII в. Нужно учесть так­же, что Псковский летописный свод, послуживший общим источником сохранившихся летописных сводов, был состав­лен в 50-х или нач. 60-х гг. XV в.14, то есть раньше, чем изве­стные нам древнейшие списки. Однако раннюю границу дати­ровки лексики можно отодвинуть значительно вглубь — в XIII в., к историкам псковского летописания15 (если при­нять точку зрения, что при последующих переделках и пере­писках какая-то часть диалектной лексики могла быть в пер­вичных летописных записях).
Итак, на основании вышеизложенного, мы датируем мест­ную военную лексику Пек. лет. ХШ — к. XVII вв., т. е. не вре­менем составления списков, которыми пользуемся, а дата­ми летописных событий (с XIII в. и практически до последних записей).
Первые псковские летописцы, составители Псковского сво­да и последующие переписчики пользовались существующими
12  А. Н. Н а ‘с о н о в. Предисловие, стр. 6, 7.
13  См. схематическое изображение   генезиса   летописных   памятников Пскова: Псковские летописи, вып. I, стр. LXII—LXIII; а также: А .Н. На­сонов.  Предисловие, стр. 5.
14  А. Н. Насонов.  Предисловие, стр. 5.
15  Там же, стр. 6.
местными источниками, а также известными им другими лето­писными сводами, литературными произведениями, деловыми документами других русских земель — письменными и устны­ми источниками с Х1П по к. XVII вв. (во всяком случае, тео­ретически это возможно).
Все это усложняет точную датировку слова. Однако для характеристики местных слов существует меньшая опасность, так как подобная лексика употребляется в ограниченном числе памятников (даже в одном), частота употребления ее более низкая, чем общерусских слов (есть случаи единичной фиксации слова).
Сугубо местная лексика, не вышедшая в своем употребле­нии на общерусскую арену, претерпевает серьезные внутрен­ние хронологические изменения.
Мы распределили 50 местных слов, наиболее четких по своим ареалам — пек. и новг. — пек., по векам их фиксации в памятниках. Получилась довольно наглядная картина.
XII  в.— 1 слово, новг. — пек.: изгонит «захватить внезап­ным набегом», новг. — 1178 г., пек. — 1242 г.16
XIII  в. — 4 слова, новг. — пек.: коневник «конный   воин», новг. — 1270 г.,    пек.— 1323 г.; наехати   «стремительно   на­пасть», новг. — 1216 г., пек. — 1242 г.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Цитатный фонд словаря
  • Интересное