Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Последние слова дают основание предполагать,    что вельможа заслужил гнев и наказание великого князя, выступая против него. Филофей предупреждает вельможу,    чтобы в его сердце не вошли/ ^помышление лукаво или к богу неблагодарение или на государя хулен   помысл   и глагол неблагочестив», так как все действия ве­ликого князя всегда справедливы, он действует всегда по божьему велению, «сердце бо царево в руце божий».3 Поэтому вельможа нр должен слушаться тех, кто учит его «укорение износити на госуда­ря».    Только тогда бог услышит молитву,    «умилостивилася душа царскаа и за нужу поместейцом   устроил тя и вотчинку   отдасть». Кончает Филофей свое    Послание наставлением:    «Обет    полагай пред господем волю его творити и заповеди его хранити   во всем, и государю тщися верою служити и правдою и покорением, чтобы и вперед самому в конец не погибнути в сем веце и в будущем и царьской бы души не на вред».4
Таким образом, при разборе послания выясняется не только то, почему Филофей отказался заступиться за опальных псковичей, но и взгляд Филофея на власть царя и на обязанности псковичей
1 В. М а л и н и н. Приложения, стр. 25
по отношению к нему. Филофей считает и учит этому опальных псковичей, что царь поставлен от бога, все делает только по божье­му велению, поэтому все, что делает царь, справедливо. Нужно ?служить государю верой и правдой. Нужно покорно сносить нака­зания от великого князя, так как наказание всегда заслуженно, политика великого князя всегда правильна. Такое представление о власти московского царя было у псковича, и он внушал его дру­гим псковичам. Тем самым Филофей служил делу укрепления еди­ного Русского государства. Именно поэтому великий князь оценил его деятельность и «несмеша ничтоже ему зла сотворити».
Однако автор заметки о Филофее указывал, что Филофей иног­да заступался за псковичей, обличал бояр и наместников псковских в «неправде и насиловании». Вероятно, не все эти «дерзновения* Филофея дошли до нас; такое «дерзновение» мы видим только в Послании великому князю Василию Ивановичу. Как сказано выше, Филофей в этом послании говорит об обязанностях великого князя как главы государства. Филофей говорит великому князю, чтобы он не смотрел на золото и богатство и просит:/«яко да премениши скупость на щедроты и немилосердие на милость, утеши плачющых и вопикйцых день и нощь, избави обидимых из руки обидящых».1 На первый взгляд эта фраза не представляет собой конкретного требования, а на самом деле Филофей имел в виду определенное явление. Чтобы понять смысл этой фразы, мы должны обратиться к рассказу о событиях 1510 г. Псковской первой летописи. Еще А. А. Шахматовым было отмечено, что Псковская первая летопись по своей направленности близка посланиям Филофея. Это дало воз­можность А. А. Шахматову предположить, что свод 1547 г., лежа­щий в основе Псковской первой летописи, принадлежит перу стар­ца Филофея.2 А. Н. Насонов присоединился к этому предположе­нию.3
Мы оставляем открытым вопрос об авторе свода 1547 г., однако известием Псковской первой летописи воспользуемся. Как уже ска­зано выше, Повестью о Псковском взятии нужно считать рассказ, начинающийся со слов: «В лето 7018.. .»* Так как исторического предисловия нет в списках Тихановском, Погодинском и Оболен­ского, оно, вероятно, принадлежит одному из позднейших списков.
Автор рассказа так же, как Филофей, считает великого кнчзя государем всея Руси, и Псков является, по его убеждению, искан­ной отчиной великого князя. Псков наказан за грехи, великий князь справедлив, псковичам трудно расставаться с символом своей былой независимости, но они покорно принимают все.
Совсем иное отношение у летописца к наместникам великого князя,    все нарушения псковской старины воспринимаются им как
1  В. Малинвв. Приложения, стр.  54.
г А. А. Шахматов. К вопросу о происхождении хронографа, СПб., 1899. 3А   Н. Насонов. Из истории псковского летописания. Ист. зап., № 18, 1946.
злоупотребления наместников. Филофей солидарен с летописцам; он просит великого князя: «Избави обидимых от руки обидящих», т. е. от наместников. Летописец рассказывает о конфискации иму­щества у трехсот богатейших семейств псковичей, рассказывает о введении «великого налога и тамги», а Филофей требует: «Преме-ниши скупость на щедроты».
При выяснении вопроса о связи автора Псковской первой лето­писи и старца .Филофея обращает на себя внимание рассказ лего-лиси под 1471 г., напечатанный в IV томе Полного собрания рус­ских летописей.1 Летописец гневно обличает псковичей претендую­щих на земли святой троицы. На Ушистве сгорела церковь, вместо нее стали строить две церкви на обеих сторонах реки, «начата с новой стороне подниматься пенези с препростою чадию всем вечем в град по послу» и требовать часть земли от старой церкви. Посад­ники пошли им навстречу и дали приставов «безстудством и зло­бою отнимати данное богови в наследие той божий церкви».2 За­тем крамола пошла еще дальше — другие люди «начата возцзиза-тися и препростую чадь воздымати по миру на самую соборную и апостольскую церковь», требовали себе в монастырь земли свя­той Троицы.
В обоих случаях «невегласы» поднимают «поепростую чаць». Эта борьба принимала решительный и серьезный характер, так как в том и другом случае посадники и священники Троицкого собора вынуждены были уступить «препростой чади».
Летописец гневно обличает и «невегласов», посмевших, отнимать земли у святой Троицы, и посадников, которые помогли этому.
По этому отрывку ясно, что летописец — духовное лицо, близ­кое собору святой Троицы. Для обличения «невегласов» летописец широко пользуется цитатами из церковных книг, в которых запре­щается отнимать земли у церквей и монастырей, он ссылается на Пророчества Давида, речения Филона, на послания апостола Панча и т. д. Источники не всегда точно им цитируются. Последняя боль­шая выдержка из Правил святых отцов почти в точности совпадает со словами старца Филофея в Послании к великому князю Изану Васильевичу.
Летопись
Якоже рече в святых отец пра-вялех: великого сего нашего града со пресвятыми архиепископы 165 се полагаиие писанием предаем: оби-девшия святыя церкви, и на свя-щенныя власти их, данное богу в наследие вечных благ и на память последнягб рода, и обидящих вла­сти теми даема, и беззаконно отъиыая  мала  села  или   винограды;
Послание   Филофея
Забывше реченнаго правила 5 со­бора святых отец 165 се полагаем писанием преданна на оби^япдаа святаа божиа церкви и на священ-ныа власти их. данное 6">rv в на­следие вечных благ на памят по-следияго рода, аше кто обидети начнет, беззаконно отъимач села и винограды  или суд  всхитаа,  или
аше ли кто и в сану приобидети начнет церковная оправдания, или привлачающе насильем епископа в попа и диякона, и всяко просто рещи священническаго чину, или монастырем данное граблением, от­нимаема от них, все данное боговн, аще кто изобрящется, се творя не­годование и нерадство и безчиние велие, мятый святыми церквами, четверицею да воздастся паки вспять церковное; аще ли саном гордя­щийся негодовати начнут нашего повеления, и истинному правилу не пакаряющеся святых отец, в како­вом сану будет в нас, или воевода воеводства чюж, или воин воинства чюж; паки аще ли велиим негодо­ванием начнут негодовати, забывше вышний страх, оболкся в безстудие, повелевает наша власть «тех огнем сожещи, домы же их святы божиим церквам вдати, их же обидеша; аще ли же самый венед носящей тоя же вины последовати начнут, надею-щеся богатстве и благородстве, а истового богатества не радяще, ни отдающе иже обидеша святыя Божия церкви, или монастыри, пре-жереченною виною да повинны будут, по святых же отец правилен да будут прокляти в сий век и бу­дущий. Сия убо Яаписах не *от своего произволения, ии яже мой худый ум достиже, на память по­следнему роду, но по святых отец правилех, от заповедей исправления, яже мы в дни и в иощи своима очима  увидехом. . .•
Таким образом, становится ясным, что, обличая «обижающих» церкви, старец Филофей цитирует правила святых отцов, те самые, которые цитируются и в Псковской первой летописи. Даже грозные слова по адресу носящего венец — не его" собственные слова. Фи­лофей очень образован и начитан в духовной литературе.
И приведенный отрывок из Псковской первой летописи и посла­ние Филофея написаны по одному и тому же поводу, — это про­тест против вмешательств светской власти в церковное землевла­дение. Возможно, что Филофей и автор летописи пользовались одним и тем Л,ё источником, так как отрывки почти дословно со­владают, а для псковского летописца не свойственно точное гигиро-вание. Предположение о том, что это изречение списано у, Фило­фея, мало вероятно, так как в его послании оно приводится в не­сколько сокращенном виде.
На основании этого отрывка нельзя еще определенно говорить об участии старца Филофея в псковском летописании, но этот отры­вок служит еще одним доводом в пользу предположения А. А. Шахматова, что старец Филофей был причастен к псковскому лето­писанию.1

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное