Поиск по сайту

Псковские говоры 3

Помимо этих диалектных форм в псковско-новгородских говорах есть и те слова без «третьего» смягчения, которые в таком звучании свойственны русскому языку в целом: ольха, серьги, фольк. баба-яга.
Разумеется, вопрос о «третьей» палатализации в северо­западных говорах русского языка не может быть так легко решен на основе приведенных примеров. Но крайне ограничен­ное отражение этой палатализации на рассматриваемой тер­ритории совершенно очевидно54. Основываясь на данных этих диалектов русского языка и на показаниях других славянских языков, Г. И. Шевелов, вполне убедительно, на наш взгляд, заключает, что географический центр третьей палатализации находился у южных и юго-западных славянских племен; с юга инновация распространялась на север и восток, причем у восточных славян менее затронутыми оказались самые север­ные и, возможно, западные племена; чем дальше от центра, тем менее фонетическим оказывалось это явление, распростра­нявшееся уже через отдельные слова55.
52    Грамоты Великого Новгорода и Пскова, стр. 161.
53  В тексте летописи — все полъ, но буква с переделана из подскоблен­ной буквы х (см. примечание редактора).   Следует заметить, что причины перехода х>с в этом местоимении не вполне ясны.  Смягчение могло бить вызвано не предшествующим   редуцированным, а, как считают некоторые историки языка, последующим Е  (по второй,  а  не  «третьей»  палатализа­ции). В таком случае с в ед. ч. появляется по аналогии  с формами мн. ч.
Г. И. Шевелов приводит еще тверск. вигде «везде»,   предположитель­но— из *вьхьде (указ. соч., стр. 339).
54  И. Грнцкат-Вирк считает, что прарусским народным суффиксом был -к-, но старославянская традиция, очень сильная в русском языке, мешала ему обнаружиться во многих словах; по его мнению, восточнославянские и лехитские языки не пережили   переходного   смягчения   заднеязычных пс третьей палатализации, так как заднеязычный, подвергшийся первоначаль­но непереходному смягчению после верхних   передних   гласных, снова от­вердел в этих языках в результате диссимиляции с предшествующим смяг­ченным согласным (И. Грнцкат-Внрк. Join о Tpehoj палатализации, ^жно-словенски филолог, XIX, 1—4. Београд, 1951—1952.
66 Указ. соч., стр. 346.
Таким образом, есть основания предполагать, что древний новгородско-псковский диалект не знал и «третьей» палата­лизации, а следовательно, не пережил перехода &>ц ни в од­ной из трех возможных позиций.
Противопоставление фонем ц и ч используется в современ­ном русском языке в очень слабой степени56. В древности, после появления ц по «третьему» смягчению, оппозиция ч : ц использовалась в большем круге слов, но тоже ограниченно, главным образом в противопоставлении двух лексико-грамма-тических образований: притяжательных прилагательных на -ьч- (<*-ьк/-) и соответствующих существительных на -ьц-(<*-ьк-): отьчь — отьць, чловЬчи — чловЪци и под.57. Суще­ственной роли в процессе коммуникации это противопоставле­ние, по-видимому, не играло. Неясно также, было ли это про­тивопоставление лексически реальным в конкретных языко­вых системах восточных славян, использовались ли в них па­раллельно формы существительных с «третьей» палатализа­цией и краткие формы притяжательных прилагательных от этих же существительных. Поэтому проникновение слов с зву­ком ц в новгородско-псковский диалект и артикуляционно-акустическое сближение ц с имевшейся в этом диалекте фоне­мой ч не должно было вести к развитию омонимии, к каким-либо помехам в речевом общении.
Звук ц, фонетически отождествлявшийся с местной аффри­катой ч, проникал в диалект через слова, или неизвестные ра­нее новгородско-псковским говорам, или известные в другом, местном звучании (с фонемой к1). При этом сфера употребле­ния к’ становилась более узкой, а функции аффрикаты расши­рялись58. Легче других могли проникать в диалект те слова с ц, которые не были связаны с местным бытом,  ремеслами (цер-
ковь, отец*9) или выходили за пределы местного общения (цена). Что касается слов активного местного употребления, они сохранили (и частично, как мы видели, сохраняют до сих пор) смягченный заднеязычный. Естественно, что межди­алектными контактами не были затронуты и грамматические формы с к’ в конце основы перед некоторыми падежными флексиями (рукЪ и под.), в том числе и диалектные формы им. ед. м. р. на -ке и род. ед. -а-основ на -кЪ.
Таким образом, цоканье должно было распространиться на все слова с ч (поскольку в новгородско-псковском диалекте отражен общеславянский переход *к’>ч и восточнославян­ский переход *г/>ч), но далеко не на все слова и формы, где в славянских языках предполагается переход *к’>ц.
Возникнув в таком значимом и большом диалекте, цоканье могло распространиться за пределы первоначальной террито­рии. Близкое звучание и слабая противопоставленность в си­стеме фонем должны были благоприятствовать распростране­нию цоканья и в тех соседних с новгородско-псковским диалек­том говорах, которые пережили процесс второй палатализа­ции и первоначально различали ц и ч. Цокающие говоры за­нимают большую территорию, чем говоры, в которых предпо­лагается отсутствие второй палатализации (на основе форм кеп, кевина и т. п.), они охватывают не только Новгородскую и Псковскую, но еще и Смоленскую землю60. Следует, однако, помнить, что отсутствие второй палатализации обнаружено почти случайно, в экспедициях по изучению местной лексики, а не древних фонетических процессов. Программа для «Атла­са русских народных говоров» не включала соответствующих вопросов. В будущем наши сведения о говорах без второй па­латализации могут обогатиться.
yiO. Подведем итоги. Северо-западная группа восточных славян, начавшая с середины первого тысячелетия н. э. засе­лять территорию будущей Новгородской и Псковской земли, не пережила вместе с другими славянами процесса второй па­латализации. Условием для этого было окраинное положение этой группы и, как следствие, некоторое ослабление контактов с другими славянами. Известную   роль   в   сохранении задне-
59   Отец в новгородско-псковском    диалекте — по-видимому,   книжное, литературное по происхождению (а отчасти и по современному употребле­нию)   слово. Г. И. Шевелов   приводит   примеры с к, которые известны в диалектах Коми АССР (отик «самец животных») и в Рязанской обл. (отьк «отец») (указ. соч., стр. 346).
60  В. Г. Орлова называет   те районы,   куда   смоляне   и   новгородцы принесли с собой цокаиье (указ. соч., стр. 109 и ел.).
язычных перед новыми гласными переднего ряда могло сыграть соседство с прибалтийско-финскими языками, знав­шими такие сочетания. Остальные кривичи пережили, по-ви­димому, процесс второй палатализации вместе с другими сла­вянами. Говоры Смоленской области, насколько известно, не отличаются в этом отношении от литературного языка61; в бе­лорусском языке вторая палатализация сохранилась полнее, чем в русском62.
Поскольку в новгородско-псковском диалекте не было вто­рой палатализации, он имел только одну аффрикату -ч, а не две, как другие славянские диалекты. Взаимодействие с по­следними и усвоение лексики с аффрикатой ц привело к заме­не чужеродного звука своим, то есть к неразличению двух аф­фрикат. Слабая фонологическая противопоставленность аф­фрикат в диалекте-источнике благоприятствовала такой суб­ституции 63.
Цоканье, по-видимому, не только обусловлено историей второй палатализации заднеязычных, но и хронологически связано с ней как последующее звено в развитии звуковой си­стемы новгородско-псковского диалекта.
Контакты новгородско-псковского диалекта с соседними говорами и с ведущим диалектом меньше отразились на мест­ных сельскохозяйственных и ремесленных терминах, на словах обиходного употребления. Так сохранились до наших дней кевина, кевьё, шестикепина, кепок, кеж, кветы, квететь и т. д. — в отличие от цена, церковь, целый, звезда, отец, кото­рые известны теперь только в общерусском звучании, со сви­стящими.
Устойчивым оказалось и морфоиологическое своеобразие северо-западного диалекта, также обусловленное отсутствием второго смягчения, — сохранение заднеязычных в падежных формах перед гласными переднего ряда из дифтонгов. Эта особенность последовательно отражена в древних памятниках новгородско-псковской письменности.    Поскольку сохранение
61  В картотеке Смоленского   областного   словаря отсутствуют слова с начальным к- в рассмотренной позиции (об этом любезно сообщила доцент Смоленского ГПИ А. И. Иванова).
62  Ср. «Дыилекталапчны атлас   беларускай мовы» (АН БССР. Мшск, 1963): в дат. и предл. пп. существительные ж. р. с основой на г, k, x сохра­няют заднеязычные перед -е<-ф только  в  говорах, соседищих с  русским языком (карты №№ 65, 66).
83 Речь идет о новгородско-псковском цоканье. Разумеется, в других говорах.цоканье могло возникнуть и позднее и по другим причинам (на­пример, под воздействием финских языков).

в продажу поступили пептиды отзывы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное