Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Об Иване Грозном Корнилий пишет в духе обличения, а воз­можно и клеветы. Иван Грозный с братом Георгием был в Новго­роде, затем в Печорах, Ворониче и Пскове и уехал «не управив своей отчины ничего; а князь великий все гонял на исках, а хри-стианом много протор и волокиды учинив».1 Иначе, чем в других летописях, рассказывается и о царской женитьбе и венчании: «И восхоте царство устроити на Москве; и якоже написано в пака-липсей глава 54: пять бо царев минуло, а шестой есть, но не убо-пришло, но се абие уже настало и приде».2 Выдержка из Апокалип­сиса приводится Корнилием здесь вторично, но не до конца. В рас­сказе о событиях 1510 г., где это место цитируется впервые, дальше .идут слова об антихристе, между тем в других летописях расска­зывается о молитвах Ивана Грозного Троице, Печерской богома­тери и о том, что Иван Грозный пожаловал Печерскому монастырю много сел и садов. Об этих подаренных Псково-Печерскому мона­стырю землях в Печерской летописи нет ни слова.
Таким образом, автор или редактор Псковской третьей легописи «еизменно враждебно относится к великим князьям Он не только сильно искажает, но и фальсифицирует историю. В его летописи не отмечается все возрастающая зависимость Пскова от Москвы, сведена на нет роль Москвы в обороне Пскова от немцев и Литзы, а присоединение Пскова к Москве рассматривается как насилие. Общерусские события Корнилия не интересуют. По Корнялию Псков до самого 1510 г. живет жизнью самостоятельного боярского государства, никому не подчиняясь, ни от кого не завися, ни в чьей помощи не нуждаясь.
Сравнивая летопись Корнилия с Псковской первой летописью, можно отметить еще одну интересную особенность: в летописи Кор-яилия выпущены все те известия,    на основании которых    можно
1   Погод, собр., № 1413, л. 223 об.
2  Там же, л   224
судить об ожесточенной классовой борьбе в Пскове. Так, о деле со смердьей грамотой в Строевском списке нет ни слова, в то время как оно является ярчайшим фактом классовой борьбы в Пскояе, Отсутствуют сообщения о том, как в 1483 г. разгромили дворы у посадников, как в 1484 г. была обнаружена новая смердья гра­мота и что в течение двух лет сила на вече была в руках «черных людей», нет упоминаний о пяти посольствах в Москву, о вмешатель­стве великого князя в события 1484—1486 гг., о возобновлении этого дела в 1486 г. Под 1445 г. не указано, что на вече бесчести­ли священников и дьяконов за их нежелание дать людей на войну в помощь великому князю.
Корнилий несравненно больше других летописцев стремился затушевать классовую борьбу в Пскове, представить жителей Пско­ва как однородную массу. Это может говорить о принадлежности Корнилия к классу, который был заинтересован в таких представ­лениях,— к классу боярства.
Для автора Печерской летописи характерно также определенное и яркое отрицательное отношение к Новгороду. О событиях 1178 г. в Новгороде, о разгроме новгородцев великим князем в летописи Корнилия уделено гораздо больше внимания, чем в Псковской пер­вой летописи, где летописец говорит, что «иное-бы писал, и не имею, что писати, от многая жалобы».1 Печерский летописец к этим событиям безразличен, если не враждебен: «Се же все бысть по строению Божию; что мы о сем промышляти и много, или писанию предавати? Якоже бо богу годе, тако и зде все совершишася».8 Подробно рассказывается и о жалобах псковичей^ великому князю на новгородцев. Здесь более чем в других летописях отразилась феодальная вражда с Новгородом и феодальные интересы Пскова.
В летописях Корнилия не приводятся Повесть о псковском взя­тии и послания митрополита Симеона и игумена Памфила. Однако, повидимому, эта вставка сделана редактором Псковской первой летописи, так как послания по их тематике и направленности близ­ки Филофею.3
Запись событий 1510 г. прямо отвечает на вопрос об отношении Корнилия к Москве, к факту присоединения Пскова к Русскому государству. Эта короткая запись, по сравнению с Повестью о псковском взятии, походит на перечень обвинений великого князя: «В лето 7018. Приехал в Псков месяца генваря 24 день, и обычей псковской переменил и старину порушил, забыв отца его и дедов его слова и жалованья до псковичь и крестного целованиа, да вста­вил свои обычей и послины новые уставил». * Дальше рассказы­вается о том, как Василий III отнял отчину у псковичей, 300 чело­век вывез, а 6500 дворов выселил из Застенья, а «писал Пскову мяхко: яз деи князь великий Василей Иванович вас,   отчину свою,
1   Псковские летопнсн, 1941, стр. 75.
2   ПСРЛ, т. IV, стр. 261.
3   В. Малинии. Указ. соч., стр. 122—123.
4  ГПБ, Погод, собр., № 1413, л. 215 об.
хочю жаловать по старине, а хочю побывать у святой Троицы, управы вам хочю учинити». Запись заканчивается словами из Апо­калипсиса: «пять бо царей минуло, а шестый есть, но не убо пришел, шестое бо царство именует в Руси скивскаго острова; си бо име­нует шестый, и седьмый потом еще, а осмый антихрист… Сему убо царству рашширятись и злодейству умножатись». • Сравнивая заключение Корнилия с произведениями Фйлофея и Хронографом 1512 г., мы можем сделать вывод, что Корнилию были хорошо зна­комы эти произведения. Заключение Корнилия об ‘антихристе яв­ляется пародией на рассуждения Фйлофея о трех Римах. Слова «сему убо царству рашширятись и злодейству умножатись» явля­ются пародией на слова из Хронографа 1512 г.: «ей же (нашей Ро-систской земле) дажь расти и младети и расширятися до скончания века».
Мы не можем ‘получить представления о положительной про­грамме Корнилия, так как им самим составлены только известия 1510 и 1547 гг. Возможно, что у Корнилия и не было положитель­ной программы. Прогрессивная мысль, прогрессивные классы ьо-здали положительную программу, реакционное направление может спорить с этой программой только в плане моральном, своей же положительной программы оно им противопоставить не может.
Итак, Корнилий в Строевеком списке искажает, фальсифицирует историю Пскова. Резко отрицательно относится он к великим князьям еще задолго до присоединения Пскова к Москве; он не признает возрастающей зависимости Пскова.
Взгляды Корнилия свидетельствуют о реакционности и ограни­ченности его мировоззрения, об узости классовых интересов. О том, что оппозиция Корнилия была именно оппозицией боярства, говорит, во-первых, то, что только боярство противилось присоединению Пскова к Москве и стояло в оппозиции к власти великого князя; во-вторых, это подтверждается стремлением Корнилия затушевать классовую борьбу и его отрицательным отношением к Новгороду, в котором отразилась феодальная борьба Пскова и Новгорода. Это подтверждается также и общностью интересов Курбского и Корни­лия.
Если теория Фйлофея совпадает с программой иосифлян, то Кор­нилий близок к партии нестяжателей. На этом основании борьбу Корнилия и Фйлофея можно рассматривать как отражение борьбы нестяжателей и иосифлян.
Однако о нестяжательстве Корнилия и можно судить лишь по косвенным данным. Корнилия нельзя сравнить с идеологом нестя­жательства Нилом Сорским, он ближе стоит к Вассиану Патрикее­ву — вождю реакционного боярского антигосударственного движе­ния. Это подтверждается отрицательным отношением Корнилия к великому князю, его сепаратистскими настроениями и феодальны­ми интересами. Андрей Курбский в своей «Истории о великом князе
1 ГПБ, Погод, собр., J& 1413, л. 216.
Московском» делает замечания по поводу Псково-Печерского мо­настыря: «бесчисленные чудеса прежде истекали благодатию Христа бога нашего и пречистыя его матере молитвами, поколь было иче ний ко монастырю тому не взято, и нестяжательно мниси пребывали (т. е. при Корнилии), егда же мниси стяжания почали любити, паче же недвижимыя вещи, сиречь села и веси, тогда угасоша божест­венная чюдеса».1 Повидимому позицией Корнилия, близкой к нестя­жателям, объясняется его умолчание о дарственных землях. Очень показательно также и осуждение летописью Корнилия вторичного брака Василия III, так как первая жена Василия III — Соломония Сабурова поддерживала нестяжателей вообще и Вассиана Косого в частности. Заточение ее в монастырь и вызвало гнев Корнилиу. Курбский, осуждая вторичную женитьбу Василия III, рассказывает, что Семен Курбский и Ваосиан Патрикеев препятствовали этому браку, за что Василий Ш и заключил Вассиана «и подобным себе е злости презлых осифляном».2 Близость Корнилия к нестяжателям еще раз подтверждает реакционность его классовой позиции.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное