Поиск по сайту

Псковские говоры 4

Не все глаголы в равной степени подверглись терминологи-. зации. Терминологизация меньше всего проявляется в тех гла­голах, которые могут иметь более широкое употребление в говорах. Таковы, например, сечь, насекать, рассекать — «про­рубать проруби», так как прорубание прорубей не всегда свя­зано только с рыболовным промыслом. Однако в речи старых рыбаков они встречаются чаще.
В заключение необходимо отметить, что рассмотренные в статье глаголы в том значении, какое они имеют в языке псковских рыбаков, принадлежат в большинстве своем к числу псковских диалектизмов. Очевидно, более широкое про­фессиональное распространение получил глагол выливать, который отмечен и в речи рыбаков Приморья, и глагол воро­тить, известный и в новгородских говорах. Материалы вновь создаваемых областных словарей позволят внести, вероятно, какие-либо уточнения.
Ю. Ф. ДЕНИСЕНКО
МЕСТНАЯ ВОЕННАЯ ЛЕКСИКА ПСКОВСКИХ ЛЕТОПИСЕЙi
Псковские летописи — выдающийся памятник средневеко­вой письменности с яркой диалектной окраской. В ряду дру­гих русских летописей только новгородские могут сравниться с ними в этом отношении.
Создателем древнейшего из дошедших списков — Тиханов-ского 1469 г., — по предположению А. Насонова, было лицо недуховное, близкое к «купецкому старосте»2, другой спи­сок— Строевский 1556 г. — составлен игуменом Псково-Пе-черского монастыря Корнилием, резко и враждебно настроен­ным к власти великого князя московского3. В Псковских ле­тописях, как ни в каком другом русском своде, содержится обилие записей о сугубо местных делах, социальных, полити­ческих, дипломатических, военных, торговых, судебных, быто­вых и т. д. Все это нашло непосредственное отражение в языке памятника.
1  Статья написана на материале одной из глав диссертации, посвящен­ной изучению местной лексики Пек. лет.
2  А  Н. Насонов.   Введение. — Псковские летописи. Вып. I. M. — Л., 1941, стр. XXVII.
3  А. Н. Насонов.   Предисловие. — Псковские  летописи. Вып. II. М., 1955, стр. 6.
В Пек. лет.4 выявлен большой пласт местных.слов5.[Са­мую многочисленную тематическую группу местной лексики составляет военная — около 130 слов. Это обусловлена жан­ром памятника, обилием в нем сообщений о дойнах, походах, сражениях — самим характером эпохи междоусобных рас­прей, формирования централизованного русского государст­ва; местоположением Псковского княжества на важнейших торговых путях, его соседством с воинственными немцами, ли­товцами, поляками.
В настоящей статье мы ставим задачу дать общую харак­теристику местной военной лексики Пек. лет. — с точки зрения ее распространенности, хронологических рамок существова­ния и изменения, основных семантических и структурных осо­бенностей.                             *       *
4  Мы пользуемся последним академическим изданием памятника, кото­рому предшествовала большая    исследовательская   работа по устранению копий летописных списков   и   выяснению хронологических и текстологиче­ских взаимоотношений последних.                                                             ;
Пек. 1л. — Псковские летописи. Вып. I. Подготовил к печати А. Насо­нов. М. — Л., 1941, стр. 3—142; Пек. II л.— Псковские летописи. Вып. П. Под ред. А. Н. Насонова. М., 1955, стр. 9—69; Пек. III л. — Псковские лето­писи. Вып. II, стр. 70—299.
5  Наше понимание местного слова и методики выявления диалектизмов в языке древнерусской письменности, в основном, не расходится с общепри­нятым. Суммирование точек зрения   по   данным    вопросам,   высказанных рядом   лексикологов   в   конкретных   исследованиях,   см. в статье: О. С. Мжельская.  Диалектизмы в языке памятников средневековой письмен­ности.— Из истории слов и словарей. Изд. ЛГУ, 1963, стр. 119—129.
Широким языковым фоном для выделения местной лексики в истори­ческом плане послужили существующие исторические словари [И. И. С р е з-невский. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Тт. I—III и Дополнения. СПб., 1893—1912; А. Дювернуа. Материалы для словаря древнерусского языка. М., 1894; Г. Е. К о ч и н. Ма­териалы для терминологического словаря древней России. Л., 19371, а так­же картотека Древнерусского словаря (К ДРС) АН СССР, словари рус­ского языка Академии Российской (с к. XVIII в.); в диалектном плане—? областные словари русского языка XIX—XX столетий [их перечень см.: Ф. П. Филин. Источники. — Словарь русских народных говоров. Вып. I. М. — Л., 1965, стр. 21—107]; картотека Словаря русских народных говоров (К СРНГ) АН СССР; картотеки частных областных словарей: Псковского-и Печорского (ЛГУ), Брянского (ЛГПИ), Смоленского (Смоленский пед­институт), Архангельского (МГУ), материалы экспедиций в Архангель­скую область (ЛГУ); в плане сравнения с современным русским языком — существующие толковые словари современного литературного языка, а также картотека Словаря современного русского литературного языка АН СССР. Для сопоставления мы пользовались также словарями славян­ских языков, этимологическими словарями русского и славянских языков, соответствующей литературой, энциклопедической, исторической, этногра^ фической и т. д.                                                                                              .
Вся лексика группы, обозначающая военные реални, дейст­вия, документы и т. д. своего времени, естественно, утрачена современными русскими говорами и литературным языком. Это группа историзмов с современной точки зрения.
Поэтому территорию распространения каждого слова мы определяем только на основании исторических словарей и кар­тотеки ДРС: выясняем диалектную принадлежность каждого источника, фиксирующего изучаемое слово, затем даем обоб­щающую территориальную помету.
В определении локализации слова по памятникам древне­русской письменности, кроме методологических трудностей6, существует еще значительная фактическая неопределенность в исходном моменте: 1) из-за недостаточной изученности диа­лектной отнесенности многих памятников, 2) из-за самого ка­чества рассматриваемого нами материала — многослойного компилятивного характера многих отрывков летописей. Все это значительно затрудняет определение изоглоссы слова, здесь возможны некоторые неточности.
Слово изгонит «захватить в результате внезапного набе­га» известно в таких текстах:
Пришед Александръ от Батыа, поиде с братом Андреем и с низовцы и с новгородцы изгонною ратию на НЪмцы къ Пскову, уже бо бяше Псков взят и тиуны посажены у них судити; и заа вси пути, изгони Псков, а Немец и Чюдь, иско-вав, потоци в Новгород, а сам поиде в зяжитие. Пек. III л., 1242 г., л. 3 [Стр. сп. 1556 г.]. Тоа же знмы, грЪх ради наших, изгониша Немцы изгонною ратью посад у Пскова… Пек. III л., 1272 г., л. 9|Стр. сп. 1556 г.]7. Того же лЪта, в вели­кое говЪние, они погании Латыни, НЪмцы, изгонивше из-гоною, и не в^вруя въ крестное целование, на то обидное мЪсто, на Озоличю, на землю святыя Троица, девять че-ловЪкъ сожгоша и церковь… Пек. I л., 1459 г., л. 70 об. [Т. сп. 1469 г. ~XVII в.]. …по тую же сторону [Волхова] ца­ревич сталъ Даньяръ еще и прежде великого князя с-своею силою татарскою, и той изгонною ратью и посады и манастыры и изгонил и не далъ ожечи, и тутова вси сами
в rbx посадех   и   манастырех и стали… Пек. III л., 1478 г.,
л. 187 [Стр. сп. 1556 г.].
Первый текст — описание Ледового побоища (произошед­шего на севере Псковской земли) — в измененном виде- чи­тается под тем же годом в Ерм. л. (стр. 79)8, Рог. л. (стр. 30), Льв. л. (стр. 160), Сим. л. (стр. 64). Все эти источники—-бо­лее поздней московской редакции9. В данном случае, следо­вательно, текст Пек. лет. является более ранним, и если ре он непосредственно, то другие псковские своды и списки, какие-либо письменные или устные псковские источники (использо­ванные также и составителем, писцами или переписчиками Строевского списка Пек. лет.) послужили основанием сообще­ний перечисленных выше летописей. Это все не учитывается при определении территориальной распространенности слова изгонит в указанном значении.
В Новг. I л. описание Ледового побоища читается без ка­ких-либо совпадений с Пек. лет., оно, по-видимому, является оригинальной местной записью. При установлении изоглоссы слова этот факт учитываем.
? Второй текст — отрывок из псковского по происхождению Жнтия Довмонта — почти дословно читается в Новг. IV л. (стр. 50), Новг. V л. (стр. 237) Льв. л. (стр. 172). Во всех пе­речисленных источниках текст явно заимствован из Псков­ского свода, либо непосредственно из Жития Довмонта (в са­мостоятельном виде оно до нас не дошло) — они не принима-
8  Объем статьи не позволяет нам привести полностью текстовые сопо­ставления. Мы ограничиваемся поэтому лишь указанием иа памятник, где встречаются   реминисценции   нашего текста, и стр. по изданию в Полном собрании русских летописей (выборки из К ДРС снабжены только датами погодных сообщений).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Опыт краеведческой работы
  • Интересное