Поиск по сайту

Псковские говоры 2

Областная лексгка в языке писателей конца XVIII века употреблялась только в произведениях низкого стиля: коме­диях, баснях, ирои-комических поэмах. Драматурги Попоз, Аблесимов, Волков вводили областную лексику в язык пер­сонажей, чтобы создать комический эффект. При этом для показа неправильной, нелитературной речи своих героев они брали и диалектные формы произношения общеизвестные слов. В. Майков и М. Чулков употребляют в языке ирои-ко­мических поэм областную лексику с целью создать несоответ­ствие между стилем и содержанием произведения и тем са-
мым пародировать высокий стиль. Привожу   один из приме­ров:
«Один соперника там резнул под живот И после сам лежит повержен яко скот; Другой сперва пошел на чистую размашку, Нацелил прямо в нос, но сделавши промашку, Отзерз свободный путь другого кулаком».
(В. Майков, Елисей).
Слова, употребленные в языке произведений низкого стиля, не вносились составителями в словник Словаря Академии Российской.
Следует добавить, что и писатели    сентиментального на правления во главе с Карамзиным, произведения   которых в конце XVIII в. воспитывали эстетические   вкусы   дворянства, не употребляли областных слов. Это тоже могло обусловить отношение составителей Словаря к отбору областных слов.
Часть областных слов помещена в словарь без соответ­ствующей пометы. Ее заменяет указание на область распро­странения слова или вещи, предмета, явления, которые на­званы этим словом.
Примеры: Бирюк, ка, с. м. татар. В низовых местах так называют волка.
Такими же указаниями снабжены слова: АрАнцы в Сиби­ри называются высокие каменные горы. ВАженка — самка лапландского оленя. СОйма — большая лодка с палубою и с мачтою, употребляемая на Ладожском и Онежском озерах. БАгрилыцик — на волжских учугах называется рыбный про­мышленник, и мн. др.
Указания на сферу распространения при некоторых обла­стных словах отличаются неопределенностью: МанИха, хи, с. ж. В некоторых областях России — малый предваритель­ный прилив воды.
Основная масса областных слов помещена в словаре без помет и других указаний, в одном ряду с общерусскими сти­листически нейтральными словами. Часть областных слов по­мещена в словарь с пометами «простонародное», «просто­речное» (перечень этих слов см. ниже)..
Мы не можем (спустя более чем сто пятьдесят лет после создания первого академического словаря русского языка) без достаточных оснований брать под сомнение правильность или неправильность помет в этом   словаре.   Й тем не менее
требуется ряд доказательств в пользу того, что те или другие слова в период создания первого академического словаря были не просторечными, а местными, областными.
Этот вопрос можно в известной мере разрешить, если про­следить границы распространения слова по имеющимся об­ластным словарям и материалам по областной лексике, имеющимся в картотеке словарного сектора Института язы­кознания АН СССР. Уяснению вопроса помогает также ха-рактер«употребления некоторых из указанной группы слов в языке произведений XVIII века. Так, диалектные слова: лы-ва — густой лес на болоте, вАженка, втОра — причина, и др. — встречаются в произведениях тех авторов, которые или некоторое время Жили на севере России или путешествовали там (Ломоносов, Лепехин, Крашенинников, Болотов).
В различных областных словарях эти слова помещены с помртэми, указывающими на одни и те же узкие границы их распространения (ср. слова: лох, белек, важенка и др. в сло­варях Подвысоцкого, Даля, в Опыте областного словаря).
В Словаре Академии Российской 1789—1794 гг. помещены без помет следующие областные слова: одОнье — кладь снопов, менее скирда (ср. то же в словарях Добровольского, Миртова, Подвысоцкого, в Опыте с пометами «арх.», «новг.»), слОта — слякоть или мокрый снег (ср. то же в сло­варях Подвысоцкого, Куликовского, в Опыте с пометой «ка-лужск.»), ономЕдни, ономнЯсь — в недавнем времени (ср. то же в словаре Подвысоцкого, в "Доп. с пометой «новг.»), моря­на — морской ветер (ср. то же в словарях Подвысоцкого, Куликовского, в Опыте с пометой «арх.»), пОдволока — про­странство в доме между крышей и чердаком (ср. то же в сло­варе Подвысоцкого, в Опыте с пометами «костр.», «новг.», «оренб.», «перм.»), кулемА — пасть для ловли соболей (ср. то же в словарях Подвысоцкого, Куликовского, в Опыте с пометой «арх.»), зАрод i— стог сена, сложенный вокруг ше­ста с сучьями (ср. то же в словарях Куликовского, Даля с пометами «арх.», «тверск.», «томск.»), наслУд — вода на по­верхности льда во "время оттепели (ср. то же в словарях Под­высоцкого, Куликовского, Грандилевского, в Опыте с поме­той «арх.»), тУяз — берестяной короб (ср. то Же в Опыте с -пометами «арх.», «волог.», пОжня — сенный покос "(ср. то же в словаре Подвысоцкого, в Опыте с пометами «влад.», «костр.»,,«новг.», «перм.»), подИзбица — подполье (ср. то же в словаре Даля с пометами «псков.», «твер.», «сев.», «вост.», в Опыте с пометами «арх.», «новг.», «перм.») и мн> др.
К диалектным словам, помещенным в Словаре Академии Российской, 1783—1794 гг., с пометой «простонародное», от­носятся: лЕтось — прошлым летом, ночесь — прошлой ночью (ср. то же в Доп. с пометами «новг.», «тверск.», «псков.»), голомЯ — место, отдаленное от берега (ср. то же в словарях Подвысоцкого, Даля), вОнный — наружный (ср. то же в сло­варях Грандилевского, Даля) и др.
Как показывают пометы в областных словарях к приве­денным выше словам, большинство из этих слов входило в словарный состав севернорусских говоров. Поэтому эти сло­ва зафиксированы словарями севернорусских говоров и не отражены в словарях южнорусских говоров. Это позволяет с известным основанием предполагать, что данная группа слов в период создания Словаря Академии Российской была об­ластной, севернорусской.
Однако это доказательство, является недостаточно проч­ным: областные словари русского языка создавались во вто­рой половине XIX в., т. е. на 50 с лишним лет после того, как был выпущен в свет Словарь Академии Российской. Некото­рые из указанной группы слов в период создания первого академического словаря могли быть общерусскими, а позд­нее, к периоду создания областных словарей, могли выпасть из словарного состава русского языка, сохранившись в сло­варном составе периферийных севернорусских говоров. Но сравнение приведенных слов со словарным составом древне­русского языка по картотеке древнерусского словаря и по «Материалам для древнерусского словаря» Срезневского по­казывает, что эти слова зафиксированы в памятниках XV, XVI, XVII вв. новгородского и севернорусского происхожде­ния.
Все это с известным основанием позволяет утверждать, что перечисленная выше группа слов в период создания сло­варя Академии Российской, 1789—1794 гг., была диалект­ной.3).
Почему же составители первого академического словаря внесли эти слова без помет или с пометой «простонародное»?
Хотя к концу XVIII века русская лексикография уже име­ла богатые традиции, тем не менее вопрос о месте областных слов в академическом словаре нельзя было разрешить с до-
статочной полнотой и правильностью, так как Российская академия не располагала не только какими-нибудь теорети­ческими разработками по диалектологии, но в распоряжении составителей словаря не было даже достаточного количества собранных материалов по диалектной лексике, которые по­зволили бы отбирать областные   слова   по   определенному
ПрИНЦИПу.     :
Почему же в словаре оказалась без помет значительная группа севернорусских словарных диалектизмов? Данное об­стоятельство объясняется наличием тесных связей Петербур­га того времени с севером России. Многие севернорусские словарные диалектизмы входили в живой разговорный язык населения Петербурга. Составители словаря, надо полагать, при общении сами пользовались севернорусскими диалектиз­мами, обозначающими понятия северной природы, быта, про­изводства (терминологическая лексика), встречали некото­рые из этих слов в произведениях писателей и ученых (Ломо­носова, Болотова, Лепехина, Озерковского, Крашениннико­ва). Составители словаря, по-видимому, не воспринимали приведенные выше слова как диалектизмы и поэтому поме­щали их в словарь без помет.
Другую часть областных слов (в основном нетерминоло­гическую лексику) составители словаря воспринимали по нормам стилистики того времени как слова «низкие», «про­стонародные» (см., например, лылЫ «обман». В первом акаде­мическом словаре оно помещено с пометой «простонарод.», в академический словарь 1806—1822 гг. составители внесли уточнение: «слово низкое значит обман»). Авторы словаря, ориентируясь на свое языковое чутье, понимали, что данная группа слов находится за пределами литературного языка, но границ распространения их не знали. Поэтому вместо пометы «областное» они характеризовали эти слова пометой «про­стонародное» наряду с другими «простонародными» словами (см., например: скряга, хапать и др.).

Купить плед в Москве качественные пледы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное