Поиск по сайту

Псковские говоры 4

Во многих псковских говорах процесс сближения двух вопросительных местоимений зашел значительно дальше. В них еще чаще в качестве прямого дополнения вместо что (чо, що), чего употребляется форма кого. А каво сявонни де­лать? Порх. Ходолово. Каво ш я тябе расскажу, милая? Дн. Белошкино. Каво гъвориш? Кар. Карамышево. Кого хош, тово и пойш. Дн. Дуброво. Мамаш, каво тябе памочь зьделать? Сл. Пещевицы. Ели крупеню., А каво ш болыиы было ись? Порх. Славковичи. Зимой-то каво ш делать? Кар. Малые Пети. Кого вместо чего употребляется и при отрицательном ска­зуемом. Мама, нет ли каво пъфкусней? Н-Рж. Вехно. В отдель­ных примерах находим кого вместо что в качестве подлежаще­го. Дачуш, читай, каво там ( = что там) Стр. Теребуни9. Упо­требление кого вместо что (чо, що) и чего записано в р-нах: Гд., Дн., Кар., Кун., Н-Рж., Остр., Палк., Печ., Порх., Пек., Себ., Сер., Стр. Распространение формы род. -вин. п. кого вместо что (чо, що) и чего имеет место и в других говорах за предела­ми Псковщины. Во времена В. И. Даля такого употребления кого (вместо что и чего) или совсем не было, или оно не имело столь широкого распространения по Диалектам, как теперь, иначе трудно объяснить отсутствие показа такого явления в его словаре. В результате распространения кого вместо что и чего в качестве, прямого дополнения   форма кого   перестала
8  А. А. Шахматов. Синтаксис русского языка. Изд. 2, Л., 1941, стр. 171.
9  Ср. употребление чего вместо что в качестве подлежащего.
быть связанной только с категорией одушевленности. Вслед за что и чего она стала также употребляться (тоже вместо что и чего) и со значениями «почему» и зачем», оказалась втянутой в выражение причинно-целевых отношений.
Таким образом, на употреблении беспредложных форм во­просительно-относительных местоимений в качестве наречий причины и цели в говорах сказался живой процесс — взаимо­действие и сближение форм двух вопросительно-относитель­ных местоимений— кто и что, зашедший в говорах дальше, чем это отразилось в литературном языке.
Как и вопросительные что и чего, в качестве наречий в псковских говорах употребляется неопределенное что-то и чего-то. Они имеют значение причины — «почему-то, неизвест­но по какой причине». Тут был куст, да что-та пиристал рость. Пл. Которск. Цаво-та Мани долга нет. Н-Рж. Шики. Наречие что-то с таким значением обычно и в литературном разговор­ном языке (БАС, т. 17, 1140; MAC, IV, 940; ТСУ, IV, 1298), на­речие чего-то вместо что-то в этом значении свойственно про­сторечию (ТСУ, IV, 1245), но, видимо, допускается и в разго­ворном литературном (БАС, там же).
Со значением «почему-то, неизвестно по какой причине» в псковских говорах употребляются также образования чтой-то, чегой-то. Квахтуха чтой-та раскудахталась. Палк. Еремино. Чавой-та мой Витя деник ни просит. Локн. Машути-но. Эти образования отмечены в большом академическом сло­варе АН (т. 17, 187) как просторечные. Оии представляют собой результат редукции сочетаний что ето, чего ето, где ето имеет значение неопределенной частицы. Такое употребление данной частицы (всегда в редуцированном звучании, с нулем первого гласного) дано в словаре Д. Н. Ушакова (IV, 1439) с пометой «просторечное». В псковских говорах сочетания что ето, чего ета (а в литературном что это) употребляется и со значением вопроса «почему» и «зачем». Чаво ета шкап-та пла-тенный аткрыт? Порх. Павы.
Таким образом, в употреблении вопросительного что со значениями «почему» и «зачем» псковские говоры смыкаются с литературным языком, в использовании что-то как наречия причины — с разговорным литературным, а в распространении в таких же значениях чего, чего-то чтой-то, чегой-то — с рус­ским просторечием. Все эти образования в силу их распро­страненности обычно не привлекают к себе внимания диалек­тологов во время диалектологических экспедиций. Диалект­ным, но, несомненно, свойственным не только псковским гово-
рам является использование в качестве причинно-целевого во­проса формы кого. Возможность такого употребления формы кого, в свою очередь, связана с распространением её вместо что и чего» качестве прямого дополнения и в других функциях в процессе унификации форм двух вопросительно-относитель­ных местоимений.
Совмещение двух обстоятельственных значений — причи­ны и цели, обычное для беспредложных что, що, чего, кого, а в литературном лишь для что, в псковских говорах, в отличие от современного литературного языка, свойственно и ряду местоименных наречий предложного образования.
В современном литературном языке местоименные наречия причины и цели предложного образования представляют собой два ряда, вполне дифференцированные по своему з.на-чению. Значение причины имеют наречия, образованные от со­четания дательного падежа с предлогом (ставшим пристав­кой) по — почему, потому, поэтому и производные от почему с неопределенными частицами почему-то, почему-либо, поче­му-нибудь. Значительно реже употребляются наречия причи­ны, представляющие собой сочетание родительного падежа местоимений с предлогом (ставшим приставкой) от — отчего, оттого и производные от них отчего-то, отчего-либо, отчего-нибудь, оттого-то. Как наречия цели в литературном языке специализировались образования, состоящие из сочетания местного падежа местоимения с предлогом за — зачем, затем и производные от зачем с частицами — зачем-то, незачем. Та­кая специализация для наречий зачем и затем осуществилась в литературном языке сравнительно недавно, в XIX и в нача­ле XX в. они могли еще употребляться и со значением причи­ны. Значения «почему» и «потому» для зачем и затем в слова­ре Д. Н. Ушакова характеризуются как устаревшие и иллюст­рируются примерами из А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, Ат-Блока, MAC затем со значением «потому» дает с пометой «устаревшее» и зачем «почему» — как устаревшее и просто­речное, примеры из А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, Ф. И. До­стоевского, А. П. Чехова. Зачем, как тульский заседатель, я не лежу в параличе. Пушк. Вот, бедная, зачем тревожусь за тебя. Блок. Я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и: приехала… я родственница. Л. Т.
В псковских говорах, как и в литературном языке, значе­ние только причины имеют наречия, образованные от формы дат. п. вопросительно-относительных и указательных место­имений с предлогом по: почему (поцему, почему), потому, по-
этому. Почаму так? Вл. Букине Поцему ф калхос ни идёт? Н-Рж. Шики. Почдму рыбу ни удили? Себ. Бородулино. По­этому Загривье называицца, потому чта Гривы; в лясу, где вы-сокъя места, гривы называюцца, поэтому и места определили названье Загривье. Слан. Загривье. О том, что наречия, обра­зованные из сочетания дательного падежа с предлогом по, не пришли в псковские говоры из литературного языка, а свойст­венны самим говорам, свидетельствует наличие в ряде мест в произношении этого наречия таких диалектных черт, как цо­канье (поцему), а также иного, чем в литературном языке, места ударения (почдму). Сочетания по чему, по тому со зна­чением причины, основания употреблялись и в древнерусском языке, они отмечены (И. И. Срезневским) и в псковских гра­мотах. Отвечайте, по чему вы… старцевъ СнЬтогорскихъ въ ПерервЬ ръки лишаете шестой доли. Прав гр. Снет. мон. 1483 (Срезн., III, 1576). А по тому племени изорничи ни брату ни сочить живота изорнича. Пек. судн. гр. (Срезн., II, 980). Как отмечает Т. П. Ломтев, в древнерусском языке долго держа­лось употребление со значением причины дательного падежа без предлога — чему, сохранившееся в белорусском языке до сих пор 10. Но беспредложная форма дат. п. чему, судя по при­мерам, имела и значение цели «зачем»: чему есте сняли с меня (сорочку)? Пов. вр. лет. Чему хотел ecu сести на Переяслав-ли? Новг. 1 лет. Чему к нам идеши? Лав. лет. О ветре, ветрило, чему, господине насильно вЪеши] Чему мычеши хыновьскыя стрЪлы на своею нетрудною крилцю на моея лады вой? Сл. о п. Игор. " Беспредложный дательный как причины, так и цели был употребительным в древнерусском языке12. Дательный же падеж с предлогом по в древнерусском языке выступал со значением причины, основания |3, но не цели; в соответствии с этим местоименные образования почему, потому и их произ­водные с самого начала закрепились в том же значении — причины, основания.
Со значением причины, основания в псковских говорах зафиксировано также наречие отчего, образованное из сочета­ния род. п. с предлогом от. Натянуфшы Наталья: атчево я вы-пифшы. Вл. Равонь.
10  Т. П. Ломтев, указ. соч., стр. 252—253.
11  Первые два примера взяты    из    названной работы Т. П. Ломтева, последние два   нз   словаря И. И. Срезневского (III, 1575—1576), где они приводятся для иллюстрацяи значения причины.
12  Т. П. Ломтев, указ. соч., стр. 252—253.
13  Там же.
Наречия почему, потому, поэтому, отчего а силу совпаде­ния их значения с такими же литературными обычно не при­влекают внимания собирателей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Опыт краеведческой работы
  • Интересное