Поиск по сайту

Псковские говоры 2

В материалах картотеки представлены знаменательные и незнаменательные части речи (существительные, прилагатель­ные, глаголы и др.). В количественном отношении преобла­дают существительные и глаголы, беднее_всего отражены чи­слительные, так как для обозначения количества и порядка употребляются в основном -общенародные обозначения.
Из существительных входят слова, обозначающие назва­ния конкретных бытовых предметов, напр. кУбел — «укладка типа кадки, с крышкой, может запираться на замок, служит для хранения домашних вещей и продуктов»; нАпол — «дере­вянная долбленая кадушка со вставным дном и крышкой; служит для хранения зерна и муки»; кИчка — «головной убор замужней женщины»; слова, связанные с каким-либо местным производством, напр., ирха — «узкая полоска кожи (очищен­ной от меха), которая вставляется в шов одежды из овчин»; отвлеченные понятия, напр.: облаЕд — «обжора»; долегОй-да — «бездельник, который любит заниматься пустыми разго­ворами»; смУтница — «сплетница»; прозвища людей, напр. кособрОдец — «прозвище человека, который много ездил в поисках лучшей жизни, нигде долго не жил и, наконец, вер­нулся на родину».
Ecfb случаи обозначения одного понятия двумя словами, которые употребляются в разных районах области или в раз­ных населенных пунктах одного района, напр., вено — «плата в виде надела земли-лли денег, которая давалась отцом це-весты жениху в том случае, когда невеста была с каким-то пороком» (с. Н.-Троицк., Клетн. р-н); посАга — в том же зна­чении, что и веио (с. Лутна, Клетн. р-н). Наряду с синоними­кой такого рода наблюдается употребление одного слова в двух и б,олее значениях, напр., рез"— «межа в виде глубоко вспаханной полосы, разделяющей у поля двух больших хо­зяйств» (с. Деньгуб,   Рогнед.   р-н);   рез — «прокашиваемый
или прокошеииый луг в ширину одновременного захвата кос­цами». Косцов может быть разное количество, от 1 до 10. Дли­на реза равна длине надела луга. ,
Наличие в товоре синонимов и омонимов говорит о необ­ходимости при обработке материала делать указания на тер­риторию распространения слова внутри области (назв. насе­ленного пункта и района).
Ценным материалом для словаря следует считать слова, являющиеся архаическими для современного русского лите­ратурного языка, известные нам по древнерусским памятни­кам и произведениям XVI—XVII вв.; таковы: смАга — «су­хость во рту при жажде», истОпчина — «дом с примыкающи­ми к нему хозяйственными постройками», стегно — «бедро», кошУля — «мужская рубашка», отрута.— «отрава», драчё-иа — «неженка» и мн. др. Многие из этих слов до сих пор со­хранились в ряде южнославянских и западнославянских язы­ков и не сохранились ни в русском литературном языке, ни в большинстве русских диалектов.
Разнообразна глагольная лексика говора. Выделяется группа глаголов, имеющих иное значение, чем в литературном языке, напр., трудиться — «страдать», «жить в тяжелых ма­териальных условиях», травИть — «использовать на корм», а также глаголы, неизвестные литературному языку, напр.: тЕ-миться — «казаться», щипенуть — «вспомнить». Многочис­ленны глаголы с приставкой по-, которая вносит в значение дополнительный оттенок повторяемости действия, напр., по-травИть — «израсходовать, использовать на корм», поску-бИть — «пощипать шерсть, приготовить для прядения».
Несмотря на немногочисленность, заслуживают внимания прилагательные. Наиболее употребительны ? качественные прилагательные, напр., сердовОй — «пожилой, человек лет 50—55»; колЯный — «твердый»; отмОтный — «отчаянный*. Интересны относительные прилагательные со значением цве­та и определения местоположения,- напр, однокатиый цвет — «однотонный, любого цвета»; кутовой — «угол в жилом поме­щении у русской печки», обАпольный — «близлежащий, на­ходящийся по соседству».
Из незнаменательных частей речи представляют интерес предлоги, с употреблением которых связано отличное от лите­ратурного языка управление, напр.: предлог в с вин. пад. в значении «за» с творит.: идти в ягоды; от с род. пад. в значе­нии указания на материал, из которого изготовляется пред­мет: рубаха сшита от холста,
Для решения вопросов, связанных с историей края, боль­шое значение имеет изучение топонимики. На территории Брянской обл. сохранилось немало собственных имен, упоми­наемых в древнерусских памятниках письменности, напр., с. Вщиж (Дятьковский р-н), с. Глинное (Навлинский р-н), с. Гощь (Карачевский р-н), река Рвачка (Рогнединский р-н) и мн. др. Поэтому в нашей картотеке специальный раздел со­ставляет топонимика. Среди записей имеются названия, фоне­тическая огласовка которых может быть возведена к обще­славянской эпохе, напр. с. Кветунь (Трубчевский р-н) (ар­хеологические раскопки 1956 г. в Трубчевском р-не позво­ляют считать с. Кветунь одним из древних населенных пунк­тов). В основу некоторых названий положены собственные имена, известные из истории, напр., с. Рогнедино. В живой ре­чи это название подверглось фонетическому видоизменению: Рогнедино—Логредино, в картотеке нашли отражение оба на­звания, так как словарь должен сохранить для истории древ­нее название, а также более позднее, местное.
Данные картотеки позволяют судить о богатстве вырази­тельных средств, которыми пользуются жители восточной Брянщины. Записаны устойчивые словосочетания, типа: рябиновая ночь — «неспокойная ночь», рожь в пяточках — «рожь начала колоситься»; фразеологические выражения: земля лопнет — чёрт вылезет >— в значении «жених найдет­ся», она на лицо как яйцо, а внутри как бОлтень—«красивая, но больная или бездельница», у каждого кота своя заботА, не первый раз старцу костыли носить — «не первый раз встре­чаться с трудностями».
Таким образом, в словарь должны будут войти знамена­тельные и незнаменательные части речи, топонимические на­звания, устойчивые словосочетания и фразеологические вы­ражения.
Имеющиеся в нашем распоряжении материалы могут слу-.жить основой для словаря восточной Брянщины, однако кар­тотека нуждается в дальнейшем пополнении, так как не все районы достаточно полно изучены, довольно слабо отражена лексика, обозначающая отвлеченные понятия, терминологи­ческая лексика, связанная с разными домашними промысла­ми. При собирании лексики живых говоров необходимо обра­тить особое внимание на территорию распространения слов и сферу их употребления, что позволит внести в словарные статьи соответствующие пометы.
С. К. РАГГЕ
О РАБОТЕ НАД ЛАТЫШСКИМ ОБЛАСТНЫМ СЛОВАРЕМ
В своем сообщении не будем останавливаться на разных проблемах, связанных со сбором и обработкой областных слов, дадим.только краткий обзор работы, выполненной и досоветский период и выполняемой нами теперь. Остановим­ся также на выборе информатора, процессе сбора материа­ла, инструкции и программе, укажем на трудности при соби­рании материала и совсем кратко отметим, как работать в дальнейшем, чтобы сохранить ценный материал народной речи.
У латышей имеется довольно обширный четырехтомный словарь, куда входят как литературные слова, так и все из­вестные диалектные слова с пометами о территории их рас­пространения и этимологии. Этот словарь начал составлять а начале текущего столетия К. Мюленбах, а закончил его Я. Эндзелин. Понятно, что вдвоем они не выполнили бы эту работу. На помощь пришли газеты и журналы, которые пуб­ликовали различные вопросы, возникавшие у составителей словаря в связи с обработкой доступного им материала. Боль­шую помощь оказало Рижское латышское общество, а позд­нее — языковедческие заседания, участники которых (глав­ным образом студенты—уроженцы различных мест) сообщи­ли сведения о лексике своего края.
Словарь издавался с 1923 по 1932 год (45 тетрадей). Во время печатания словаря накопился дополнительный мате­риал, который составил 2 тома, выходившие с 1934 по 1946 год. Здесь встречаются совершенно новые слова, а также сло­ва, уже? имеющиеся в .основном словаре, но с новыми значе­ниями’и пометами о более широкой территории распростра-нения^ Всего в словаре около 110410 заглавных слов.
Этот словарь все-таки не охватывает лексического богат­ства всех латышских говоров, так так здесь нет систематиче­ского собрания всех областных слов, а только то, что каза» лось информаторам наиболее характерным для их говора. Поэтому возникла необходимость в создании более полного областного словаря.
Работа по созданию такого словаря "была начата в 1928 году сотрудниками «Хранилища латышского фольклора». Целью было — собрать областные слова по каждому латыш­скому говору. Так как «Хранилище» не имело достаточных средств и "квалифицированных работников для собирания лексики по всем латышским говорам, то Латвийскую терри­торию разделили по диалектным группам на 28 частей, и в каждой такой части предполагалось собрать все слова с раз­личными значениями и их оттенками.
Из-за недостатка подходящих работников и средств толь­ко отчасти удалось осуществить работу по этому заранее выработанному плану, так как материал приходилось соби­рать и накапливать по тем говорам, где были достаточно подготовленные информаторы; но главным препятствием все же являлся недостаток средств.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное