Поиск по сайту

Псковские говоры 2

Качественная характеристика внешнего облика человека в псковских говорах представлена в основном именами прилага­тельными, которые часто составляют синонимические ряды. Например, для выражения понятия «высокого роста» в диалек­те употребляются: большАщий, большЕнный, болыиОй, боль-шОхонный, взрАстный, взрОслый, врОслый, должЕнный; для обозначения человека худощавого: дИкий, зАмшлый, млЯ^ый, модЕлый, мОзглый, нИщий, сдОхлый, сухОй, худОй, худУн-ный. (Для некоторых из них зафиксированы образования с уменьшительным суффиксом -еньк-: млЯвенький, мОзглень-кий, нИщенький).
В небольшом количестве для описания внешнего облика че­ловека используются имена существительные: белоголОвик — блондин, дЯбра, дЯбрик — человек невысокого роста, кривУ-ха — хромая женщина и др., незначительное количество > гла­гольных форм (причастия прошедшего времени на -вши): раз-рувЕвши — располневший (-ая) ,сгорбАнивши — сгорбивший-(-ая-)-ся и др. Соотношение употребления имен прилагатель­ных, существительных и глагольных форм для описания внеш-. него облика человека в наших материалах таково: имена при­лагательные — 77%, имена существительные — 15%, глаголь­ные формы — 8%.
1.  Характеристика человека словами, обозначающими цвет: белый — белолицый, блЁдый —*бледный,   бурый — темнору-сый, жёлтый — светлорусый, карий — смуглый, рыжий (о цве­те тела) — красный, сивый — седой и др. Например: Малец ни цорный ни бурый. Пек. Лескутино. Он видал, што у таво лицо карее. Тако смуглинько, как на партрети. Остр-. Троицкие. Ес­ли красная кожа, рыжий называется. Остр. Свеклино.
2.  Характеристика облика словами, обозначающими каче­ство: благОй — некрасивый, большОй — высокий, кривОй — хромой, нИщий — худощавый,   рЯбый — с лицом, покрытым веснушками. Например: За беннава красивова мяня дома бра­ня. За багатова благОва ничево ни гаваря. Пек. Заречье. Наш сасед гаразд благой на лицо. Сл. Заполье. МогатнОй ета мога-тУнный, бальшой, как Саша ваш. Остр. Магиново. Здваюран-ная систра вышафшы за кривОва, у ниво наги нет. Гд. Заходы. С виснушками лицо, рЯбый гаварят. Остр. Свеклино.
В образовании производных слов рассматриваемой группы наиболее употребительны суффиксы -ав-ый, -яв-ый, -ляв-ый, -ат-ый6).
В русском литературном языке прилагательные с этими суффиксами функционируют в качестве экспрессивно-оценоч­ных слов, как образованные «посредством суффиксов с экс­прессивным или количественно и качественно-оценочным зна­чением»7). Этого нельзя утверждать о диалектной лексике псковичей, характеризующей внешний облик Человека. Обра­тимся к записям народной речи и посмотрим, обладают ли сло­ва с этими суффиксами постоянной способностью выражать оценку, отношение говорящего.
К о р Я в ы й. Карявое лицо—это с ямкам таким. Это от бо­лезни такой вываливает. Ляд. Лосицы. БабУшки называются, такая оспа ходит. Карявый делается человек. Гд. Молеков-щина. Когда бабУшки сойду, жабинки, яминки остаются, лицо шшадривае, шшарбатое,’ карявое. Остр. Семехино.
Объяснение дефекта лица дается в деловом тоне без при­внесения какой-либо эмоции. Оно сводится к констатации фак-
та, в которой остается нераскрытым отношение говорящего (в плане положительной или отрицательной оценки его).
ШелудЯвый. Шелудявый человек — волоса струпьями покрывались. Стр. Сковородка. Здесь так же, как и в предыду­щем примере, прилагательное употреблено нейтрально. Но возможно его употребление в качестве эмоционально-оценоч­ного слова: Нет удалово, так не надо и шелудявово. Гд. Оре-хозцы. Неодобрительный характер слово приобретает потому, что в первую часть условной конструкции для противопостав­ления включено прилагательное удалый, обозначающее поло­жительное качество человека. А также и потому, что ему пред­шествует отрицательное не надо. В результате оценочный ха­рактер в слове шелудявый создается контекстом.
ТсГ?ке можно сказать и о прилагательных с суффиксом -ат-: ПлешАтый — это от природы. Мой брат был маладой, плешатый уже был. Она за нево плешатово вышла. Ляд. Марьинское. Я ешшо не плешат, пляшины нет. Сер. Заходы. Во всех трех случаях прилагательное выступает как нейтраль­ное. В ином контекстуальном окружении плешатый может вы­полнять функцию отрицательно-оценочного слова: Пляшатый, лысый, отвратительный человек. Пушк. Редковцы.
Как видно из приведенных примеров, присоединение суф­фиксов -ав-ый (-яв-ый), -ат-ый з псковских говорах образует новые слова, не относящиеся к «категории субъективной оцен­ки», выделяемой некоторыми лингвистами в современном рус­ском литературном языке5).
Значительную часть собранной лексики, характеризующей внешний облик человека (около 20% от общего количества), составляют сложные слова. Исконность их в русском языке подтверждается многочисленными фактами истории языка. Об этом говорят прежде всего топонимические названия. В статье А. И. Лебедевой, посвященной псковской топонимике, читаем: «Образование названий, з основе которых лежат сложные про­звища с суфф. -ое- (-ев-), широко распространено в топоними­ке Псковской области. Самую многочисленную группу состав­ляют: а) названия, образованные от сложного прозвища, со­стоящего из прилагательного с тематическим О -j- нарицатель­ное имя (различные части   человеческого тела):   Толстопято-
во — Толстопят, Остроусово — Остроус, Белогубово — Бело-губ, Белоглазово — Белоглаз, Сухоруково — Сухорук и др.»9).
Ф, И. Буслаев: «Еще до введения христианства в России наш язык употреблял слова сложные, как это видим из соб­ственных имен: 1) языческих божеств, напр., Дажь-бог, Стри-бог; 2) людей, напр., Владимир, Святослав; 3) .городов, напр., Новгород»10). «Некоторые сложные слова — продолжает он несколько ниже — относятся к остаткам глубокой древности. Таковы, напр., белобрысый, дурман (название растения), медведь, хоровод. В наречиях особенно много слов древнейше­го сложения» и).
Анализ нашего материала, предлагаемый ниже, подтверж­дает высказанную точку зрения об образовании имен путем словосложения уже в древний период жизни русского языка.
Семантический анализ лексики внешнего облика человека невозможен без решения сложного теоретического вопроса — входят ли экспрессивно-эмоциональные элементы в значение слова? Мы принимаем точку зрения В. А. Звегинцева, отрица­тельно отвечающего на этот вопрос: «Экспрессивно-эмоцио­нальные элементы нельзя, считать включенными в значение слова»12). Группа слов, которая, по определению некоторых лингвистов, является наиболее устойчивой, так как «оттенок чувства заключен в самом значении слова, то есть такие слова, которые означают чувства же, отношения, оценки, как напри­мер: любовь, ненависть, доброта, злость, хороший, милый, до­рогой, нежный, отвратительный, красивый, безобразный, лас­ковый и т. д.»13), не признаются нами лексикой экспрессив­но-эмоциональной, потому что в подобных словах мы имеем дело не с выражением чувств, а с понятием о чувствах, то есть с логическими категориями.
К группе эмоционально-оценочной лексики следует отнести слова, употребляемые в функции ласкового обращения: деточ-
ка, доченька, мой дорогой, солнышко мое и т. п., а также сло­ва-ругательства и некоторые междометия.
Что касается исследования лексики внешнего облика чело­века, нам представляется наиболее полезным рассмотреть ее в плане узуальных значений.
Состав лексики говора, относящейся к внешнему облику человека, с точки зрения стилистической, более или менее од­нороден. Слова приобретают различия эмоционально-оценоч­ного характера в зависимости от условий их употребления. Поэтому в процессе рассмотрения более целесообразным бу­дет расположение слов в алфавитном порядке.
БелоглАзка. Существительное белоглазка в картотеке ПОС представлено одной записью: Иш ты, белоглазка. Г д. Апалево, с припиской собирателя: «бранное о девочке». Возни­кает вопрос, почему бранное? С точки зрения литературного языка, характеристика отличительных свойств и качеств чело­века словом белый воспринимается как положительная. Кроме того, слово белоглазка содержит в себе суффикс «уменьши-тельности-ласкательности»-к-, что, казалось бы, позволяет понимать слово как одобрительно-оценочное.
У Даля: «Белоглазый, белоглазка обычно у кого бельма навыкате» (I, 156). В словаре Добровольского в тек­сте заговора от «сглаза» перечисляются глаза, против которых направлен заговор. Среди них упоминаются «белый» и «бело-зорый», что не одно и то же (126).
Гнездо слов с основой белоглаз-, бытующих в говоре, помо­гает выяснить значение интересующего нас белоглазка.
WB е л огл Азый.прил.: Это когда разозлюсь дак скажу, бес ты белоглазой. Это уж когда во зле. Порх. Уза. Улошное про-звишше, это не по фамилии, ён и ня белоглАзой. Снацяла-та по зАглазью, а потом и в глаза скажут — белоглазой. Там же.
Употребителен глагол сбелоглАзить — «сглазить, ис­портить, посмотрев дурным глазом»: Улькуть или сбелогла-зить, дурной глаз посмотрит, забалеш. Сер. Заходы.
БелоглАзово — топонимическое название, образовано от белоглаз.                 ч

Ника строй окна домодедово.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Псковская жизнь как лингвистический источник
  • Из истории псковских говоров
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Этические и эстетические оценки в речи псковичей
  • Интересное