Поиск по сайту

Псковские говоры 2

Причастия, утратившие значение второстепенного сказуе­мого, в Псковских летописях встречаются лщць в тех конст-
рукциях, где причастие уточняет, разъясняет действие глаго­ла — сказуемого, включается в «его. В подобных конструк­циях результативное значение вида в причастии проявляется наиболее полно, именно поэтому причастие теряет предикатив­ность, переходит на роль обстоятельства образа действия или причины и никогда не соединяется со сказуемым союзом.
…и Шевкал с дружиною своею згоревъ пропаде, I, 16, 33— 34; …сущий в лесехъ отъ мраза измерзше умроша…, II, 41, 17—18.
Такое же соответствие по признакам наблюдается между отпричастной формой и результативными деепричастиями в современных псковских говорах. Ослабление предикативного значения в деепричастиях, по сравнению с аппозитивными причастиями, идет еще дальше: такие деепричастия по сути дела не имеют предикативного значения, если не считать необ­ходимой смысловой связи с подлежащим, и употребляются как обстоятельства.
Ляжым ф саломы зарыфшы, № 24, 15; два сына жыли одделифшы на хуторах на своих, № 53, 86; обей собрафшы жывут, № 9, 30; астафшы старики згарели с сваей изёпкай, № 24, 4; проходит согнуфшысь, № 40, 54.
С этими фактами необходимо сопоставить следующие.
В Псковских летописях причастия прошедшего времени еов. вида от непереходных глаголов могут употребляться в ка­честве предикатов только в именительных самостоятельных, где они по функции колеблются между второстепенным . ска­зуемым — обстоятельством и главным сказуемым.
Сед же святььи на архиепископском столе, и бысть людем радость велиа, I, 104, 12—13; / …приехав Иван ..л Ключицам,, где они обострожилися на бую, и оуслыша полоняныя наши 100, 7—10; и по томъ князь …приехав во Псковъ, и псковичи прияша его честно…, I, 17, 20—21.
В современных псковских говорах деепричастия с резуль­тативным значением могут переходить на роль именной часта сложного именного сказуемого, что наблюдается, когда дее­причастия стоят при глаголе с более или менее отвлеченным значением, постпозитивны ему и не имеют при себе поясни­тельных слов.
…Асталась анна, как ф школу пойдё разуфшы и раздефшы, № 38, 89; куды пабёк раззефшы, № 1, 4; немцы в ызбы сидели раздефшы, № 18, 83.
Сопоставление материала Псковских летописей с материа­лом современных псковских говоров показывает, что в основной
своей части отпричастные формы в диалекте возникали на ба­зе переразложения конструкций, где аппозитивное прича­стие — деепричастие в роли второстепенного сказуемого — обстоятельства имело результативное значение. Первым эта­пом этого процесса явилось-ослабление предикативного значе­ния, вторым — ослабление обстоятельственного и, наконец, третьим — переход аппозитивного причастия — деепричастия на роль предикатива при определенных синтаксических усло­виях.
Развитие новых отпричастных форм шло по линии, типич­ной для слов категории состояния — от обстоятельства к пре­дикативу42). Это является лишним подтверждением того, что отпричастная форма живет и развивается в общем потоке форм, тяготеющих к категории состояния.
В. И. ТРУБИНСКИИ
О ЛЕКСИЧЕСКОЙ БАЗЕ
ПРЕДИКАТИВНОГО ДЕЕПРИЧАСТИЯ
В ПСКОВСКИХ ГОВОРАХ
Вопрос о специфике и происхождении предикативного дее­причастия (цвет облетевши, он оженивши, она была ушедчи и т. п.), особенно употребительного в говорах псковских и нов­городских, был уже частично освещен в работах А. А. Потеб-ни, Н. Н. Дурново, В. И. Борковского, Ф. П. Филина, В. И. Чернышева, С. П. Обнорского, П. С. Кузнецова, Н. П. Гринко-вой, в диссертации Л. И. Царевой и некоторых других работах, но специально еще не исследовался. Ограниченность материа­ла, который имелся в распоряжении ученых, исключала воз­можность выводов, выходящих за рамки предположений.
До сих пор остается неясным, как очерчивается круг глаго­лов, образующих интересующее нас сказуемое, какие языко­вые категории или свойства причастны к его образованию.
Высказанное в предшествующей нашей статье, посвящен­ной этому же явлению, положение о «мутативности» как ос­новном свойстве «производящих» глаголов было определено лишь негативно1). Вследствие небольшого объема статьи и ее общего характера в ней отсутствовал непосредственный ана­лиз фактов.
Предлагаемая статья опирается на обильный свежий мате­риал псковских и ленинградских говоров, накопленный в диа­лектологическом кабинете Ленинградского университета за последние 15 лет2) (включая материал, собранный   нами   со
специальной целью исследования данного явления). Она ста­вит своею задачей проследить, в плане уже позитивном, дей­ствительно ли значение изменения субъекта в каком-либо -от­ношении, причем изменения совершенного, реализованного (т. е. то, что именуют «мутативностью»), является общим и ос­новным свойством глаголов, дающих наше деепричастие.
Впрочем, подлежащее обоснованию положение не является чем-то совершенно ноеым. Очевидно, именно это свойство пре­дикативного деепричастия имели в виду исследователи, когда, в порядке предположения (вследствие ограниченности мате­риала), отмечали как характерное для наших форм значение «признака, состояния как результата действия»3), а для «производящих» глаголов — «значение перехода (разрядка наша. В. Т.) в новое состояние»4). Эти беглые замечания уче­ных предвосхищают весьма выразительную закономерность, характеризующую явление, которая теперь, с накоплением большого количества фактоЕ, усматривается достаточно отчет­ливо.                                                                  ч
Заранее заметим, что анализ наш будет не узко лексиче­ским, а таким, при котором обобщенные лексические значения будут рассмотрены в сочетании с семантикой вида и непере-хЪдности. Лексические значения «производящих» глаголов чрезвычайно неоднородны и сами по себе никак не обусловли­вают образования данной формы, о чем свидетельствует Про­изведенный нами специальный «пробный» анализ.
Важным представляется другое, а именно то, что каждый из приводимых ниже глаголов, выступающих в форме деепри­частия-сказуемого (а они, в полных перечнях,’составляют бо­лее 95% всех зафиксированных нами фактов), обозначает ка­кое-то «осуществленное изменение» субъекта. Какого рода из­менение имеется в виду — на это дает ответ вводная (предпо­сылаемая материалу) характеристика каждой глагольной группы. И поскольку ответ этот имеет, по сути дела, второсте­пенное значение (он необходим лишь для того, чтобы   помочь
конкретно представить доказуемое), то деление глаголов на группы предлагается максимальнр крупное и общее, однако достаточное для того, чтобы наглядно продемонстрировать «мутативность».
Обнаружилось, что в качестве «производящих» в псковских и ленинградских говорах выступают глаголы с общим значе­нием осуществленного изменения:
а) в физическом, физиологическом или психическом состоя­нии одушевленного субъекта, б) в социально-бытовом поло­жении субъекта-лица, в) в приспособленности одушевленного субъекта к явлениям среды, г) во взаимоотношении лиц, д) в физическом положении субъекта относительно другого пред­мета или среды, е) в физическом состоянии неодушевленного субъекта, ж) в пространственном положении субъекта.
Выделились также глаголы с общим значением: з) осуще­ствленного появления или возникновения субъекта, и) осуще­ствленного исчезновения или прекращения существования субъекта и, наконец, к) глагол измениться и ему синонимич­ные.
Некоторые глаголы заслуживают особого рассмотрения.
а) Глаголы с общим значением осуществленного измене­ния в физическом (внутреннем или характеризующем лишь внешность), физиологическом или психическом (душевном, ин­теллектуальном, моральном) состоянии одушевленного субъекта.
г) Глаголы с общим значением осуществленного изменения во взаимоотношении лиц (одного субъекта-лица по отношению к другому, двух или нескольких субъектов-лиц по отношению друг к другу) .Договориться: дъгъварифшы (они) раншъ пъ какой цыне пръдавать, так и търгавали (Пек.); скока надо платить мы не договорифшы (Лен.); перессориться: женя са фсем перессорифшы, и фсё равно ходит кафсем (Лен.); признакомиться: теремИтин-тъ жыл загатавитель, ён ка

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное