Поиск по сайту

Псковские говоры 4

Процесс образования этих местоимений не завершен. Пе­ред нами бесспорное местоимение, когда имеется только одно ударение — на элементе е или же на местоимении (боль­шинство примеров); наполовину местоимение, наполовину со­четание самостоятельного глагола и местоимения кого, чего при сохранении двух ударений (пример 5), и, несомненно, два самостоятельных слова, когда они разделены другими сло­вами, исключая предлоги (пример 7).
Новообразования от местоимений кто и что не выступают в функции определения и в большей степени, чем другие не­личные местоимения, сохраняют свою самостоятельность, не подвергаясь воздействию прилагательных, обособляясь от них.
2. Аффиксальные новообразования неличных местоимений под воздейств’ием прилагательных.
Стремление к полному формальному совпадению неличных местоимений с прилагательными — ведущая тенденция в раз­витии неличных местоимений, характерная для всего русско­го языка. Она проявляется в суффиксальном оформлении местоимений. Однако в литературном языке эта тенденция не может найти полного проявления, так как все подобные ново­образования (ихный, инший, кажный и под.) оказываются за пределами литературной нормы. Ф. И. Буслаев 100 лет тому назад, в 1863 году, отмечал: «Притяжательное ихный», столь
8 Таково же употребление и форм екуда, еколи, езачем н др.: Екуда вам пайти в гости? Пыт. Шелино. Екъли ли за ягъдъм будя хадить. Сер. Боровик. Дяницки вязала и феё, екъли мне былъ вязать, Печ. Шумилкино, и др.
..употребительное в речи разговорной    и столь    необходимое, еще довольно туго входит в язык книжный»9.
В говорах подобные суффиксальные образования притяжа­тельных местоимений 3-го лица действительно вытеснили не­обычные для русского языка неизменяемые формы его, ее, их. В литературном же языке употребляются формы, омонимич­ные родительному падежу предметно-личного местоимения. В псковских говорах литературные формы притяжательных местоимений 3-го лица почти не употребляются, они заменя­ются суффиксальными новообразованиями. Появление этих новообразований было вызвано, видимо, двумя причинами: 1) стремлением унифицировать средства выражения принад­лежности у местоимений — дать согласуемые формы, как мой, твой, свой, наш, ваш; 2) полисемантичностью и полифункцио­нальностью форм его, ее, их. В отличие от литературного язы­ка в большинстве говоров, в том числе и псковских, нет про­тивопоставления форм сми без м, которое в какой-то мере помогает отграничить родительный падеж предметно-личного местоимения от притяжательных местоимений. Дж. Ферелл в статье «Система местоимений третьего лица в сопоставлении с категорией предлога в славянских языках»10 ставит в зави­симость появление особых поссесивных форм от того, есть или нет в славянском языке противопоставление форм с м после предлога формам без м с предлогом. Поскольку автор рас­сматривает только славянские литературные языки, не учиты­вая диалектный материал, то он невольно искажает действи­тельное положение вещей в русском языке, не отмечая в рус­ских говорах наличия поссесивных форм местоимений и от­сутствия, как правило, противопоставленности форм сми без н.
В псковских говорах суффиксальные формы притяжатель­ных местоимений появляются, видимо, довольно поздно, так как в письменных памятниках XVII века они еще не нашли отражения, хотя в различных деловых документах, оформля-
ющих куплю-продажу, в дарственных грамотах очень часто встречаются притяжательные местоимения 3-го лица.
Эти формы отмечены в псковских говорах уже при первых обследованиях. Так, Д. К. Зеленин в «Описании рукописей Архива РГСЬ (Пг., 1916) отмечает формы явон и явоный вместо его в «Этнографических сведениях о приходе погоста Тейлова Псковского уезда» за 1856 г. На наличие форм ихный, ейный, ейный, явоный в Псковской губернии указывают «Ма­териалы для изучения великорусских говоров» и «Труды МДК».
Притяжательные местоимения 3-го лица в псковских гово­рах образуются при помощи суффикса относительных и при­тяжательных прилагательных от формы родительного принад­лежности предметно-личного местоимения.
Вероятно, наряду с ранее указанными причинами, образо­вание склоняемых форм было обусловлено и «тем важным грамматическим отличием употребления имени существитель­ного в форме родительного принадлежности, что нормальный для его, ее, их в притяжательном значении является постанов­ка перед определяемым словом»11. Этот необычный порядок слов способствовал восприятию данных форм не как управ­ляемых, а как согласуемых.
Среди притяжательных местоимений 3-го лица преобла­дают формы суффиксов с формантом м:
1) суффикс -м-, который присоединяется непосредственно к форме родительного падежа12, находим в местоимениях ихный или ихний, ейный или ёйный (вся территория исследуе­мых говоров), евоный или евонный (также все районы, кроме Гдовского и Сланцевского), в единичной форме яёный (Мар-ченки Пушкиногорского района); 2) суффикс -им- в формах ёин, ейн, ейный (эти формы встречаются спорадически в Псковском, Печорском, Островском, Стругокрасненском и Ка­рамышевском районах, наряду с формами ейный); 3) суффикс -шн- в форме евошный (Орел, Подсосонье, Прибуж Гдовского района).
От формы мужского и среднего рода его встречаем образо­вания и с суффиксом -ое-, причем здесь происходит частичное наложение,  аппликация суффикса   на форму   родительного
11  В. В. Виноградов. Русский язык…, стр. 335.
12  Хотя здесь и сохраняется   агглютинативный   принцип: их-ный, ево­ный, ей-ный (ср. В. В. Виноградов. Русский язык…, стр. 232), наличие суф­фиксов, а ие частиц или же других местоименных основ позволяет видеть здесь уже замену агглютинации.
падежа13: евов, евдвый (Слан. Загривье, Клин; Гд. Ветвеник, Кануновщина). Иногда к основе евов присоединяется еще суф­фикс -м-: евовный (Слан. Загривье, Пуговицино; Гд. Ветве­ник). Иногда же суффикс -ое- присоединяется к производной основе, уже содержащий суффикс -«-:’ евднов, евдновый (встре­чается спорадически в Сланцевском, Плюсском, Островском, Палкинском, Печорском и Пыталовском районах).
Отсутствие единого оформления этих местоимений являет­ся показателем позднего происхождения данных форм, еще не устоявшихся, не закрепленных многовековым употребле­нием. Это живой процесс, поэтому так част параллелизм в об­разовании рассматриваемых форм.
Ту же тенденцию формального сближения с прилагатель­ными отражают диалектные формы местоимений каждый и иной: кажный, кажпный, кажинный; йнный, йнший.
К. А. ГОМОНОВА
ПСКОВСКИЕ МЕСТОИМЕННЫЕ НАРЕЧИЯ ПРИЧИНЫ И ЦЕЛИ’
Местоименные наречия причины и цели, как литературные, так и диалектные, образованы от живых местоимений, широко употребляющихся сейчас в языке. Структура их прозрачна. Все они по их образованию соотносительны с современными падежными формами местоимений и в большинстве своем представляют собой слившееся в одно слово сочетание косвен­ных падежей местоимений (вопросительно-относительных или указательных) с предлогами, а также сочетание этих же пред­ложных образований с частицами (ср. почему, потому, зачем, затем, почему-то, почему-нибудь, почему-либо, зачем-то, неза­чем и пр.); со значением наречий причины и цели употребля­ются и беспредложные формы вопросительно-относительных местоимений, а также производные от них с частицами. Структурная прозрачность и соотносительность с современны­ми падежными формами местоимений связаны с поздним об­разованием наречий этих разрядов сравнительно с другими обстоятельственными наречиями — места, направления и вре­мени 2.
1  По материалам картотеки Псковского областного словаря.
2  Среди наречий   причины и цели   нет   образований   от   вышедшего из    употребления   местоимения сь(сий), обычных   в    наречиях   места    и времени    (здесь, сюда, отсюль, доселе, и пр.),   образований   от онъ и овъ, сохранившихся среди диалектных наречий времени — оногда, овогда и др.) Из обстоятельственных наречий,   кроме причины и цели, лишь  небольшая часть из наречий   времени   также   соотносительна   с   живыми   формами местоимений; таковы   потом,   затем,    а   также   диалектные завсе, навсе.
Из беспредложных форм местоимений в псковских говорах со значением ‘причины и цели употребляется вопросительно-относительное что и его диалектный вариант що, но значи­тельно шире в таком значении распространена форма чего, а также кого. Обычно все они выступают как вопросительные — в составе прямого вопроса, но встречаются и в относительном употреблении — в качестве союзного слова придаточного до­полнительного предложения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Опыт краеведческой работы
  • Интересное