Поиск по сайту

Псковские говоры 2

К термину сопЕц очень близок сходный с ним термин сло­пец. В словаре В. И. Даля слопЕц — «барочная потесь с кор­мы и с носа, замест руля; бабайка, навесь, стерно, лопасти-на». С иным ударением это слово дает И. А. Шубин; «Пра­вильные весла носили в разных местах различные названия: кормовое весло (на мелких лодках), веслнще (на больших су­дах вообще), пОтесь (на плотах и коломенках), поносная или поносно (на мокшанах и расшивах), бабайка (на плотах), ло-пастина и слОпец (на барках)»6). Однако сопЕц и слОпЕц — термины разные по происхождению. Корень слоп в словаре В. И. Даля богато представлен рядом однокоренных слов: слоп, слопЕнь, слопенЮга, слопЕц, ослОп, Ослопень, ослопИ-на и др. СлопЕц, кроме значения «пОтесь, бабАйка», означает «шест, дубина, палка», а также «западня на зверей». Послед­нее значение в слове слопЕц было первичным, известным, су­дя по данным Картотеки ДРС, с XV в. (См. Рус. ист. б-ка, VI (1), 924), в то время как значение «палка, шест» в па­мятниках не отражено. СлОпЕц имеет свою историю, отлич­ную от истории слова сопЕц — «руль». Нельзя объяснять со-пЕц из слопЕц путем выпадения Л или наоборот слопЕц из со-пЕц вставкой того же Л. Это слова разные, имеющие, однако, общим одно из значений: «правильное весло», «руль».
Не бу*дем останавливаться на анализе термина копЕц с
тем же самым значением «стернО, руль, кормило, правИло». Это слово одного корня с кОпань — «кокора для стройки су­дов», копАть, копнУть и т. д.
Расширение числа мнимых вариантов термина сопЕц «руль», как и увеличение слов с корнем con — can, все даль­ше уводило бы нас от решения вопроса о происхождении со-пЕц, сапЕц — «руль». Это слово, как нам кажется, стоит оди­ноко в современном русском языке, что наводит на мысль счи­тать его заимствованным из других языков. Но этимология слова может быть до конца убедительной только в том случае, когда, кроме языковых данных, привлекаются — разного рода факты из истории культуры народа, в частности, истории кораблестроения, поскольку речь идет о техническом тер­мине водников, а также истории международных отношений, во многом определявших пути заимствования речных и мор­ских иноязычных слов.
Задача настоящей статьи и заключается в том, чтобы, опи­раясь на принцип связи истории языка и истории народа, установить время появления слова сопЕц, салЕц — «руль» в русском языке, определить территорию или, точнее сказать, акваторию распространения этого термина, характеризовать употребление слова в языке памятников различных жанров, наметить причины выпадения термина из русского литератур­ного языка и сохранения слова в народных русских говорах. Все это может подвести в конечном счете и к решению вопроса об этимологии анализируемого слова.
2.
Нет никакого сомнения в том, что сопЕц или сапЕц — сло­во, давно известное русскому языку. Но, как это почти всегда бывает, технические термины сравнительно поздно и скупо от­ражаются в языке древнерусской письменности. В памятни­ках церковно-книжного жанра они вообще очень редки. Но сопЕц раньше всего, вопреки общему правилу, встречается именно в языке житийной литературы. Едва ли не самым ран­ним памятником, отразившим этот термин, является Житие Зосимы и Савватия нач. XVI в. -(1503 г.): «идеже сопець утвер-женъ бяше»7). Это — замечательный памятник русской пись­менности, на который пока мало обращено внимания. Он со-
ставлен на основе живых воспоминаний о Зосиме и Савватич неграмотного инока Германа, по профессии рыбака, прожиз-шего на Соловецком острове около 50 лет. Его воспоминания, записанные под диктовку, оказались у автора Жития — игу­мена Соловецкого монастыря Досифея, а потом были литера­турно обработаны митрополитом Спиридоном и 6 его обработ­ке вошли в Четьи-Минеи. Спиридон «родом тверитин», Доси-фей, по-видимому, пскович, сам Герман родом из Тотьмы, Зо-сима— новгородский, родился в с. Товбуе на берегу Онежско­го озера, Савватий до Соловецкого был связан с Кирилло-Белозерским монастырем’— все это типичные представители русского севера, оказавшиеся, кроме Спиридона, на Соловец­ком острове в конце XV — начале XVI вв. Беломорский край в ту пору входил в зону владений Великого Новгорода. Мона­хи просят себе игумена у Новгородского архиепископа. Ве­ликий Новгород дает монастырю дарственную грамоту на вечное владение всеми Соловецкими островами. Марфа По­садница жертвует свои беломорские волости — Суму и Кемь. Тесные экономические и культурные связи рано установились между Новгородом и Соловецкими островами. Монастырь имеет свой парусный флот. Суда ходят в Архангельск и посад Сумы. Нельзя сомневаться, что термин сопЕц принесен был на Соловецкие острова именно новгородцами. Однако новго­родские памятники, кроме Жития Зосимы и Савватия, не упо­минают термина сопЕц8). И тем не менее можно безошибочно утверждать, что богатый новгородский флот имел этот тер­мин, если он был известен, как увидим ниже, с одной стороны, судам псковских водоемов, а с другой стороны, судам чуть ли не всех крупных рек нашего севера.
Широкое отражение термина наблюдается в деловом язы­ке XVII в. И это естественно: то было время, когда судострое­ние и судоходство в северном крае получило высокую степень развития. Архангельск тогда был единственным портом, через который шла торговля России с Англией и Западом вообще. Северная Двина была той центральной речной магистралью, по которой двигались разного типа суда, нагруженные солью, рыбой, пушниной и другими товарами. И сопЕц много раз встречается в языке холмогорских документов. Но раньше всего следует назвать Словарь-дневник Ричарда Джемса 1618—1619 гг., где дана запись: sopeats, the rudder (кормовое
весло, сопЕц)9). Вот еще три свидетельства об этом термине из одного и того же памятника: Делалъ к павоску кирпичной воски сопецъ и дерево и бети тринатцать алтынъ две денги даны. Кн. прих. расх. Холм. арх. д. № 103, л. 12, 1685 г. Делал онъ Елизарко к сопцу оглоблю да приводилъ у тог<о> до­щаника порубень. И тот дощаникъ онъ конопатилъ. Там же, л. 120, 1687 г. Делали в домовой вышеписанной новопостроен­ной лодьи мурманского промысла да к новоземелскому кочю: дерева и сопцы и иныя поделки десять дней. Там же, № 107, л. 125, 1695 г.10). Павозки, дощаники, кочи непременно имели сопЕц. При этом, как видно из текстов, суда эти направляют­ся и в сторону Мурманского побережья и в сторону Новой земли.
Важно заметить, что слово сопЕц имеет уже свои произ­водные, а это свидетельствует о том, что сопЕц — хорошо ос­военное, обжитое в ту пору на севере слово: И сделать къ темъ дощаникамъ шоглы и бети и раины и сопечные клюки и по кормовому веслу и по по(но)сной и по плице водолейной. (Порядная). АЮБ. II, 783, 1677 г. "). Сделать… десять доща-никовъ… съ шоглы и съ раины и съ кормовыми и съ поносными и съ гребными веслы и съ сопешными крюки и съ досками и съ лодками. (Отписка Тобольск, воеводы кн. Голицына верхо-турск. воеводам). А. И. V, 184, 1684 г.12).
Кроме прил. сопечный (сопешный), есть еще другое — сопцовый: Якорь 2 багра над, вороты 9 тяг сопцовыхъ да два замка у Федора Кудашева висячих. (Опись вологод. амбаров). А. Кир.-Белозер. м-ря, № 175. 1656 г.13). Да он же Тимошка з братом добыли к тому кочу две тесницы на перешвы да согт-цовой корень да бревно на дерево. Кн. прих. расх. Холмог. арх. д. № 108, л. 49, 1696 г.14). Характерно, что сопечный и соп­цовый бытовали в том же самом районе — Холмогоры, Волог­да — и в ту же самую эпоху второй половины XVII в. Это ука-
зывает на то, что центром распространения   термина   тогда был бассейн Северной Двины.
Отсюда, из бассейна Северной Двины, термин был занесен нашими землепроходцами и на суда сибирских рек. Уже в первой половике XVII в. слово достигло глубинных районов Сибири: И парус на коче изодрало и сапец у кеча выломило. Отп. Тобольск, воевод, 72, 1627 г.15). На судовое дело плотни-ковъ, которым делать въ Енисеискомъ остроге десеть кочеи, надобе… 10 крюков с пробои к сопцам, 10 оборотень для стру­гов. 20 просековъ. Якутск, а., к. I, № 1, ест., 128, 1639 г.16). Не случайно, что сопЕц часто встречается в актах Верхотурья — этого крупного сибирского города, имевшего судостроитель­ные верфи: А запасов на дощанике шогла, раина, сопецъ, кормовое весло, поносная, четыре греби, четыре шеста. А. Вер-хот, съезж. избы, карт. № 24, 1677 г.17).
В эту же пору термин сопЕц становится известным и в ни­зовьях Волги: Левка Кондратев делал… на бухарскую бусу к сопцу обойму да скобы вилчатые. Астр. ак. № 604, ест. 1, 1620 г.18). Однако этв единственная цитата и единственный памятник, свидетельствующий о термине сопЕц на Волге. Ни на Шексне, ни на Мологе, ни в верховьях Волги термина со-пЕц, по-видимому, не было. В Астрахань слово попало не с верхней Волги, а всего вернее с Камы и ее притоков. И толь­ко в самом конце XVII в. сопЕц изредка стал встречаться на Дону (см. Елаг. I, 87, 129 и др.), но ни там, ни на Днепре, ни на Черном море термин, по всей вероятности, не был известен в широком употреблении: слова сопЕц нет сейчас на юге.

Быстрый курс по html и css для начинающих сегодня

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное