Поиск по сайту

Псковские говоры 3

заднеязычных при склонении обеспечивало единое звучание основы во всей парадигме, эта диалектная особенность оказа­лась созвучной общерусской тенденции к выравниванию осно­вы. Быстрая и последовательная реализация этой тенденции в русском языке донационального периода может быть объяс­нена участием новгородско-псковского диалекта в формирова­нии общенародного русского языка. Уже не обусловленное фонологически чередование заднеязычных согласных со сви­стящими было полностью устранено из русского языка.
Н. В. ПОПОВА
ОБ ОТРАЖЕНИИ И СЛЕДСТВИЯХ ДВУЯЗЫЧИЯ В ПЕЧОРСКИХ ГОВОРАХ
В данном сообщении рассматриваются некоторые факты, собранные во время лингвистической экспедиции ЛГУ на Пе­чоре под руководством Б. А. Ларина летом 1951 года.
Население обследованной территории (Усть-Цильма, Хаба-риха, Пустозерск и другие селения) по своему этническому со­ставу смешанное: коми и русские издавна находятся в близ­ком соседстве и непрестанном общении между собою.
Носители Припечорского диалекта активно пользуются в повседневной речевой практике и русским, и коми языками, то есть они двуязычны, и в этом состоит отличительная особен­ность их речи.
Эта особенность присуща не только жителям населенных пунктов с сильно смешанным населением, но и жителям дере­вень, где население преимущественно русское. Так, в деревне Хабарихе, где из 30-ти в 1951 году было только 5 семей коми, крестьяне свободно говорят как по-русски, так и по-коми. Эти билингвы и были, главным образом, «объектами» наблюдений участников экспедиции.
Рассмотрим, каким образом отразилось на жизни русского припечорского диалекта систематическое соприкосновение с иноязычной средой.
Прежде всего коснемся вкратце диалектных фонетических отличий, вызванных естественной потребностью билингва уединообразить в своей речи произносительные нормы разно­язычных фонетических систем. В результате этого процесса в фонетическую систему русского говора вводится ряд звуковых
особенностей из чужеродной среды. Некоторые из этих особен­ностей прочно вошли и утвердились в русском говоре, другие еще не укрепились и встречаются спорадически.
Например, к последовательным отклонениям в фонетике печорского диалекта относится шепелявость свистящих перед гласными переднего ряда (в основном) и перед мягкими согласными (напр., в сочетании с"т"), а иногда и в некоторых других положениях: с"егодня, вс"ё, з"емля, с"ивый, лис"вяк, двес"ти, в том мес"те и т. д. Не исключена возможность, что здесь отчасти отражается древнее псковско-новгородское диа­лектное явление. Его происхождение точно не установлено; но и в этом случае взаимодействие с языком коми, где средне­язычные дз",(тс", з" и с" шепелявы, еще более упрочивает эту фонетическую особенность в печорском диалекте1.
Отмеченное здесь явление — результат того процесса, ко­торый Б. А. Ларин называет «активным смешением»2. Стадия «активного смешения» завершается изменениями, прочно во­шедшими в систему языка. Кроме фонетических явлений, укрепившихся в говоре, можно наблюдать отклонения под влиянием коми языка, которые носят еще не постоян­ный, а эпизодический характер, когда в одних и тех же поло­жениях могут употребляться разные звуки. Это как раз тот процесс, который Б. А. Ларин называет «пассивным смеше­нием», характеризуя его, как «чередование параллельных (разноязычных, разнодиалектных) элементов без особого функционального использования каждого, с утверждением за каждым  альтернантом   факультативной «правильности»3.
«Пассивное смешение» — кратковременная стадия в жиз­ни языка. Оно либо переходит на высшую ступень своего раз­вития, становится активным, либо рассасывается, оставляя лишь недолгий след в индивидуальной речи, как случайная аномалия. Так, в экспедиционных записях   зарегистрированы
1  Позволим себе привести выдержку из известной работы Б. А. Лари­на «Русско-Английский словарь-дневник Ричарда-Джемса (1618—1619 гг.)» по этому поводу. «Удостоверяемся… в очень   значительном   пережиточном слое шепелявого ряда спирантов, среднего между шипящими и свистящи­ми… Необходимо более широкое географически и более углубленное исто­рически исследование этого явления, совсем не привлекавшего к себе вни­мания до последнего времени.
Эти наблюдения проливают свет и на происхождение холмогорского говори путем скрещения новгородского диалекта с туземными северными языками…> (Изд-во ЛГУ, 1959, стр. 51).
2  Б. А. Ларин. Материалы по литовской   диалектологии. Сб. «Язык в литература», т. I, вып. 1—2, Л., 1926, стр. 103.
* Там же, стр. 101.
формы колхоз и колкоз (коми язык не знал звука х и заменял его в заимствованных словах звуком к), китрый наряду с хит-рый, кишной и хищный и т. д. Наблюдаются случаи переноса ударения на первый слог согласно фонетической системе коми языка: напр., мдрос, давно и т. д. Расстановка ударения зача­стую варьируется: мдрос — морде, зимой — зимой, длень — олень, вино — винд, даже кдуды— тдуды наряду с коуды— тоуды. Перенос ударения по аналогии с коми фонетической системой — явление индивидуальное. Наблюдаемые «объек­ты» в разной степени владели обоими языками. Такие формы, как старик, не пдйму, не мдгу чаще встречаются у тех инфор­маторов, которые чаще пользуются коми языком и русским владеют менее свободно. Восприимчивость фонетической си­стемы к сторонним воздействиям в условиях регулярного язы­кового контакта, факты переноса фонетических явлений из одного языка в другой были предметом исследований многих видных ученых. Этим вопросом в применении к взаимоотноше­ниям коми и русского языков много занимался Д. В. Бубрих (см. «Грамматику коми литературного языка» и ряд его ста­тей) . Перенос ударения на начальный слог слова под влияни­ем речи соседствующих народностей в говорах русского Севе­ра отмечали А. А. Шахматов, П. Н. Рыбников, Н. П. Гринкова, А. Н. Грандилевский, И. А. Елизаровский и др.4.
В сфере лексики коми-русские лингвистические связи обна­руживаются еще отчетливее. В русском диалекте Припечорья можно отметить ряд лексических заимствований из коми языка. Это, как правило, бытовая лексика местного, не обще­русского употребления. Например, в русском говоре употреби­тельно коми гь’шга — верша, морда: гымга — из виц (Усть-Цильма). Употребительно в русском говоре коми — слово кулёма — «снаряд для ловли зверя, ловушка, пасть» (в коми языке кулём, кулёма имеет ряд значений, семантически близ­ких: «ставная сеть», «смерть», «покойник»). Кулёмы делали на медведей-». Усть-Цильма. Имеем в записях коми — слово лыс, что в коми языке значит «хвоя», в русском говоре — «сос­новые ветки».   «Сосновы-ти   лапки   по-нашему   лыс,   верес,
4 См. А. А. Шахматов. Отчеты о поездках в Олонецкий край… Его же, Исследования в области русской фонетики., стр. 316; П. А. Рыбников. Песни, IV. СПб., 1897, стр. 280; Н. П. Гриикова. К изучению олонецких диалектов. — Сб. «Академик Шахматов», 1947, стр. 388; И. А. Елизаров­ский. Лексика беломорских актов XVI—XVII вв. Архангельск, 1958, стр. 129—132; А. Н. Грандилевский. Язык в д. Озерки. Рукопись (выдержку из которой и библиографию литературы по этому вопросу имеем в ук. ра­боте И. А. Елизаровского).
сучьё-то. Пустозерск». В диалект вошло также коми название бурундука — орда и т. д. Проблема коми-русских лексиче­ских связей является особой темой специального исследова­ния. Для нас же важно отметить, что и фонетические, и лекси­ческие влияния, накладывая лишь определённый отпечаток на общие свойства говора или языка, не нарушают его внутрен­ней целостности, если не затронуты грамматические отноше­ния контактирующего языка, не нарушена каким-либо обра­зом его наиболее стойкая по отношению к инородным элемен­там область — морфологическая система. Если же такие слу­чаи проникновения иноязычных элементов в грамматический строй языка в условиях языкового контакта удается обнару­жить, то следует обратить на них самое пристальное внима­ние, так как в этой области пока еще имеются самые незначи­тельные крупицы наблюдений, не позволяющие делать какие-либо обобщающие выводы о значении подобных фактов в развитии языка.
Длительное сосуществование с коми языком не прошло бесследно для морфологической структуры русского говора Припечорья. Однако и здесь при анализе фактов влияния ко­ми языка на припечорский диалект необходимо различать явления двоякого рода: 1) общие и устойчивые, с одной сто­роны, и 2) с другой стороны, — частные, несистематические, имеющие параллельные варианты, свободные от этого влияния.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное