Поиск по сайту

Псковские говоры 3

В октябре 1964 года в Псковском пединституте состоялась Вторая псковская межвузовская конференция, посвященная памяти проф. Б. А. Ларина, основателя ассоциации ленин­градских и псковских диалектологов и историков русского языка, инициатора создания ныне уже богатой картотеки Псковского областного словаря. Доклады участников конфе­ренции, переработанные в статьи,: и составляют содержание Второго выпуска сборника «Псковские говоры» (первый был напечатан в 1962 году).
Книга содержит статьи по фонетике, грамматике, словооб­разованию, лексике и фразеологии псковских говоров.
Сборник открывается содержательной и точной в своих выводах е*атьей 3. В. Жуковской об особенностях заударного вокализма к северо-востоку и востоку от Пскова. С. М. Глу-скина, давно занимаясь разработкой исторической фонетики, детально рассмотрела вопрос о второй палатализации в севе­ро-западных говорах русского языка. Статья Н. В. Поповой посвящена отражению двуязычия на русских говорах Коми АССР. В. В. Колесов прослеживает развитие акцентологиче­ских типов в псковском и новгородском именном склонении (на основе анализа акцептованных средневековых рукописей). В статье В. Н. Немченко рассматриваются типы фонетических диалектизмов в русских старожильческих говорах Литовской ССР.
Статьи по грамматике и словообразованию частично про­должают тематику первого выпуска «Псковских говоров». И. Т. Гомонов расширяет свои наблюдения над наречными предлогами в псковских говорах. Две характерные синтакси­ческие особенности северо-западных говоров рассматривают­ся в статьях В. И. Трубинского (деепричастия в роли сказуе-
мого) и 3. М. Петровой (посессивный перфект). В. И. Чаги-шева останавливается на утрате среднего рода в местных го­ворах и на различных причинах, вызвавших это явление.
Вопросы местного словообразования нашли отражение в статьях А. С. Герда о суффиксе *#, В. П. Строговой об осо­бенностях суффикса -1н1яг, Н. Д. Сидоренской о неличных местоимениях. Интересные сами по себе, статьи вносят из­вестный вклад в малоизученную область словообразования диалектной лексики. К разделу словообразования можно от­нести и статью К- А. Гомоновой, показывающую своеобразие и богатство местоименных наречий причины и цели в псковских говорах.
Молодой исследователь И. С. Михайлова показывает раз­нообразие синонимов и лексических параллелей в названиях кушаний на материале псковских говоров.
В статье И. А. Попова о рыболовецкой лексике на Псков­ском озере главное внимание уделено семантике глагольных профессиональных образований в отличие от глаголов обще­литературной речи. Ю. Ф. Денисенко вносит много нового в изучение военной лексики, вскрывая источники местных наименований орудий боя, военных действий, подробно опи­санных Псковскими летописями. Б. Л. Богородский дал этюд о судовом термине «буса» («бусы — корабли»), продолжив та­ким образом свои многочисленные очерки по истории морской и речной лексики.
Проблемам фразеологии посвящена работа Л. Я. Костючук об устойчивых словосочетаниях в псковских говорах и статья А. И. Корнева о военных выражениях по данным Псковских летописей. Статьи значительно расширяют наши представле­ния о семантических и грамматических особенностях местных устойчивых словосочетаний.
Не все статьи сборника написаны на одинаково высоком научном уровне (так никогда, в сущности, не бывает), но все они построены на новых, свежих диалектных материалах, все авторы стремятся к точным выводам, непосредственно выте­кающим из содержания исследований.
3. В. ЖУКОВСКАЯ.
ОБ ОСОБЕННОСТЯХ БЕЗУДАРНОГО ВОКАЛИЗМА
В ГОВОРАХ К СЕВЕРО-ВОСТОКУ И ВОСТОКУ
ОТ ПСКОВА
Псковские говоры — в основе своей с-в-р — постепенно ста­новятся переходными. Это проявляется в том, что принцип раз­личения безударных гласных неверхнего подъема сменяется принципом их неразличения — в говорах появляется и укреп­ляется аканье.
Народные говоры лишены нормализации и развиваются неравномерно, то есть в один и тот же период развития языка разные говоры могут отражать различные этапы в истории того или иного явления. Поэтому, чтобы в.осстановить, например, такой процесс, как образование аканья, нужно оп­ределить — какие говоры отражают более архаичные черты, а какие — менее архаичные, и расположить их в соответствии с данными истории этого явления.
В литературе вопроса появились тдкие понятия, как пол-новский и гдовский вокализм (применительно, прежде всего, к положению после твердых согласных) ‘. Полновский вокализм характеризуется совпадением гласных фонем неверхнего подъема в звуке а только перед гласными верхнего подъема: сталы — травы, сталу — траву, наси — дави, но: стола — тра­ва, столом — травой, столе — траве. Так называемое гдовское оканье являет собой следующую ступень в развитии полнов-ского вокализма — в основе своей это полновский   вокализм,
осложненный принципом ассимилятивности (гласные неверх­него подъема совпадают в а не только перед и, ы, у, но и пе­ред а: стали, травы, сталу, траву, наси, дави, стала, трава, столом, травой, столе, траве). Говоры с полновским и гдовским типами предударного вокализма отмечены в северо-западной части Псковской области 2.
Говоры к северо-востоку и востоку от Пскова большей частью окающие (Ляд. Алексино; Пл. Окрино; Стр. Сковород­ка, Страшево, Давыдове, Теребуни; Порх. Любасницы, Колом-но, Верхние Горки; Дн. Михайловский Погост) или переход­ные от оканья к аканью. Так, безударный вокализм д. Пл. Ко-торск можно определить как полновский (насил, карзинка, прайти, вывазили, гары, пъталку; порядок, собаки, пока, вода, молока, мотают, кровать, копали, гораст; потом, полой, воро­чай, горшок, хотора, отец, поем, колени), но уже частично осложненный ассимилятивностью: паляна, гараст, раса, саба-ка. Звук а вместо о перед ударенным а встречается значитель­но реже, чем о, так что можно говорить лишь о начальной ста­дии разрушения полновского вокализма.
В говоре д. Кар. Загорье полновский тип уже почти разру­шен: гъварить, сайти, в далгих, схади, дачуш, вазьми, патю-кай, сваю, касушки, гаду, ваду, тачыть, касынка, вайны; въласа, двара, никагда, арала, кравать, балл, собака, гъловня, сосняк3; работал, корова, потом, хорошо, колодец, горшок, прошлопала, домой, конёк, копён, коренья, поели, воде, по­ехал.
Говор д. Стр. Гаврилова Гора можно квалифицировать уже как говор с оканьем гдовского типа, так как здесь а и о после твердых согласных различаются только перед о и е: прастуда, адную, в пару, дацушка, маю, гъварила, бальница, пълавина, васьми, масквички, взашли, вайны, вады, вазы, прастых; дач­ка, пашла, стаят, паспали, палям, падвал, абратна, дагнали, папала; тобой, корова, моё, окошко, домой, промеш, в окне, болел. В говорах дд. Хозоново, Подсухи, Гнилицы Порховско-го р-на и Малые Пети Карамышевского р-на аканье уже уста­новилось полностью.
R некоторых окающих говорах северо-востока Псковской обд. отмечено в первом предударном слоге после твердых ^огласных употребление звука о соответственно этимологиче-
скому а. Например, в д. Пл. Должицы записано: покожу, ро-скожу, проподу, продоют, кокую, постух, сторушка, ворили, кросивый, содить, отровили, мольчышка; похали, кокая, от-провляли, гнола, стрекоза, похала, коталися, мозанки, сома, трова, токая, кокая, роскозал, довай, сърохван, котали, поса­жен, токая, довали; блогой, кортошку, кокой, доено, зобор, ко-кое, дрочёна, кросотка, токой, токое, ростёт, поподё, коменья, нодеть, солфетки, коромельку, поспровней, с фонеры, кодрель.
Примеры из говора д. Стр. Ждани: копуста, копусные, тро­вы, токие, токих, гърмонист, кросивые, кокие, тровы, скожы; токая, скокать, трова, пъкозала, котались, довали, продовал, не хвотала, скозал; токой, в породи, породу, порода, кортошку, нородом, токова, новозная, кокова, токой, фортовые, подели, трове4.
Об употреблении звука не а согласно этимологическому а в первом предударном слоге после твердых согласных при сохранении этимологического о в этой позиции сообщает Т. Г. Строганова в вышеуказанной статье. Но там речь идет о говоре с полновским типом безударного вокализма, то есть говоре, уже не различающем гласные а и о перед и, ы, у, так что употребление ъ вместо а перед ударенным а не нарушает этой системы: о и а все же различаются перед а, но их разли­чение выражается в том, что на месте о и а соответственно зву­чат о а ъ: моя, отца, пошла, вода, тогда, плохая… къкая, ръскъ-зать, скъзала, пъхать, къкрас, къка, дъвала и т. д.5. Появление ъ вместо а перед ударенным а рассматривается здесь как следствие диссимиляции.
Появление о вместо а в первом предударном слоге перед всеми ударенными гласными в окающих говорах дд. Стр. Жда-ни и Пл. Должицы резко нарушает всю систему безударного вокализма, превращая её из системы, различающей а и о пос­ле твердых согласных, в систему, не различающую эти звуки в первом предударном слоге: воды — тровы, носи — кросивые, хожу — покожу, столы — тровы, моя — кокая, соха — похали, домой — кокой, пошол — порода, столе — нодеть и т. д.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное