Поиск по сайту

Псковские говоры 1

5)   См., например,       Н.  Pedersen,    Das   indogermanische   S im Sla-vischen. Indogermanische Forschungen. Band 5. Strassburg, 1895, стр.74—82; А. А.   Шахматов.   Очерк древнейшего периода истории русского язы­ка. Птг, 1915, стр. 35;  А. М е й е.  Общеславянский язык, стр. 29;  A. Vail-lant. Grammaire comparee   des Langues slaves. Lyon, Paris,   1950, стр. 28. По мнению   И. Эидзелииа    (Славяно-балтийские   этюды.   Харьков, 1911, стр. 74), славянский процесс перехода [*s] в [ch] независим   от судьбы [*s] в балтийских языках, а некоторые сходные услозия изменения индоевро­пейского [*s] в балтийское ]s] и славянское [ch] только параллельны.
6)   В. А.   Богородицкий.   Краткий очерк   диалектологии   и исто­рии русского языка. Казань, 1910, стр. 332.
7)   Г. С.  Клычков.  Индоевропейское \s] и некоторые вопросы ларин-гальной теории.   Сб. «Процессы   развития   в языке»,   М., 1959. Ср. также СБ.   Б е р н ш т е й и.   Очерк сравнительной грамматики славянских язы­ков. М., 1961, стр. 162.
Какие данные могут представить в этом   отношении сла­вянские языки?
Ф. Ф. Фортунатов, А. А. Шахматов и другие   крупнейшие
слависты     рассматривают   славянское   чередование   [ch ! s]
(ухо — уши и т. п.) как результат перехода [ch^>s] перед гласным переднего ряда или перед [j]8).
При таком понимании [s] оказывается звуком   вторичным, производным от [ch]. В то же время эти ученые   считают, что
славянскому [ch] предшествовал звук [s] из индоевропейского [*s]. Таким образом, предполагается сложный путь измене­ния: индоевропейское [*s] переходит в [s], потом на славян­ской почве — в [ch], а по первой   палатализации, — опять   в
[s] ([*s^>s^>ch>’s]), причем переход [s>ch] не получает убе­дительного объяснения.
На основе тех же фактов А. Мейе предполагает другой путь возникновения [ch]. По его мнению,   у славян   не было
фонетического перехода [s^>ch]. К началу первой па­латализации индоевропейское [*s] звучало у славян как [s], a не [ch]. Когда начал действовать закон первого смягчения, два заднеязычных, [к] и [g], в определенных позиционных условиях (перед гласными переднего ряда или перед [j]) перешли в ши­пящие [с] и [г]. Сложилось позиционное чередование: [с, z] — перед гласными переднего ряда или перед [j], [к, g]—в осталь-
ных случаях в тех же морфемах. Третий шипящий ([s] из [*s]), первоначально не зависевший от характера последую­щего гласного, включился в это новое позиционное чередова­ние и начал заменяться в соответствующих фонетических ус­ловиях (т. е. не перед гласными переднего ряда или [j]) зад­неязычным [ch]. По фонетической модели [kllc] и [gllz] появилось позиционное чередование [chlls]. В первых двух исходными ва­риантами были заднеязычные [к] и [g], в последнем исходным
8) Ф. Ф. Фортунатов. Сравнительная грамматика индоевропей­ских языков. Избранные труды, т. I, M., 1956, стр. 427. А. А. Шахма-т_о в. Очерк древнейшего периода истории русского языка, стр. 37. А. М. Селищ ев. Старославянский язык, ч. 1. М., 1951, стр. 199. По мнению С. Б. Бернштейна (ук. соч., стр. 168—169), между задненебными и глас­ными переднего ряда возникал [j] (как результат смягчения), вследствие чего задненебные переходили в передненебные,
звуком был шипящий [s]. По мненикь А. Мейе, шипящий 8 аористе бышА, возможно, древнее, чем заднеязычный ‘ в быхъ.9)
История первой палатализации допускает, как мы видим, два противоположных взгляда на то, какой из двух звуков —
[chj или [sj — явился исходным элементом чередования [chlls]. Мысль Мейе представляется более обоснованной, так как переход [s> ch] получает убедительное объяснение (воз­действие позиционного чередования [kllc] и [gllz]).
Однако Мейе, так же как Фортунатов, Шахматов и др., не доказывает, что индоевропейское [*s] действительно перехо­дило снаЗ&ла в [s] и только потом >— в [ch]. Поэтому самая основа его гипотезы   о   происхождении   чередования [ch II s]
([s>ch], а не [ch>s]) оказывается непрочной. Первая пала­тализация не свидетельствует ни за, ни против того, что сла­вянскому [ch] предшествовал звук [sj.
Следовательно, звучание [sj, как промежуточное состояние между [*s] и [ch], не подтверждалось какими-либо данными славянских языков.
Нам представляется, что показания псковских говоров, До сих пор’не привлекшие специального внимания исследовате­лей, могут помочь в решении этого вопроса.
§ 3.
Рассмотрим те слова из картотеки Псковского областного словаря, в которых звук [ch] соответствует общеславян­скому [s].
Мяхо «мясо». [*s] должеа был сохраниться, так   как   ему
предшествовал носовой согласный (*memso), впереди не бы­ло звука группы [i, u, г, к]10).
Вмехный «совместный». Предполагают,  что [s] — резуль- ‘ тат изменения группы [tt] (*moit-ton).
9) А.  Мейе.  Общеславянский язык, стр. 29. Ср. развитие этой мысли у A. Martinet (ук. соч., стр. 93).
10) Ср. параллели, приведенные М. Фасмером (XII, ,189). Ср. также A.   Bruckner. Slownik etymologiczny jezyka polskiego. Warszawa, 1957, стр.
336; J. Holub и  F. Kopecny.    Etymologicky slovnik   jazyka    ceskeho.Praha,
1952, стр. 217.
п) Б рюкяер, стр. 330; Го л у б   и   К о п е ч н ый, стр. 225.
Хвет «свет». Славянский звук [s] возводят к индоевропей­скому палатальному [*к’],|2) который ни при каких условиях не переходил в славянских языках в [ch].
Принеху «принесу». Славянское [s] возводится к индоевро­пейскому [*к’]13).
Пихьмо «письмо» [S] также восходит к палатальному [*к’].")
Техниться «тесниться». После [s] следовал согласный [к], условий для перехода в [ch] не было.15)
Свихтываться «сосвистываться». После [s] следовал соглас­ный [t].16)
Верехнук «вересняк». Этимология спорная. И. Голуб и Ф. Конечный возводят [s] к [*к’).17) Во всех славянских языках в этом корне звучит [s], а не [ch].
Таким образом, псковское [ch] может соответствовать об­щеславянскому [sj, причем независимо от того, восходит ли это [s] к палатальному [*к’] или к индоевропейскому [*s] (не после [i, u, г, к] перед гласным).’8)
По-видимому, фонетически незакономерный звук [ch] по­явился в псковских говорах в связи с какими-то особыми, свойственными этим говорам языковыми явлениями. Такой местной особенностью, приведшей к возникновению [ch] на ме­сте общеславянского [s], как нам представляется, было нераз­личение свистящих и шипящих, одно из древнейших явлений псковского диалекта.
Памятники письменности, так же как и современные псковские говоры, отражают главным образом неразличение палатализованных свистящих и шипящих. Однако в живых говорах встречается также замена твердых свистящих шипя­щими и шипящих — твердыми   свистящими.   Например, при
12)   Преоб., II, 265; Фасмер,   XVII,   591, XXII,   284 (статья цвет); Голуб и Копечный, стр. 363.
13)   П р е о б., 1, 601, 602 (статья нести); Голуб  и  Копечный, стр. 243.
14)   Преоб.,  II, 61; Фасмер,   XIV,   360;   Голуб   и   Копечный, стр. 303.
15)   Брюк и ер,  стр. 61;   Голуб   и   Копечный,  стр.384.
|6) Возможно, что в этом слове произошла метатеза (ср. обычное для псковских говоров звучание хвист, хвистать).
|7) Голуб   и   Копеч иый, стр. 424.
18) Разумеется, в большинстве слов псковское [ch] совпадает с общесла­вянским: муха, хотеть, ухо и пр.
литерат. [s, z): грыжуся, нажвания, узнали, нос, шмоль (чер-
Ш                                                          ф
ные как шмоль волосы), леш, с ама, швитка «свитка», с вадеб-
ШШШ                                        ЖШш                          Ш                          Ш
ный, сат, скуста, шосны, з дал, сыты,   сарай,   сопка,   сын,
ш                  ж            ж
кушАть «кусать», жавите, с удишь, з лая, з аря. При литерат.
v     v               3                3                              .                                                       N
[s, z]: бяж ала, жалаить, сапка, осыбаемся, нозычек, станы, са
ее              с
сколы, балсой, исО «еще», пуш ок,   шалковы,   маш ына,   сол
с                                                                               з
«шел», пиряш ла, сайка «шайка», заних, ж ыл, пасазУ, пазАр, суба «шуба» и др. (см. приложенную к статье карту)19).
Такие примеры, записанные в разных деревнях в пределах старой Псковской земли, заставляют думать, что в более да­леком прошлом в псковском диалекте не различались свистя­щие и шипящие в целом, независимо от палатализации.
Связь между древним неразличением свистящих и шипя­щих и псковским [ch] на месте этимологического [s] можно представить следующим образом. Как уже говорилось, сла­вянский звук [s] восходит к индоевропейскому [*s] (не после [i, u, г, к]) или   к палатальному [*к’]. Славянский   звук   [ch]

Подробности смонтировать видеоролик здесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Опыт краеведческой работы
  • Интересное