Поиск по сайту

Псковские говоры 2

ЩАпный (и щ а п ненький) —красивый, пригожий, за­фиксировано в Гдовском районе: Аи малиц-та красивой, шшапнай, лучшы яво нети. Гд. Яктушино. Миша-та шшапнЕй яво, пошшапней, покрасивей нямношка. Гд. Чотю. Кока хоро-шынька, шшапнинька девачка. Гд. Яктушино. В записях соби-
ратель раскрывает значение слова прилагательным красивый. В говоре с корнем -щап- употребительны и другие части речи: существительное — губощап; глаголы щАпить: Уш шшапит, шшапит, штоп лучшы сшить. Гд. Перегреб; и щапиться: Гень-ка пьянай был, так шшапился, штоп люди не заметили. Гд. Пе­регреб; наречие щапно: Всё шшапно сшито в ей. Слан. Мона-стырек.
Областные словари (Кулик, 140; Даль, IV, 651) дают это слово в ином значении: «щегольской, нарядный». А гла­гол щапить у Даля означает «щеголять напоказ, франтить» (IV, 651). Многие примеры взяты Далем из «Материалов» Срезневского, при них дана помета «стар.». Правда, они не­многочисленны в «Материалах» и ограничены двумя источни­ками — памятниками XIV века: «Путешествием Игнатия» и «Поучением Даниила Митрополита». Однако и здесь имеется прилагательное щапливый, глагол щапить, существительные щапление и щаповство (обозначающие действие по глаголу щапить).
Картотека ДРС, как отмечает Н. А. Орлова, также распо­лагает немногочисленным материалом, свидетельствующим о распространении глагола щапить в устно-поэтическом язы­ке.19). Употребление прилагательного щаплива подкрепляет­ся текстом из русской народной песни: «Была Дуняша щапли­ва, Авдотьюшка щеголлива».
*         * *
? Лексика внешнего облика человека с точки зрения стили­стической может быть отнесена к стилю разговорному, так как представлена в записях живой народной речи (простых, непри­нужденных бесед), т. е. к стилю, в котором ярче всего пред­ставлена эмоциональная и субъективно-оценочная сторона20).
В кругу лексики внешнего облика человека наиболее упот­ребительными из таких суффиксов являются: -ат-ый и его фонетический вариант -аст-ый, -оват-ый, енн-ый, -ав-ый (-яв-ый), еньк-ий, -ух-а. -к-а.
Суффикс -ат-ый образует прилагательные по характерной особенности, признаку какой-либо части тела, которые   могут
употребляться   как в речи   сдержанно-деловой,   так и в речи эмоционально-окрашенной.
То же следует сказать и о суффиксе -аст-ый. Например: Угревастое лицо, если угри, прышшы. Остр. Свеклино. Мая угревастая, прышшыки у ней на лице. Межа, Перисари. При­лагательное угревастый констатирует факт наличия угрей на лице без какой-либо оценки его.
В предложении ЮрчастЫй, волосы жолтые, красивый такой. Остр. Семехино. Наблюдается явно положительная оценка. То же в следующем примере: Народ-то был грудастый, груди большие были. Девушка-то шла, как вагон. Стр. Сковородка.
При помощи суффикса -оват-ый образуются прилагатель­ные, обозначающие общий признак человека: меховатый — с расплывчатыми формами, омязговатый — полный, укрянкова-тый — коренастый; а также прилагательные, указывающие на признак незначительный, едва заметный: горбоватый, курносо-ватый.
Суффикс -енн-ый чаще образует прилагательные, указы­вающие на размеры: большенный, долженный, малюсенный, толстенный, толшенный.
В русском литературном языке, как указывает А. В^-Иса-ченко, «у парных прилагательных, обозначающих антонимные понятия, деривация обычно возможна" лишь в одном направле­нии (увеличительном или уменьшительном).
узкий — узенький,                     широкий — широченный,
тонкий — тоненький,                толстый — толстенный,
маленький — малюсенький,      большой — большущий21).
В диалекте возможно образование прилагательных от ан­тонимов с одним и тем же суффиксом: большенный — малю­сенный, страшенный — красивенный. Например: Там все дю-женные да большенные. Ляд. Верховье. Он уже год десять, ма­люсенный играл на гармошке. Остр. Козлы.
-В русском литературном языке понятия, обозначаемые в диалекте прилагательными с суффиксами -енн-ый, обычно вы­ражаются описательно-усилительными словами очень, чрезвы­чайно + прилагательное (очень большой, очень маленький и т. п.). Эти описательные конструкции, однако, к эмоциональ­ной или субъективно-оценочной категории слов лингвистами не относятся.
Наши материалы свидетельствуют о нейтральности прила­гательных с суффиксом -енн-ый.   Например: Убили   (Любку)
ребятишки, у ней тут горобок и там. Типерь яна болыиенная девка была б. Гд. Самолва. Как схвати га болезня, умер такой здоровенный парень. Гд. Локоть. Она сухая такая, долженная, под потолок. Остр. Троицкие.
При помощи суффиксов -к-а и -ух-а образуются имена су­ществительные женского рода в соответствии с лексическими параллелями мужского рода:белоглазка — белоглаз; карзуб-ка — карзубый; болыиуха — большак; крив уха — кривой и под.
Выше при анализе двух первых (белоглазка, карзубка) выяснилось, что ни лексическое значение слова, ни суффикс не определяют их эмоционально-оценочной окраски.
Итак, наблюдения над конкретным материалом одной группы лексики убеждают нас в том, что эмоционально-оце­ночный характер слова обнаруживается только в контексте как «непосредственном речевом целом,-элементом которого яв­ляется данное слово»22). Например: Вот подлянка-то она бы­ла. Щербатая, черная, така надувши всегда. Остр. Козлы. Бес кривой, суется не в свое дело. Гд. Драготина. Харя здоровун-ная, страхота. Пушк. Зимари и т. д. и г. д. 23).
А. И. СИНИЦА
ИЗ НАБЛЮДЕНИЙ НАД ЛЕКСИКОЙ ГОВОРА
РУССКОГО СТАРОЖИЛЬЧЕСКОГО
НАСЕЛЕНИЯ ПРЕЙЛЬСКОГО РАЙОНА
ЛАТВИЙСКОЙ ССР1)
I. Лексика, связанная с крестьянским домом
Место, на котором находится дом с хозяйственными пост­ройками, называется селитьба (сялИдьба).
СялИдьба, вОт я вЫбрала мЕста, стрОюсь, Етъ сялИдь­ба; прибЕгла на дмИтрийЬву сялИдьбу.
Селитьба — место под жилою постройкою в смоленских гов. (Добр., 825). Преобр.: «Селитьба — действие поселения и само селение…» М. селытьба, Бр. селитба» (II, 273) Срезн.: «Селитва — жилье, поселение» (III, 336). У Даля: селитьба— поселение, селение; вся усадьба, дом и двор со всеми ухожами (IV, 172). Селитьба — заселенный несколькими деревнями околоток. Псков. Твер. Осташ. (Доп., 241).
Жилое помещение чаще   называют   изба, дом, мн. домы (дамЫ), реже хата (хАта).
ТАм избА,   зъхадИ в Ызбу. Ф хАту зъхадИ тОжъ гъварят.
Производное от дом — домовье (дъмавйО) «гроб». Слово устаревшее, встречается в речи старшего поколения: а,дЕнут смирятнУю адЁжи, дъмавйО здЕлъют, харОнют. ДавнЕй гъварИли дъмавйО, тянЕрь в рЕткъсти. СпакОилась стЕпиха, в дъмавйО пълажЫли.
Домовье — гроб. Пек. Великолуц. Новоторж. Опоя. (Опыт, 49), в печорских гов. домовище2), то же в ярославских (Во-лоцкий)3), олонецких гов. (Кулик., 19).   В ел. Д.: домовье —
гроб Пек. особ, однодеревый, долбленый,   какой   любят   кре­стьяне в Нвг. Влгд. Кстр’. и пр. (I, 466).
Домовина Кур. Нижегор. Пенз. Симб. Твер., домовинка Нижегор. Пенз. (Опыт, 49). Дамавина — гроб в белорусских говорах (Янк., 65).
Слово изба отмечено в Псков, губ. (Тр. МДК, VIII), Арх. губ. (Тр. МДК, XI), Костр. губ., Чухл. у., Ленингр. губ., Лужск. у. (Тр. МДК, XI), Олон. губ., Вышегор. у., Перм. губ., Верхотур, у., Тверск. губ., Калязин. у., Нижегор. у. (Тр. МДК, XII), Пенз. губ., Саранск, у. (там же). «Изба почти у всех ве­ликорусов, кроме самой южной полосы южновеликорусской территории, хата — у белорусов и украинцев. В Курской обл. изба и хата»4).
От слова ивба производное изобка, ум. изобочка (изОпка, изОбъчка).
ИльЯ удАрит мъланьёй, тваЯ изОпка пых-пых.
Изобка — небольшая изба. Новгор. Псков. Твер. Осташ. (Опыт, 74), изобочка Псков. Опоч. (Опыт, 74); изобка отме­чено в Пек. обл.5). В ел. Д. изобка Нвг. Твр. изба, избушка, избенка (II, 31).
Слово хата употребляется реже, обычно стариками. Произ­водное хатёна.
ПатОм вОльнасть и стАли жЫть в сваИх хАтах. С хАты стрялЯли. Я пОмню аднУ курнУю хАту, хАта чОрнъя. QtAut там хатЁна такая. СвайУ хатЕну пастАвлю.
Хата — 1) горница. Смол. Росл. (Опыт, 246, Добр., 956), хатица — избушка. Псков. Твер. Осташ. (Доп. 289), в Твер. губ. (Тр. МДК, VIII), Орл. г., Малоарх. у. (Тр. МДК, X). Ха­тёна — изба, ум. в смоленских гов. (Добр., 956), хата — изба в западной части Воронежской обл.6). В ел. Д. хата — юж. зап. изба, Вят. горница, комната. Твр. изба, зимовка (IV, 543).
Маленький Ларенький домик называют хабунька (хабУнь-ка), времянка (времЯнка), производное времяночка (вря-мЯнъчка).
У тибЯ хабУнька свая, жывИ и ни хлыбышчЫ. Д0м такОй
мАльнький,   хабУнька   нъзывАицца. Ейный атЕц сАм ту ха-бУньку стрОил.
Времянкой называют и новый маленький домик, где про­живают временно, пока строят дом: времЯнка на врЕмя, затО таг зОвут. ПрадАть хатЕл врямЯнку, прадАли врямЯнъчку и вЫгнул янУ вОн. Етъ врямЯнка, а рЯдъм дОм стрОят; в дя-рЕвни Етъ мАлЬнькая хабУнька нъзывАицца, врямЯнка, Етъ ш на врЕмя.
Хабунька — маленькая бедная избушка. Псков. Твер. Осташ. (Доп., 287). хабунька — хижина, сарайчик. Псков. Опоч. (Опыт, 245). В материалах Ф. П. Филина хабунька отмечена в том же значении (Кур., Твр., Пек., Вор., Смол., Новг., Орл. губ.). Слово распространено в южнорусских гово­рах, проходит на северо-запад в новгородскую группу7).

Проставка под пружину омск проставки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное