Поиск по сайту

Псковские говоры 3

4  Р. И. Аванесов в «Очерках русской диалектологии»  (ч. I, M., 1949, стр. 64) указывая, что «по окающим говорам в первом предударном слоге гласный о может произноситься в ряде случаев, в которых    этимологиче­ское а находится   вне всякого   сомнения:   зобор,   далеко,   довай,   скозал, забросит, нолок», замечает, что «это явление  для своего объяснения тре­бует еще детальных изучений».
5  Т. Г. Строганова, указ. соч., стр. 108.
Можно допустить, что о вместо а появилось) тут фонетиче­ским путем — под влиянием принципа диссимиляции6. Дейст­вительно, в результате диссимиляции на месте предударного а перед а мог появиться сначала гласный ъ,7 а потом — о, так как гласный ъ — звук неполновесный, неустойчивый в своем образовании, чувствительный к образованию соседних соглас­ных8. Что же касается появления о на месте а перед гласными среднего подъема о и е, то, следуя за Т. Г. Строгановой, это можно объяснить, допустив, что в данных говорах ударенные о и е — гласные более низкого подъема, чрц обычно, что поз­воляет им «весгн себя» по отношению к гласным предударно­го слога, как гласные нижнего подъема, то есть вызывать звук не а —ъ9, легко изменяющийся (при благоприятных обстоя­тельствах) 10 в о: токой, кожндва фортовые (д. Ждани), по-спровней, фонеры, код рель, блогой, кокой, зобор, токой, попо-дё, коменья (д. Должицы) и.
Но действительно ли звук о подвергся диссимиляции перед гласными неверхнего подъема — неизвестно, потому что глас­ный ъ в этой позиции нами не отмечен, а если он был и пере­шел в о, то сейчас об этом узнать невозможно. Предударный о мог и не подвергаться изменению перед а, о, если имел степень подъема более высокую, чем обычно 12 — тогда он относился к ударенному слогу с а, о как гласный верхнего подъема, что и могло способствовать его сохранению.
6  Такая возможность ие исключена, так как в положении. после мяг­ких согласных в некоторых окающих говорах северр-востока области а на месте гласных иеверхиего подъема появляется прежде всего перед и, ы, у: яму, яну, сями, бяри и т. п. при: река, несла, село, зерно (Стр. Давыдове; Сковородка; Порх. Верхние Горкн, Любасницы).
7  Редуцированный гласный такого типа  может появляться в  разных говорах в разных положениях. Например, в говорах с неполным оканьем ои появляется во втором    предударном    слоге на месте а и о: сърафан, пъзади; ю-в-р акающих говорах — в местоимениях    (в связи с их слабо-ударяемостью):    къго, тъго;    и, наконец,    в говорах   с диссимилятивным аканьем этот гласный произносится перед ударенным а: въда, тръва.
8  Так определяет этот звук Р. И. Аваиесов  (см. Очерки русской диа­лектологии, стр. 69).
9  Ср. донской подтип    диссимилятивного якаиья:    рика, нисла, сило, в рике, диревня, зирном.
10  Так появляется о вместо а во втором предударном слоге в говорах с неполным оканьем  (сорафан, зоставлять), в первом предударном слоге в говорах с диссимилятивным аканьем  (кобак, скозал, трова),   в формах местоимений акающих говоров (кого, того).
11  Отмечено в исследуемых говорах немала случаев с о на месте а и ие в соседстве с губными или заднеязычными согласными.
12  О том, что такая возможность ие исключена, говорит факт употреб­ления в данных говорах у вместо о в предударном   положении:   девочке один гудок; дужжы идут.
Еще труднее объяснить сохранение этимологического о — гласного, как мы допустили выше, более верхнего подъема, чем обычно — и появление о вместо а (через стадию ъ) перед ударенными ы, ы, у: и то и другое явно противоречит принци­пу диссимилятивное™. Так как сохранение этимологического о и появление о вместо а перед а, о, е значительно усилило по­зиции безударного звука о по сравнению с безударным а, то можно допустить, что это способствовало сохранению о перед и, ы, у и появлению в этой позиции о вместо а: вода, трова, водой, тровой, кокой, воде, нодеть… и отсюда: воды, тровы, носить, кокую, додим.
. Из сказанного видно, что объяснить появление в окающих говорах звука о на месте этимологического а перед всеми уда­ренными гласными фонетическими причинами представляется весьма сомнительным, тем более, что образование о из ъ пред­полагает обычно соседство с губными или заднеязычными со­гласными, а в исследуемых говорах о на месте а находим и в таких случаях, как: долече, нодеть, врочам, солфетки, подоёт, кросивые, продоют, сторушка (д. Должицы); сожают, кроси-вый, лотыш, в породи, кортошку, порода (д. Ждани).
Нам представляется более вероятным такое объяснение употребления о на месте а в предударном слоге. Сохранение, предударного о (вода, воды, водой, воде) и проникновение о вместо этимологического а в первом предударном слоге (тро­ва, скожы, кокой, народа, нодеть) можно рассматривать как одной из проявлений гиперизма. Гиперизм это усиление того или иного явления при взаимодействии двух языковых си­стем — своей и чужой; в данном случае — это усиление пози­ции предударного о за счет а в силу стремления сохранить свои языковые черты (оканье) при столкновении с чуждой го­вору фонологической системой (аканьем). Для исконно ока­ющих говоров дд. Пл. Должицы и Стр. Ждани формы вода, воды, водой, воде были своими, привычными; акающие формы (вада, вады и пр.), известные носителям данных ,говоров из соседних говоров, воспринимались как чужие, нежелательные; отсюда — отрицательное отношнеие ко всякому а в предудар­ном слоге. Так формы с этимологическим а (трава, сказал, на­деть) становятся нежелательными (из-за звука а в преудар-ном слоге) и в результате этого звук а вытесняется звуком о — своим, противопоставленным чужому. Вследствие этого возникают формы с о вместо а перед всеми ударенными глас­ными: трова, сковал, кросивый, порода, нодеть и т. д.
Появление о вместо а приводит к совпадению предударных
а и о в одном звуке о, то есть к неразличению предударных гласных неверхнего подъема. Таким образом получается, что стремление избежать предударного а как элемента чужой, иной фонологической системы — акающей (с неразличением безударных гласных неверхнего подъема) приводит к измене­нию своей фонологической системы (различения безударных гласных а и о) — к совпадению гласных а и о в одном звуке, но только не в звуке а, как в акающих говорах, а в звуке о: вода — трова, воды — травы, водой — тровой, воде — трове. Следовательно, вокализм описываемых говоров уже нельзя назвать окающим 13, ибо тут основной принцип оканья (разли­чение предударных гласных а и о) нарушен: трова — вода, тровы — воды. Такую систему безударного вокализма следует рассматривать как какой-то особый вариант безударного во­кализма, вызванный к жизни стремлением оттолкнуться от не­обычного для говора употребления безударного а, не при­нимать чуждую говору систему— аканье, то есть неразличе­ние а и о в безударных слогах. В результате же фонологиче­ская система этих говоров, совпала с системой акающих говоров, не различающих предударные а и о, только" с иным результатом — с о, а не а на месте безударных а и о в первом предударном слоге.
ПОЛОЖЕНИЕ ПОСЛЕ МЯГКИХ СОГЛАСНЫХ
К северо-востоку и востоку от Пскова встречаются говоры с северным различением (полным или частичным) гласных неверхнего подъема после мягких согласных, говоры пере­ходного типа, в которых идет процесс образования яканья и говоры с сильным яканьем.
Изучение с-в-р предударного вокализма после мягких со­гласных и без того представляет известную трудность, ибо гласные фонемы неверхнего подъема после мягких согласных реализуются в первом предударном слоге весьма разнообраз­но 14, а проникновение принципа аканья в говоры с с-в-р- осно­вой делают псковскую систему безударного вокализма после мягких согласных еще более сложной.   Исследуемым говорам
13  Р. И. Аваиесов, описывая южио-русское «кобак, скозал, трова», от­мечает, что это «новое окаиье» ие имеет ничего общего с оканьем (см. Очер­ки русской диалектологии, стр. 70), ибо это следствие    диссимилятивного принципа акаиья (къбак->-кобак). У нас же появление о в подобных слу-х чаях (на месте а) связано, по-видимому, с тем, что говоры эти — исконно окающие, воспротивившиеся принять а в первой предударной позиции.
14  См. Р. И. Аваиесов. Очерки русской диалектологии, стр. 72—74.
(с-в-р по происхождению) было свойственно в прошлом пол­ное или частичное различение гласных неверхнего подъема после мягких согласных в первом предударном слоге. Эта спо­собность не утрачена многими псковскими говорами и сейчас, причем не только окающими, но и теми, в которых а и о после твердых согласных уже не различаются 15.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное