Поиск по сайту

Псковские говоры 3

Не вполне ясно, перед какими передними — из дифтонга *oi или неза­висимо от происхождения — заднеязычные в этих сочетаниях переходили в свистящие. Так, в работах последних лет: А. Фурдаль предполагает смягче­ние *кв, *гв перед Е п i из дифтонгов (A. Furdal. Rozpad jezykg praslo-wianskiego w swietle rozwoju glosowego. Wroclaw, 1961, стр. 23); \o мне­нию M. Юрковского, смягчение происходило перед всеми гласными перед-
славяне сохранили в этих сочетаниях заднеязычный соглас­ный: польск. gwiazda, kwiat, чешек. kwElba и под. У южных и восточных славян произошло смягчение, но у последних оно представлено не повсеместно: укр. /се/г, белор. кветка, русск. диал. квет, квелить «дразнить, доводить до слез», «плакать, хныкать»32 и др.
Сохранение начального *кв’- известно в северо-западных говорах русского языка, на той же территории, где сохраняет­ся начальное *кЕ-. В Словаре Г. И. Куликовского (олонецкие говоры) находим квести, квет, у А. Подвысоцкого (архангель­ские говоры) —квйлкой «чувствительный» (о язве, нарыве), «плаксивый, недотрога» (о человеке). Квести, квет, пустоквет-ный и т. п. отмечены в разных районах Карело-Финской АССР, в Новгородской обл., псковских говорах: Рош кветёт, бес кве-тй ништо ни рожаицца (Гд. Подборовье); Квитки квятёю; и в огороди угурцы, тыквы квятею, и в ызбы на окошке квятею (Гд. Подолешье).
Слова с этим корнем широко употребительны в народной речи, поэтому местное звучание (квет-, а не цвет-) держится довольно устойчиво. Тем не менее, в речи носителей любого говора, где есть квет-, можно услышать и общерусское цвет-. Оба звучания могут соседствовать в речи: Цзятоф многа, но ня феи даю плоды, это пустоквет (Гд. Подолешье); Агурцы цвяли сваи, а ф том поли ззади сажына, так ишо ни квитеют, квёта нету ишо (Гд. Чудская Рудница); А нойма жыву — как ф квятах цвяту (Оп. Рунихино).
Сочетание *гвЕ- предполагается в слове звезда. В отличие от квет и его производных, круг возможных употреблений сло­ва звезда очень узок. По своему значению оно специально ни­как не связано с сельской жизнью, не относится к сельской терминологии. Поэтому, если звучание гвезда и было в прош­лом известно северо-западным говорам русского языка, в ко­торых мы находим квет, квелить, то общерусское звезда долж­но было легко вытеснить местную форму с начальным г-. Та­ким образом, отсутствие формы гвезда в этих говорах не исключает возможности того, что оно   было   там в недавнем
прошлом. А. А. Шахматов пишет о единичных случаях произ­ношения этого слова с гв- в украинских и белорусских гово­рах и рассматривает их как результат польского влияния; но форма гвязда в записанной Гильфердингом онежской былине представляется Шахматову неясной33.
Возможно, что тщательные розыски еще обнаружат в рус­ских говорах звучание гвезда. В. И. Чернышев записал в Пушкинском (теперь — Пушкиногорском) р-не Пек. обл. сло­ва местного жителя: Гвязда гаварили старики в старину, та-перь пашло: звезда». «Самому мне, — добавляет В. И. Черны­шев, — не удалось услышать такой формы»34. Форма, запи­санная Гильфердингом, также могла быть отражением старой местной особенности, сохранившейся к этому времени только в фольклорной традиции.
Таким образом, три корня, наиболее надежно отражающие древние сочетания кве-, гее-, представлены теперь (или были представлены в прошлом) в северо-западных говорах с на­чальными заднеязычными35.
Другие слова с начальными кв-/цв-, гв-/зв- (и хв-/св-) менее показательны для истории второй палатализации: они экспрес­сивны или звукоподражательны (хвистеть, к&икать и др.) и потому могут нарушать обычные звуковые соответствия36; кроме того, в них не всегда ясно происхождение последующе­го гласного37.
Отсутствие единства в отражении древних */св’-, *гв"- у вос­точных славян давно стало предметом споров и обсуждений. А. А. Шахматов видел в укр. и белор. кв1т, кветка полонизмы, а русск. диал. /свет объяснял действием аналогии (влиянием квьту, где не было ?<*ог) 38. В последние годы, в связи с об­щим изменением взглядов на дробление   славянских диалек-
33  А. А. Шахматов. Очерк древнейшего периода истории русского язы­ка. Птг., 1915, стр. 106. В современных укр. и  белор.  языках используется слово с другим корнем: з1рка, зорка.
34  В. И. Чернышев. Говор Пушкинского   района. — Язык и мышление, вып. VI—VII. М. — Л., 1936, стр. 112.
35   Изоглосса начального кве- в русском языке выходит далеко за пре­делы этих говоров.
36   См. М. Юрковский, указ. соч., стр. 57.
37   Неясна    этимология    русских    диалектных    гвездануть/звездануть, огвездить/озвёздять, гвоздануть   «ударить,   стукнуть» (см. о иих  у  Даля, Преображенского, Фасмера). Ненадежность подобных экспрессивных  слов для разысканий по исторической фонетике   можно  иллюстрировать псков­ским гвякнуть «стукнуть, ударить»: Как гаякни тябя шяс\ (Пек.   Хохловы Горки)-  Вполне вероятно, что этимологически слово  связано  с звякнуть, но здесь не предполагается общеслав. *гвЕ- (ср. звон).
38  А. А. Шахматов. Очерк древнейшего периода…, стр. 106.
тов дописьменной поры, все чаще высказывается мысль о том, что восточносл. кве-, гее— не новообразования, а след общей дописьменной изоглоссы, объединявшей северо-западные гово­ры восточных славян с западнославянскими диалектами39. Такое толкование русск. диал. квет, квететь, квелить и др. представляется вполне убедительным.
Таким образом, в северо-западных говорах русского языка обнаруживаются следы отсутствия второй палатализации и непосредственно перед гласными переднего ряда, и в сочета­ниях кв’-, гв’-.
8. Второе смягчение заднеязычных — один из последних процессов, носящих общеславянский характер. Отсутствие этого смягчения в северо-западных говорах русского языка могло быть обусловлено ранним переселением отдельных групп славян на окраинную для славянства территорию и не­которым ослаблением языковых контактов с другими славя­нами.
В связи с этим возникает вопрос о датировке как второй палатализации, так и появления славян в районе Ильменя и Волхова, у реки Великой и Псковского озера. Если поселение здесь славян предшествовало или совпадало во времени с дей­ствием второй палатализации, наше предположение становит­ся более достоверным.
Датировка второй палатализации, так же как и других дописьменных языковых процессов, представляет большие трудности. В статье, специально посвященной  этому вопросу,
Т. Лер-Сплавинский основывается на том, что среди слов с второй палатализацией есть несколько германизмов (црькы, цЪсарь и цьсарь и др.), а германские племена находились в тесном контакте со славянами во II—IV вв. н. э. ю. Эту дати­ровку принимают и многие другие языковеды.
Но был ли переход заднеязычных в свистящие в герман­ских заимствованиях синхронным проникновению этих слов в речь славян41? Для такого утверждения, как нам кажется, нет достаточно убедительных данных. II—IV вв. можно рассмат­ривать только как terminus post quem — временную границу, раньше которой переходное смягчение заднеязычных в этих германизмах может быть исключено.
Вторую палатализацию приурочивают к такому раннему времени еще и потому, что перед новыми гласными переднего ряда она проявилась у всех славян одинаково и, следователь­но, протекала еще до выделения славянских диалектов.
Однако общность процесса второй палатализации (как из­вестно, общность эта не абсолютна) еще не является основа­нием для такой датировки. Наличие диалектов не исключает возможности сходных изменений. Можно считать несомнен­ным только то, что процесс второй палатализации имел место после II в. н. э. (он распространился на германизмы, вошед­шие в славянские языки во II—IV вв.) и ранее IX в. (к началу письменного периода он уже был завершен).
Отсутствие второй палатализации в северо-западных гово­рах русского языка подсказывает более определенную дати­ровку этого явления. Археологи и историки в большинстве считают, что славяне осели в районе Ильменя, Псковского и Чудского озер в VI—VII вв.42. На этом основании   полагаем,
что вторая палатализация протекала не во II—IV, а в VI—VII вв. (возможно, у южных славян она началась не­сколько раньше и осуществилась более полно) 43. Так как у славян было в это время диалектное расслоение, вторая пала­тализация протекала не вполне единообразно, возникли изо­глоссы: западнослав. mi<*a;’, шче<*скЕ44, западно- и отчасти восточнославянское сохранение заднеязычных в сочетаниях кв’-, гв’-. Наиболее последовательно проведена вторая палата­лизация непосредственно перед новыми гласными переднего ряда. Но, как показал приведенный материал, те славяне, ко­торые рано осели на русском Северо-Западе (будущие новго­родцы и псковичи), по-видимому, не пережили этого смягчения и в самом общем его виде, перед гласными переднего ряда. Этому могли способствовать возникшие на месте нового рас­селения тесные контакты с западнофинскими языками, в зву­ковой системе которых были возможны сочетания заднеязыч­ных согласных с передними гласными45.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное