Поиск по сайту

Псковские говоры 3

Заканчивая обзор предударного вокализма говоров к се­веро-востоку и востоку от Пскова, приходим к выводу, что старая фонологическая система этих говоров (различение безударных гласных неверхнего подъема) во многих говорах еще сохраняется (даже после мягких согласных). Разрушение начинается, как правило, прежде всего с положения после мягких согласных (отсюда — окающие, говоры с элементами яканья); гласный а проникает раньше всего в положение пе­ред ударенными гласными верхнего   подъема, потом безудар-
ный вокализм осложняется принципом ассимилятивное™ и гласные неверхнего подъема перестают различаться перед а. Дольше всего принцип различения гласных неверхнего подъ­ема держится перед гласными среднего подъема. Употребле­ние о на месте а после твердых согласных (трова) и в положе­нии между мягкими согласными (крёсьянка) связано, вероят­но, с явлением гиперизма27.
27 Об этом явлении см.: С. М. Глускина. Изменения по аналогии и си­стема языка. — Тезисы Всесоюзной конференции по общему языкознанию «Основные проблемы эволюции языка», 2. Самарканд, 1966.
С. М. ГЛУСКИНА
О ВТОРОЙ ПАЛАТАЛИЗАЦИИ ЗАДНЕЯЗЫЧНЫХ СОГЛАСНЫХ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
(на материале северо-западных говоров)
1.  Переход заднеязычных согласных в свистящие осуществ­лялся в славянских языках в трех возможных позициях: а) пе­ред гласными переднего   ряда дифтонгического   происхожде­ния;  б) в сочетаниях с в’ (*квЕтъ и под.);   в) после верхних гласных переднего ряда ‘ (так называемая   третья   палатали­зация).
Смягчение заднеязычных в первой из этих позиций относят к тем изменениям, которые охватили все славянство2; измене­ния второго типа представлены у южных и восточных славян, но отсутствуют в западнославянской группе языков; измене­ния третьего типа не проведены последовательно ни в одном славянском языке, но более полно они отражены в языках южнославянской группы.
2.  Гласные переднего ряда, вызывавшие переход предшест-
вующих заднеязычных в свистящие (первая из названных трех позиций), относились либо к корню слова, либо, гораздо чаще, к флексии. В первом случае смягчение охватывало все одноко-ренные слова со всеми формами словоизменения: цЬна (<*кЕна <*койна) — цЬны — цЪною, цЬнити, цЪньныи; цЪлыи — цЪлого, цЪлити — цЪли, цЬловати. Во втором слу­чае, если согласный переднего ряда относился к флексии, а заднеязычный, подвергавшийся смягчению, стоял в конце основы, палатализация происходила только в отдельных фор­мах слова, при соответствующих флексиях: рЪка, рЬкы, но рЬцЬ; реку, рекуть, но рьци. В пределах парадигмы возникало чередование согласных к/ц, г\з (<*дз), х/с.
В современном русском языке вторая палатализация пред­ставлена только в тех немногих корнях, где заднеязычный на­ходился перед корневым гласным переднего ряда: целый, цена, цевка, цеп, цедить, серый, седой3. Что касается случаев второ­го типа, то перед флексией в конце основы находим не свистя­щие, а заднеязычные: на руке, о волке, пеки и т. п. Историки русского языка объясняют сохранение г, к, х перед флек­сиями более поздним выравниванием основы по аналогии, под воздействием форм других падежей: рука, рукой, отсюда и руке4.
3. Историки русского языка давно обратили внимание на примеры с заднеязычными вместо ожидаемых свистящих в формах склонения в древнейших новгородских памятниках, (самый ранний пример — ДъмъкЬ в Новгородской Минее 1096 г.). Б. М. Ляпунов высказал даже предположение, что в некоторых восточнославянских говорах на севере второе смяг­чение заднеязычных, может быть, с самого начала не охватило форм склонения из-за противодействия других падежей. К этой мысли присоединяется П. Я. Черных5.
3  Этимология слов серый и седой не вполне ясна,   но соотношение за-паднослав. ш с южно- и восточнослав. с (чешек. Sery, Sedy, польск. szary, szady) заставляет  предположить   начальное *хай- (ср. A. Vaillant. Gram-maire   comparee   des   langues   slaves, t. I. Lyon, 1950, стр. 50).   Переход г>з (<3з) по второй палатализации известен в слове зело,   не   употреб­ляющемся в современном русском   языке (в словарях оно дается с поме­той: церй.-книж., устар.).
4  А. И. Соболевский.   Лекции   по   истории   русского языка. М., 1907, стр. 213. А. А. Шахматов. Историческая   морфология русского языка. М., 1957, стр. 326. С. Б. Бернштейн. Очерк сравнительной   грамматики славян­ских языков. М., 1961, стр. 202, и мн. др.
8 «Возможно, впрочем, что в некоторых севернорусских говорах в скло­нении существительных с основой на К, Г, X под влиянием других падежей согласные К, Г, X с доисторического времени сохранялись без изменения в
Берестяные грамоты, ставшие достоянием науки последних лет, позволяют уверенно заключить, что отсутствие второго смягчения в падежных формах было в древнем новгородском диалекте не исключением, а нормой с самого начала письмен­ного периода. Ср. на отроке (гр. 241, рубеж XI—XII или нач. XII в.), къ КоулотъкЪ (гр. 105, XI или нач. XII в.), къ ЛоукЪ (гр. 156, нач. XII в.), Кузеке (дат. п. от Кузька, гр. 163, сер. XII в.), ко Оуике (гр. 114, вторая пол. XII в.), по великЪ д(ьни) (гр. 380, XII в.)6, на ОнегЪ (1181—1182 г.)7 и др.
В берестяных грамотах более 20 примеров без второй па­латализации заднеязычных (там, где ее можно было бы ожи­дать), и только в трех случаях, причем в поздних грамотах, вместо заднеязычных находим свистящие: а на то послусЪ (гр. 366, сер. XIV в.), возми сапозЪ (гр. 4, XIV в.), владыцЪ (дат. п., гр. 244, нач. XV в.). Владыка — церковный термин, а на то послусЪ (-и) — юридическая формула, оба примера не показательны для живой речи; форма сапозЬ (-«?) в вин. п. незакономерна, вряд ли и она отражала живую речь.
В новгородских и псковских летописях 8 примеров с второй палатализацией в конце основы значительно больше: летописи написаны более традиционным литературным языком. Тем не менее, и по данным летописей видно, что вторая палатализа­ция в формах склонения была особенностью книжного, тради­ционного языка, а не живой местной речи9. Отсутствие пала­тализации в летописях чаще проявляется в личных именах и топонимах, особенно местного характера, в обиходной лексике.
Ц, 3 ,С — в нарушение закона так называемого «второго смягчения» (П. Я. Черных. Историческая грамматика русского языка. М., 1954, стр. 174).
6  А. В. Арциховский и М. Н. Тихомиров. Новгородские грамоты на бе­ресте (из раскопок 1951 г.). М., 1953, (гр. №№ 1—10). А. В. Арциховский и В. И. Борковский.   То   же    (из   раскопок    1953—1954 гг.). М.,    1958 (гр. №№ 84—136).   То же —из раскопок    1955 г. М., 1958 (гр. №№ 137—194). То же —из раскопок 1956—1957 гг. М., 1963 (гр. №№ 195—318). А. В. Ар­циховский. То же (из раскопок 1952 г.). М., 1954 (гр. №№ 11—83). То же — из раскопок 1958—1961 гг. М., 1963 (гр. №№ 319—405).
7  Вкладная посадника Ивана Фомина Муромскому   монастырю. Обо-нежье. — Грамоты Великого    Новгорода и Пскова. Ред. С. Н. Валк. Изд. АН СССР, 1949, стр. 284.
8  Псковские грамоты известны только начиная от XIV в., поэтому дан­ные из них здесь не приводятся. Они не противоречат тому, что сказано о новгородских грамотах.
9  Формы повелительного наклонения глаголов с основой на заднеязыч­ный не встретились ни в грамотах, ни в летописях. Вряд ли, однако, формы глагола отличались в этом отношении от форм имени.
Ср. в СмольньскЬ (Новг. лет., под 1145 г.)10, по ЛугЬ (под 1240 г.), в ПолотьскЬ (под 1239 г.), на Дубенке (под 1310г.), на ОпочкЪ (Пек. 2-я лет., под 1314 г.)и. Показательна запись под 1293 г. при посадницЪ Еске (Пек. 2-я лет., список XV в.): в обозначении официальной должности находим свистящий — официально-книжная форма, а рядом в собственном имени сохраняется заднеязычный.
Эти данные древней новгородской (и отчасти псковской) письменности позволяют заключить, что вторая палатализа­ция в конце основы перед флексией не была свойственна мест­ной живой речи русского Северо-Запада с самого начала письменного периода истории русского языка п.
4. Если бы отсутствие второй палатализации проявлялось в новгородско-псковском диалекте только в формах словоиз­менения, это действительно можно было бы приписать дейст­вию аналогии, хотя необычным представлялось бы такое ран­нее ее проявление (предположение Б. М. Ляпунова и П. Я. Черных об исконной непоследовательности фонетического про­цесса второй палатализации, на наш взгляд, неубедительно). Однако вторая палатализация отсутствует в северо-западных говорах русского языка и в таких случаях, где нельзя предпо­лагать позднейшее восстановление заднеязычных под влияни-
10  Новгородская первая летопись старшего извода  (Синодальный спи­сок). М. — Л., 1950.
Исследователи отмечают особое положение ск в истории второй пала­тализации, но в древней новгородской письменности слова на -Offi не составляют исключения. (О судьбе сочетания ск с новыми ? и и в разных славянских языках см. в книге: G. I. Shevelov. A prehistory of Slavic. New York, 1965, стр. 297—299).
11  Псковские летописи. Ред. А. Н. Насонов. М., 1955.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное