Поиск по сайту

Псковские говоры 3

Если деепричастие в упомянутых двусоставных конструк­циях правомерно считать перфектом, то сочетание его со связ­кой был можно рассматривать как аналитическое предпрошед­шее («прежде прошедшее»)5, которое не без оснований име­нуют иногда плюсквамперфектом6: ётъ не бъл ли немец пъдашдццы ф первую вайну, ат пскдва фсё атступали, кони гйну (гибнут), мнбгъ канёй пагйнула (Сер.)7; в ёту ж гразу цатыри иль пять жйхарей сразу згарёлъ, гъварйли фей били на улицу вь’щеццы, двёх убйло (Сер.). нет иона тагда дома была, атступйфшы была с нам, ёйны годы тджа прашлй ф та-
4 Материалы, накопленные в Ленинградском университете в итоге мно­гочисленных северо-западных диалектологических экспедиций, показывают, что именно в говорах южной Гдовщины представлено в настоящее время наибольшее число известных вообще современным русским говорам функ­циональных разновидностей деепричастия-сказуемого («отпричастиой формы»).
5’Н. М. Каринский, О некоторых говорах по течению рек Луги и Оре-дежа, РФВ, № 3—4, Варшава, 1898, стр. 111.
6  П. М. Евдокимов, Боровичский говор. Канд. дис, Л., 1946, стр. 436; И. Б. Кузьмина и Е. В. Немченко, О некоторых синтаксических явлениях в говорах юго-западных    и центральных областей к западу    от Москвы. Докл. и сооб. Ин-та языкозн., АН СССР, 1956, № 10, стр. 115.
7  В скобках Обозначены административные районы:  Гдовский, Серед-кинский и Славковский — Псковской области и Лужский — Ленинградской области.
кую разруху (Сер.): я са слёс аслёпшы была, а йон гаварй я и горя там ня видал, хлеба ддсыти давали, ларёк ё, купляй шло хдш (Сер.); зацйм тъ был прибёкшы какой тъ мальцйшка тобя спрашивал (Гд.); весной били па дёсить капёик пут (о снетках), весной аны были выгуляфшы как прутки (Гд.), раза два или три били (мы) збйфшы хлебъм («сбиться» чем-либо: «испытать нужду в чем-либо»), ишшо при царйзьме, врёмицкъ былъ… (Гд.).
Употребительность «предпрошедшего» в псковской диа­лектной речи достаточно велика. В экспериментальных запи­сях жанра непринужденной беседы эти обороты составляют, как правило, от 20 до 35% от общего числа конструкций с предикативным деепричастием. Наличие этой формы обуслов­ливает неупотребительность в северо-западной речи конструк­ций с прошедшим несовершенным на -л в плюсквамперфект-ном значении. Вместо употребляющихся обычно в литератур­ном языке конструкций типа «том вчера приходил» или «она сейчас прибегала» говорят «он вчера был пришодчи», «она сейчас была прибегши» и т. п.
Отметим как важное, что обе формы, перфект и «предпро­шедшее», имеют в основном одну и ту же глагольную лекси­ческую базу. Это видно уже из следующих итогов наблюдений: а) большинство «производящих» глаголов отмечено не только в форме перфекта, но и в данной форме; б) слишком малое количество производящих глаголов зарегистрировано только в форме «предпрошедшего». Причем все они соответствуют нормам производящей глагольной базы деепричастия-перфек­та, т. е. несомненно бытуют также и в основной форме.
Любопытно, что если и намечается некоторое очень незна­чительное нетождество производящих лексических сфер дан­ной и основной форм, то состоит оно в еще более строгом со­ответствии аналитической формы современным нормам обра­зования деепричастия, которые выявились для северо-запад­ного перфекта8.
Не наблюдается, в частности, в псковских говорах (это было уже замечено Л. И. Царевой)9 ее образования от гла­голов несовершенного вида. Даже те глаголы несовершенного вида, которые, хотя и отклоняются от общей нормы, но бес-
8  О нормах образования северо-западного перфекта см. в наших ра­ботах «К вопросу о русском северо-западном перфекте». Л., 1958 и «О лек­сической базе предикативного   деепричастия   в   псковских  говорах». Сб. «Псковские говоры», Псков, 1962, стр. 162—178.
9  Л. И. Царева, Говоры юго-западной части Псковской области. Канд. дис, Л., 1954, стр. 554.
cnopho являются для основной формы производящими (быть, жить, есть, идти), не употребляются в аналитической форме «был + деепричастие».
Лексическое совпадение последней с перфектом, ее тесная связь с ним, а также ее большая продуктивность и функцио­нальная выразительность, оправдывает взгляд на нее как на особую временную форму. А более строгое соответствие ана­литической формы новым нормам предикативного дееприча­стия — наводит на мысль о более позднем становлении ее как временной формы в русских говорах Северо-Запада сравни­тельно с перфектом на -вши.
2) Предикативное деепричастие в прочих малопродуктив­ных образованиях прошедшего сложного (обороты «бывши+ деепричастие» и «бывал + деепричастие»):
а)   обороты с деепричастием при связке «бывши»: смот­рят и каня нет, вор тъ видя (видят) быфшы на каш приёхъф-шы, аны ззаду, тот катдрый ф поле тъ хадйл ляжй (лежит) ф корчме на скамейки, тот и спрахывае: ты каким делам тут? (Гд.); корова там пръстудйфшы   быфшы што вёриш ли  всё патом прдлилъ (Гд.); што тъ у евд там быфшы приключйфшыг вдлъс быттъ (как будто)  (Гд.); я гъварю: кто же, не шурка ль здесь быфшы пришдфшы (Гд.); мы полоскались а он (вер­толёт) на островах сёфшы быфшы, я ижна голову перекдрну-ла (нагнула), убоялася (Гд.); я бйфшы можа быть заснуфшы а сицас не сплю (Сер.);
б)  обороты с деепричастием при связке «бывал»: макаръф> тъ грйша тожа ни святой, напйфшы тъ тожа бывал (Гд.); бы­вали и да тавб дажыфшы што ни лошади ни кардвы (Гд.).
Деепричастия в этих оборотах, не отмеченных еще в пе­чатных материалах, не выходят за пределы круга глаголов,, производящих северо-западный перфект, и представляют со­бою, очевидно, образуемые на его базе своеобразные малопро­дуктивные типы прошедшего сложного.
Не отмечено ни одного деепричастия в данном обброте, ко­торое не было бы встречено также и в основной конструкции.
Форма «есть» в подобных случаях имеет вполне опреде­ленное значение «наличествует», «имеется».
Это обстоятельство делает затруднительным признание в ней пережиточной связки при деепричастии-сказуемом (мне­ние, наиболее распространенное в литературе) 10.
В силу этого же представляется весьма ощутимым в дан­ном деепричастии оттенок значения атрибутивности.
4)  Предикативное деепричастие в непродуктивном образо­вании перфекта со значением кратности (оборот «бываю + де­епричастие»): тамъцка сосна ёсь анная, ат мблъньи рашше-пйфшы, берёзы тджа коли (кое-когда) рашшепйфшы бываю, кагоры дък от   стйръсти (Сер.); филйп   рётка рассердйфшы Suede, фсегда смирный, павдльцыстый   (покладистый)  (Гд.); бывав рассупднифшы (о хомуте), не углядйш вить (Гд.).
В отмеченных здесь редких оборотах значение обычной формы северо-западного перфекта (берёза расщепивши, фи-лип рассердивши, хомут рассупонивши) осложняется значе­нием кратности действия, а соответственно и состояния как «его результата.
5)   Предикативное деепричастие в непродуктивном образо­вании «второго будущего»  (оборот «буду + деепричастие»)и: будиш ты убйфшы да смерти с ётъй игрой    (Сер.);   робёнок буре затряхнуфшы (затряхнуться: «убиться насмерть»), упа­дёт и буде убйфшы (Гд.); фсё работаю (работают), хлёп тъ надъ дъсталять (доставать) каму нибыть, не ёфилы не будиш :(Гд.); дък штд ш ты будиш   ни ефшы,   выпий   стаканчик тъ ^Гд.); ни стаф к стинё (подраз. -г- удочку), а то она согнуфшы буде (Луж.); а как я тъ приду дык буде ли там хто пришдццы. /Луж.).
Каждое отмеченное здесь деепричастие встречено в запи­сях также в форме северо-западного перфекта.
Это аналитическое образование, так же как и деепричастие-перфект, обозначает общее состояние или пребывание субъек-
10  С. П. Обнорский, Очерки по морфологии русского глагола, М., 1953, стр. 153; П. С. Кузнецов, Русская диалектология. М., 1954, стр. 92.
11  Ф. П. Филин отмечает в северо-западных говорах аналогичные об­разования («Заметки о записях материалов по синтаксису», — «Бюллетень диалектологического    сектора Института русского   языка»,    вып. 4,   1948, «тр. 34).
та, возникшее в результате совершенного в прошлом дейст­вия. Однако, состояние это (как правило, вместе с его причи­ной— действием) мыслится в момент высказывания как пред­стоящее, VaK «имеющее наступить» в будущем.
Таким образом, отмеченная форма имеет весьма опреде­ленное временное значение.
Есть указания на присутствие подобной (правда, не всегда целиком аналогичной по значению) формы в южнорусских говорах 12.
Однако форма эта, при всей выразительности ее времен­ной семантики как «второго будущего», крайне непродуктивна в говорах и не представляет собою в особой северо-западной системе глагольных времен живого звена, подобного описан­ному выше аналитическому «предпрошедшему».
II. Предикативное деепричастие в синтаксической функции связки в составе сказуемого двусоставного предложения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное