Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Внимание общерусских летописей к псковской истории говорит о видной роли, которую играл Псков в системе русских городов, о заинтересованности московских великих князей в присоединении Пскова к единому Русскому государству. Вместе с тем, по изве­стиям в других летописях можно судить о том, как крепли связи Пскова с Москвой, как рано московское правительство видело р. Пскове своего сторонника, свою отчину. По летописным рассказам о событиях в Пскове и Новгороде во время присоединения Пскова к Русскому централизованному государству можно видеть, как по-разному относились в Москве к Новгороду и Пскову, что было вы­звано различными позициями, занятыми ими по отношению к Москве. В основу сведений о Пскове, содержащихся в общерусских летописных сводах, были положены новгородские летописи, осо­бенно Новгородская четвертая и отчасти псковские летописи. Но иногда в этих обшерусских летописях встречаются рассказы о со­бытиях, которых нет ни в псковских, ни в новгородских летописях. Зто позволяет думать, что летописцу были известны какие-то осо­бые летописные источники псковского или псковско-новгородского происхождения. В Москве внимательно следили за событиями в Пскове, использовали для этого материал из других областей и да­вали событиям свою московскую характеристику.
Не будем касаться изображения в той или другой летописи со­бытий 1510 г., так как эти рассказы о «псковском взятии» будут предметом дальнейшего рассмотрения, отметим только, что кроме трех рассказов о событиях 1510 г. в псковских летописях целых двенадцать летописей отметили эти события. Уже беглое рассмот­рение их позволяет увидеть в них четыре различных варианта объ­яснения этих событий. Три из них написаны с симпатией к велико­му князю, хотя по-разному говорят о причине «псковского взятия». Рассказ о 1510 г. в продолжении Софийской первой летописи со­всем особенный. В нем нет новых фактов по сравнению с Повестью о псковском взятии в псковской летописи, и в своей фактической части он во многом совпадает с Повестью о псковском взятии в Псковской первой летописи. Но этот рассказ имеет предисловие с более резкой антимосковской направленностью, чем предисловие в позднейших списках Псковской первой летописи. Это дало повод исследователям, принявшим на веру состав четвертого тома Пол­ного собрания русских летописей, считать всю Повесть о псковском взятии также антимосковской и даже более резкой по отношению к Москве, чем рассказ о псковском взятии в Псковской третьей ле­тописи. Автор этого предисловия в Софийской первой летописи близок по духу Корнилию и откровеннее его. Рассказ его направ­лен не только против наместников великого князя, но и против са­мого великого князя. Он говорит о пребывании наместника вели­кого   князя в Пскове: «Той князь живяше у них грозно и свирепо,
по наказу государя своего великого князя по московскому обычаю, а не по обычаю их и закону».1 По жалобе псковичей великий князь обещал заступиться за псковичей, но «се же глаголаше им лукавствуя ими и играя яко безумными».2
Повесть о псковском взятии в продолжении Софийской первой летописи включена в состав псковских известий, начиная с 1481 г. и кончая 1523 г., однако все остальные псковские известия заимст­вованы из Псковской первой летописи, поэтому мысль о привлече­нии составителем продолжения Софийской первой летописи каких-то особых псковских материалов, особой Псковской четвертой ле­тописи, которая не дошла до нас и которая имеет антимосковскук> направленность, отпадает. Вопрос о происхождении Повести о псковском взятии в продолжении Софийской первой летописи остается пока невыясненным.
Новгородские летописи дают гораздо меньше сведений по исто­рии Пскова, чем можно было бы ожидать, судя по тесной исконной связи Новгорода и Пскова, по территориальной близости, по общ­ности интересов в борьбе с Литвой и немцами. При сравнении из­вестий новгородских и псковских летописей обнаруживается, что новгородские летописи очень мало говорят об экономических свя­зях, о торговле Пскова с Новгородом и вообще о псковской тор­говле. Обо всем этом можно получить только очень косвенные дан­ные. Молчат новгородские летописи и об отношении псковичей к великому князю и великого князя к псковичам. Подробные сведе­ния новгородские летописи дают лишь о феодальных столкновениях Пскова и Новгорода. Если в псковских летописях указывается на вероломство новгородцев, на их сговоры с Литвой и на «непосо­бие» псковичам в их борьбе с немцами, то новгородские летописи утверждают, что новгородцы помогали псковичам, и псковичи сами отказались от помощи. Хотя очень возможно, что упреки пскови­чей не всегда справедливы, однако уже по отражению в летописи, таких отношений Пскова и Новгорода можно иногда судить о раз­личном отношении Пскова и Новгорода к Москве.
В Новгородской первой летописи рассказывается о помощи пско­вичей великому князю в его походе на Новгород в 1441 г. «А пско­вичи пособляху князю великому Василию, много земли новго-родскыа повоеваша н пакости сотвориша немало в то же время воеводы новгородскиа с заволочаны по князя великого земли вое-ваша много, противу того, что князь воевал новгородскыа во­лости».3
События этого года освещаются и в псковских летописях, но со­всем по-иному: «Князя великаго слова не ослушалися». Псковский летописец считает, что псковичи поступали именно так, как было нужно, никакой симпатии к новгородцам у него не чувствуется, в то    время   как новгородцы в большей обиде на псковичей, чем на
1   ПСРЛ, т. VI, стр. 25.
2  Там же.
8 Там же, т. III, стр.  113.
великого князя. Отношение летописца указывает на то, что уже в 1441 г. Псков считал себя крепче связанным с Москвой, чем с Нов­городом. В Новгороде полагали, что война с великим князем обыч­нее, чем с Псковом, хотя столкновения между Псковом и Новгоро­дом были более частыми, чем дружественные отношения и совмест­ные выступления против Литвы и немцев.
Отметим историческую значительность самих умолчаний новго­родских летописей о событиях 1510 г. в Пскове, о которых в Нов­городе не могли не знать и в которых сами новгородцы принимали участие.
Полагаясь на последнее предположение А. А. Шахматова о том, что летопись Авраамки является смоленской копией какого-то псковского свода, можно было бы думать, что летопись Авраамки «сть важнейший источник для изучения псковской истории. На са­мом деле история Пскова нашла отражение в этой летописи только с одной стороны — со стороны отношений Пскова и Новгорода. Взаимоотношения Пскова и Новгорода в этой летописи рисуются ?с точки зрения новгородца, враждебно настроенного к Москве и Пскову. О событиях 1460—1461 гг. в летописи Авраамки расска­зывается: «Той же зимы возбуяшася пьсковици в нестройне уме, наша братиа мнимая (?), по нашим грехом, задашася за великого князя Василья Васильевича и за его сынове, утаився своего брата •старейшаго Великого Новагорода. И бысть вражда велика межи землями князю великому и Новугороду и Пьскову с немци, учи-яися много кровопролития и неправды пьсковицам с немци».1 Со­вместное выступление с великим князем, по мнению новгородцев, могли предпринять псковичи только «в нестройне уме». В другом месте летописи говорится, что псковичи прибегают к помощи вели­кого князя «а по своему невидинью и неразумею и величанью».8 В таком духе выдержаны все замечания о псковичах. Летопись от-?Юкает феодальные разногласия Пскова и Новгорода с новгород­ской точки зрения, враждебной Москве. Это подтверждается и изо­бражением более ранних событий, например событий середины XIV в. Известия этой летописи не имеют в основе своей такой же трактовки событий в Новгородской четвертой летописи (хотя в ле­топись включен ее отрывок). Значит такие настроения не заим­ствованы из Новгородской четвертой летопиои, а присущи прото­графу сборника.
Симеоновская летопись мало говорит о псковских событиях, но Псков часто упоминается ею в связи с действиями великого князя. Под 1460 и 1474 гг. летописец изображает дело так, будто бы •стоило великому князю послать на помощь Пскову для борьбы с немцами войска и воевод, как немцы сразу же запросили мира у великого князя и псковичей: «Слышавши же немци, что прислал на   них   князь   великий   сына своего с многою силою, и послаша
послы своя к князю Юрью и побита ему челом, а с псковичи сми-ришася на всей воли псковской».’
Об участии псковичей в походе 1478 г. на Новгород в Симео-новской летописи рассказывается несколько иначе, чем в псковских летописях. В этой летописи приводится, вероятно, текст самой гра­моты псковичей великому князю, в которой они называют Псков «отчина ваша доброволнии люди».2

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное