Поиск по сайту

Псковские говоры 4

Неличные местоимения в современных русских говорах: обнаруживают много общих черт как в словоизменении, так и в словообразовании, что свидетельствует об общем направле­нии развития грамматического строя русского языка. Так, формы местоимений 3-го лица с начальным / характеризуют не только севернорусские, но и южнорусские говоры; двух­сложные формы притяжательных местоимений типа мовб» мому в род. и дат. падежах ед. ч. м. и ср. р. нельзя отнести к какой-то определенной территории, так как эти формы встречаются не только в севернорусских и южнорусских гово­рах, но свойственны и просторечию (как яркая черта народ­ной речи эти формы используются М. Ю. Лермонтовым в его» поэме «Песня про купца Калашникова»: «Про тебя нашу песню сложили мы, про твово любимого опричника…», «Ты убил насмерть мово верного слугу, мово лучшего бойца Кири-беевича»); склоняемые формы притяжательных местоимений 3-го лица типа ихный, евоный — также повсеместное явление. Но иногда одинаковые формы могут возникнуть в результате несходных фонетических или морфологических явлений, так что вопрос о происхождении той или иной формы необходимо решать для каждой группы говоров отдельно, учитывая все особенности морфологической и фонетической системы дан­ных говоров^ Так, мы считаем, что в псковских говорах фор-
мы мово, мому являются результатом действия грамматиче­ской аналогии, но не беремся утверждать этого о Подобных формах во всех других говорах, так как в некоторых из них, возможно, и следует считать мово, мому стяжейными фор­мами.
В статье приводятся некоторые результаты наших наблю­дений над словообразованием неличных местоимений, в псков­ских говорах и делается попытка выявить те же тенденции развития, которые характерны и для словоизменения нелич­ных местоимений. В основу статьи положены материалы, из­влеченные из картотеки ПОС, а также собственные наблюде­ния над псковскими говорами в течение ряда лет.
Словообразование неличных местоимений в русских гово­рах недостаточно изучено. В русском литературном языке в неличных местоимениях мы находим результаты или редупли­кации, или нанизывания местоименных корней, или присоеди: нения к местоименной форме различных частиц1. С. Ф. Са-мойленко в докторской диссертации ограничивает рассмотре­ние словообразования местоимений фактами литературного •языка без привлечения данных говоров, и это приводит к слиш­ком категоричным утверждениям: «Способы и средства слово­образования местоимений не совпадают со средствами и спо­собами словообразования других частей речи. Образование основных групп местоимений в своих главных чертах завер­шается еще в дописьменный период истории славянских язы­ков» 2. А. В. Исаченко считает совершенно чуждым русскому языку суффиксальное словообразование местоимений3.
Материалы ПОС и наши наблюдения над псковскими гово­рами позволяют выделить в словообразовании две основные тенденции развития местоимений и соответственно с этим две группы новообразований неличных местоимений (большинство исследуемых местоимений присуще и другим русским гово­рам). Мы рассмотрим образование только нескольких место­имений.
1. Новообразования местоимений по уже существующим моделям местоимений путем агглютинации.
Отрицательные и большинство неопределенных местоиме­ний в псковских говорах образованы, подобно местоимениям литературного языка, путем агглютинации: никто, ничто, ни один, кое-кто, какой-то, кто-нибудь и др. Во всех псковских говорах преобразовании неопределенных местоимений упо­требляются частицы местоименного происхождения кое- и -то. Как и в литературном языке, в большинстве говоров распро­странена частица -нибудь глагольного происхождения. Но в части северных псковских говоров вместо частицы -нибудь на­ходим частицу -ние тоже глагольного происхождения, совпа­дающую по своему значению с -нибудь. Если -нибудь восходит к форме 3-го лица ед. ч. повелительного наклонения с усили­тельной частицей ни (где буди>будь), то -ние тоже содержит глагольную форму — 3-е лицо ед. ч. настоящего времени изъявительного наклонения е, форму, широко употребитель­ную в современных псковских говорах.
Неопределенные местоимения с частицей -ние следует от­личать от местоимений со вторым элементом -нинае, который равен по значению литературному ни (на)есть и который, на­ряду со значением неопределенности, придает местоимению или наречию еще обобщающий характер. Местоимения с эле­ментом -нинае в псковских говорах распространены повсеме­стно; да и свойственны они, при соответствующем оформлении глагольной части, не только нашим говором, но и литератур­ному просторечию. Примеры не приводим, так как они обще­известны.
Количество примеров с частицей -ние ( — нибудь) невелико, и распространены они на небольшой территории в Гдовском, Стругокрасненском, Лядском и Печорском районах: Ф ково-ниё принясёна уже яиц Гд. Драготина. Здесь кто-ниё хитрят, у них зазимленье зделъна. Гд. Подборовье. Вазьмй ва штд — няё. Сер. Ремда. Накрой плечи чйм-ние. Ляд! Алексино. Паабе-даеш што-ниё. Стр. Моложане. Для женшчин появицца что-ниё, выхватают и нет. Поболтаим што-ниё; взял бы и сьел бы кто-ниё. Стр. Сиковицы. Чим-ниё нада аблипить цвитникй Печ. Вишняково. Робятам што-ние стерять дай. Печ. Ротово. Шур-иули мальцъм-та што-ниё? Сказали акуратна пожалуста?, Печ. Стуколово.
В примере «вазьмё чово-ниёсь и нясё» (Гд. Подолешье) перед нами местоимение, во вторую часть которого глаголь-
ны’й элемент входит в форме есть. Без контекста трудно опре­делить, имеет ли местоимение только неопределеннее значе­ние или включает в себя и обобщенность.                 /
Во всех приведенных нами примерах, за исключением од­ного, ударение в местоимениях падает на глагольную часть.
Как и в литературном языке, в псковских говорах 1иироко представлены отрицательные местоимения некого и нечего5, не имеющие форм им. падежа и не выражающие категории рода и числа. Единственное отличие от литературного языка состоит в том, что в наших говорах, за исключением Гдовско-го и Сланцевского районов, более широко употребляется неново вместо нечего, как кто вместо что.
По этой же структурной модели в псковских говорах обра­зуются антонимичные отрицательным местоимениям утверди­тельные местоимения ёкого и ёчего. Впервые эти формы были зарегистрированы в 1917 г. В. И. Чернышевым в дер. Крыпи-цы, или Кумарохнова Гора Псковского уезда: екаму (есть кому: работать не гарас е каму) 6.
Эти местоимения образуются от глагола 3-го л. и соответ­ствующей формы местоимения7. Как и отрицательные место­имения, екого и ечего не имеют формы им. падежа и не изме­няются по родам и числам.
Местоимения екого и ечего, по нашим наблюдениям, рас­пространены повсеместно в Пыталовском и Островском рай­онах, а также в окрестностях Пскова. По всем другим районам приводим все зарегистрированные в ПОС примеры.
Каму с ёшчыва была, готовили. Слан. Загривье. Спасибо тибе, тебе теперь вбшей часать ёчым. Гд. Гверестка. Да ечавд, я сьём, я рыбу люблю. Гд. Замогилье.
У тебя еначём спать-та? Гд. Подолешье. Береч-то мяня ёкаму. Пл. Верховье. Жаль добро вываливъть, хъть выва-ливъть и ёкъму, цыплятъм. Пл. Которск. Акошки-та ё загнуть цым. Стр. Углы. Ф каво ёкаму лавить, фсё паймая; надеть-та ёкава дъ, жарка.   Сер.   Аксентьево.   А как быть с флагам, с
5  Наряду с этими словами, в псковских говорах распространены сход­ные с ними по синтаксической функции местоименные наречия, или, по тер­минологии А. В. Исаченко, обстоятельственные местоимения: некуда, нигде, неколи (неколь), незачем. Входящий в их состав элемент—неглагольного происхождения из *пе je (Фасмер).
6  В. И. Чернышев. Псковское наречие. «Труды комиссии по русскому языку» АН СССР, т. I, Л., 1931, стр. 164.
7  Как антонимы  отрицательным  наречием    некуда,    негде,     некогда, неколи, незачем   выступают    наречия   ёкуда, ёгде, ёкогда, ёколи, ёзачем, стоящие в одном ряду с местоимениями екого, ечего и образованные так же, как они (е+ соответствующее местоименное наречие).
ёчивъ ли шыть-та. Середка. Типерь ни вясна, ечыво паисть; слава богу екаму касить. Пек. Большие Толбицы. И работъть была ёкъму. Пек. Шахницы. Хърашо ф каво ёкъму уха-жывъть. Кар. Лютые Болота. Ни гарас ёкъму былъ работъть. Печ. Иваново Болото. Каму ёсцым, тъг давали, а нёсцъм, тък ы так выхадили. Печ. Подгорье.
Предлоги, употребляемые с этими местоимениями, стоят между элементом е и кто, что, как при местоимениях некого, нечего (примеры 4, 14). Иногда предлог может стоять перед всем местоимением и повторяться перед второй частью: Каму с ёшчыва была, гатовили (Сланц. Загривье). В ёвъшть влить-тъ тябе, бочка ё? (Пыт. Шелино). Реже предлог пред­шествует всему местоимению: А каг быть с флагам, с ёчивъ ли шыть-та их (Середка).
Употребляются эти формы, как и некого, нечего, при инфи­нитиве в безличных предложениях8.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Цитатный фонд словаря
  • Интересное