Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

В Псковской третьей летописи (в дальнейшем летописи Корни­лия) отразилась оппозиционная по отношению к Москве идеология псковского боярства. Точка зрения автора этой летописи противо­стоит взглядам Филофея и идеям Псковской первой летописи. На основании сравнения первой и третьей псковских летописей, осо­бенно их рассказов о событиях 1510 г., можно говорить о противо­положности этих двух точек зрения.
Между летописью Корнилия и Псковской первой летолисью (т. е. списками Тихановским, Погодинским и Оболенского) на пер­вый взгляд нет той резкой разницы, которая существует между Псковской первой и Псковской второй летописью.1 Псковская вго-рая летопись (Синодальный список), по мнению А. Н. Насонова, восходит к древнейшему своду, который стал протографом всех псковских летописей, но свод этот дополнен устными источниками. О многих событиях в Псковской второй летописи рассказывается совсем иначе, чем в других списках; иногда уделяется много вни­мания не тем событиям, которыми интересуются другие летописи. В Псковской второй летописи очень подробно излагается дело о смердьей грамоте, однако это не является достаточным основанием для того, чтобы считать авторов Псковской второй летописи сочув­ствующими «черным людям», а такой взгляд еще распространен в советской историографии. В рассказе о событиях 1483—1486 гг. этого сочувствия нет. Основное содержание летописи составляют краткие сообщения о строительстве церквей и оборонительных сооружений, о знамениях от икон. Автор не обнаруживает широ­кого кругозора, широких интересов. Не ясна классовая позиция автора.
Разница между Псковской первой летописью и летописью Кор­нилия принципиально иная. В своей основе они имеют, вероятно, один свод конца XV в.; часть известий в этих летописях совпадает. Но в трактовке и изображении некоторых событий, встречаются такие различия с другими письменными источниками, такие смелые редакторские исправления, проникнутые единой политической мыслью, что они-то и заставили А. Н. Насонова назвать   Строев-
1 Здесь и ниже принимаем нумерацию псковских летописей, предложенную А   Насоновым в его издании «Псковские летописи», вып. М.—Л.,  1941.
ский список особой Псковской третьей летописью. Строевский спи­сок был написан в 60-х годах XVI в. в Псково-Печерском монасты­ре при Игумене’ Корнилии. Эта мысль, впервые высказанная изда­телем IV тома Полного собрания русских летописей в 1848 г., окончательно доказана А. Н. Насоновым.
Псково-Печерский монастырь, по свидетельству Повести о Пе-черском монастыре,1 был основан в 70-х годах XV в. священником Иоанном или Ионой. В Повести резко подчеркивается особое йоло-жение монастыря на самой границе с Ливонией, «в порубежном» месте. Монастырь не был богатым: в нем было вначале два или три монаха и служба происходила не каждый день. Монастырь постоянно подвергался нападениям немцев. В этой связи интересно отметить, что в Повести Иона называется шестнИком (шестниками назывались в Пскове княжьи люди — люди великого князя мо­сковского). Автор Повести объясняет это название Ионы так: «род же, глаголют, ти бы измлада московскиа земля, и сего ради зваху его псковичи чрез имя шестником».2
Таким образом, уже самое основание монастыря можно объяс­нить задач-ами обороны границ Русского государства. Борьба пско­вичей с немцами наложила отпечаток на жизнь Ионы. Из Юрьева бежал он от преследования немцев. Когда же Иона умер, оказа­лось, что вместо вериг он носил под рясой кольчугу, носил тайно, «по смерти же его обретоша на нагом теле его пансырь колчатый; тело же его все яко изваяно сквоз колца». Носил кольчугу он, ко­нечно, не потому, что сделать вериг не мог, а на случай внезапного нападения или потому, что и в монашестве не распрощался с теми интересами, которые владели им «в миру».5
В Повести дальше подробно рассказывается о нападениях нем­цев на Печерский монастырь, о борьбе монахов вместе с русскими воинами против немцев Военное значение Псково-Печерского мо­настыря особенно ярко стало обнаруживаться позднее, во время Ливонской войны и при нападении на Псков Стефана Батория.
Псково-Печерский монастырь становится крупным и богатым только после присоединения Пскова к Москве. Впервые обратил внимание на этот монастырь московский дьяк Мисюрь Мунехин. Он наделяет монастырь землями и снабжает средствами для его укрепления. Дальнейшее укрепление монастыря и расширение его земельных владений происходит уже при Иване Грозном, когда жизнь монастыря была связана с деятельностью игумена Корни-лия. Псково-Печерский монастырь, расположенный на Ливонской границе, был не только центром колонизации (эта его деятель­ность получила развитие особенно после Ливонской войны)^, но я важнейшим сборным пунктом Пскова против немцев. Эта его роль очень скоро была понята московскими князьями в Пскове, поэтому
1  ГПБ   Погод., собр., № 643, л. 178; БАН, 38—4—40, л. 146.
2  ГПБ, Погод., собр., № 643, л. 181.
3  Там же, л.  185 и 185 об.
они и стали покровительствовать монастырю.1 Во времена Грозного монастырь уже больше походил на могучую феодальную крепость, чем на тихую обитель. Строительству оборонительных сооружений в нем уделялось едва ли не больше внимания, чем церковному строительству. Но пограничное положение, богатство и влияние Псково-Печерского монастыря создавали возможность его обособ­ления. Это и было одной из причин возникновения в монастыре оппозиционного настроения по отношению к Москве. Псково-Печер-ский монастырь возник при поддержке московских властей, разбо­гател при Москве, выполнял службу Москвы. Однако москозс<ие власти, поддержав монастырь, создали материальную возможность для появления оппозиции" в нем.
Борьба боярства против политики укрепления Русского цен­трализованного государства, проводимой великими князьями мо­сковскими, нашла свое отражение в Псковской земле в деятельно­сти и настроениях игумена Псково-Печерского монастыря и автора или редактора Псковской третьей летописи Корнилия.
Данные биографии Корнилия мы узнаем из Повести о начале Псково-Печерского монастыря2 и из псковских летописей. Корни-лий стал игуменом Псково-Печерского монастыря в 1529 г., когда ему было около 29 лет. Получение игуменства в таком возрасте было явлением исключительным, его можно объяснить или автори­тетностью Корнилия, или его происхождением. Игуменство Корни-лий получил уже после присоединения Пскова к Москве, и расцвет монастыря связан с его именем. Корнилием были выстроены в мо­настыре соборы Благовещения и Николая чудотворца над Крепо­стными воротами, Печерский двор и церковь Богородицы Одиглт-рии в Пскове; во время Ливонской войны Корнилий строит камен­ную крепость вокруг монастыря. Во время его игуменства праио-славная вера распространяется в завоеванных областях Ливо*ыи. Н. Серебрянский полагает, что именно с деятельностью Корнилия связано появление в этих областях так называемых полуверцев:3 эстонцев, обращенных в христианскую веру, в обрядности и быту которых сохранились отголоски язычества.
Корнилий начинает занимать одно из первых мест среди псков­ского духовенства. Под 1558 г. летопись Корнилия рассказывает о той роли, которую играл Корнилий во время Ливонской войны: именно ему вместе с Юрьевским архимандритом, протопопом псков­ской церкви Троицы и ‘протодьяконом поручил Иван Грозный нести чудотворные образа богородицы и святого Николая. А когда после этого московские воеводы в 1558 г. одержали много побед, ваяли города Новый, Керепею, Курслов, Юрьев, Раковор, победы были приписаны «пречистыя богородицы молитвам». Это известие очель
1 См. выше, стр. 129.
* БАН, 38 4 40. Повесть о Печерском монастыре нже во Псковской обла­сти, л. 146—159 об.
з Н. Серебрянский Очерки по истории монастырской жизни Пскова, 1910.
типично для Строевского списка: все делается помощью «пречис-тыя» —главной святыни Печерского монастыря, а не Троицы, г’з-трональной святыни Пскова.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное