Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Заслуживает внимания предположение Н. Н. Воронина о поли­тических мотивах построения церкви в Мелетове.1 В этой церкви были сделаны попытки воскресить в XV в. некоторые черты Троиц­кого собора XIV в.,—-прямоугольные боковые абсиды и сложная композиция верха, выделены средние деления фасадов и в основа­нии барабана на повышенных подпружных арках поставлен слож­ный восьмерик. Троицкий собор XIV в. был символом начала псков­ской самостоятельности, а воплощенные в нем художественные идеи были в XIV в. прогрессивными. Строители Мелетовской церк­ви — посадники Яков Иванович Кротов и Захарьин-Пучков, пред­ставители боярской олигархии, возвратились к этому символу, про­тивясь воссоединению Пскова с Москвой: «художественные идеи передового мастера Пскова XIV в. стали в середине XV в. олицет­ворением чаяний реакционного боярства».2 Но такой тип храма не характерен для Пскова XV—XVI вв.
Кроме большого четырехстолпного типа храма, был еще и дру­гой — бесстоллный, небольших размеров, со ступенчато-повышен­ными арками свода. Подобных церквей, повидимому, в Пскове бы­ло много. В таком храме, как храм Николы Каменноградского, осо­бенно бросается в глаза его назначение как склада: его подцерко­вье служило местом хранения товаров и ценностей,, вход в которое был сделан прямо под алтарем и по своему объему было чуть ли не больше, чем внутреннее помещение церкви.
В псковских церквах XVI в. сохраняются и другие особенности псковской церковной архитектуры: попрежнему строятся знамени­тые псковские паперти-крыльца, крытые коробовым сводом на тол­стых, закругленных столбах (церкви Георгия со Взвозу, Иоакима и Анны, Воскресенья со Стадища и др.). Продолжается строитель­ство псковских звонниц, устроенных в виде каменных стенок с про­летами для колоколов, как у церкви Пароменской божьей матерч, или поставленных над папертью, как у Николы над воротами в Пе-черском монастыре и многих других. Сохраняется традиция и в деталях: поясок из положенных на ребро кирпичей по барабану и абсидам, бровки над окнами и т. д. Наличие этих деталей в архи­тектурных памятниках других городов Русской земли почти всегда свидетельствует об участии псковских мастеров в строительстве/ этих сооружений.
Сохранение традиций псковской архитектуры и большое раз­витие церковного строительства отчасти объясняется тем, что церк-
1   Н. Н. Воронин. У истоков русского национального зодчества, стр. 313.
2  Н. Н. Воронин. Указ. соч., стр. 314.
ви строились по определенному заказу. Псковские храмы строились не на средства бояр, как в Новгороде (поэтому-то н прекратилась строительная деятельность новгородцев после 1478 г.), а-на сред­ства купеческих организаций, объединений уличан и ремесленни­ков. Творцами псковских церквей были псковские мастера, жители посада, «черные люди» псковские ремесленники, — они-то и яви­лись носителями псковских строительных традиций. Большой вклад внесли псковские мастера «каменносечной хитрости» в строитель­ное дело Русского государства в других городах уже после присое­динения Пскова к Русскому централизованному государству. На первом месте среди памятников, в сооружении которых принимали участие псковичи, следует отметить Покровский Собор на Рву или храм Василия Блаженного на Красной площади в Москве, по­строенный в 1555—1560 гг. Его архитекторами были пскоеич Постник Яковлев и Барма. Храм был построен в честь победы Ива­на Грозного над Казанью.
В 1555 г. из Пскова вызывались зодчие и каменщики строить крепость в Казани. Царская грамота, адресованная в Псков, пред­писывает церковному и городовому мастеру Постнику Яковлеву и псковскому каменщику Ивашке Ширяю «с товарищи к весне в Ка­зани новой град Казани делати», а также приказывает «прибрати двести человек псковских каменщиков стенщиков, да ломцов сколко будет человек пригоже».1 Таким образом, псковичи ценились во всем Русском государстве и как искусные строители храмов и как строители оборонительных сооружений. Пскович Постник Яков­лев, повидимому, был одновременно и церковным мастером и «го­родовым мастером» (он строил церковь Василия Блаженного и Ка­занский кремль}. Впрочем, Казанский кремль и храм Василия Бла­женного строились почти в одно и то же время. М. К. Каргер вы­сказал предположение, что в 1556 г. Постник Яковлев был отозван на строительство Казани.2
Псковскими мастерами, Постником Яковлевым или другими ма­стерами, вызванными в Казань в 1555 г., были построены в Каза­ни благовещенский собор в 1561—1562 гг.3 и, повидимому, малень­кая надвратная церковь Казанского кремля и Никольская цер­ковь в самом кремле. Это удается определить на основании изуче­ния их конструкции.4
М. К- Каргер установил, что псковскими мастерами, вызванны­ми в Казань в 1560 г., был построен Свияжский Успенский собор. Изучая этот памятник в его первоначальном виде, сняв все позд­нейшие наслоения, пристройки и барочный наряд XVIII в., М. К. Каргер пришел к выводу, что все конструктивные и декоративные
1   ДАИ, т. I, СПб., 1846.
2   М. К- Каргер. Успенский собор  Свияжского    монастыря    как    архи тектурный   памятник   (из  истории   культурно-художественных  взаимоотношений Пскова и Москвы). Казань,  1928, стр.  17.
3   Краткая история гор. Казани. Казань,  1834, ч. I, стр. 61. * М. К. Каргер. Указ. соч, стр. 16.
элементы Успенского собора восходят к церкви в Мелехове 1461-J462 гг. Постнику Яковлеву и его мастерам приписывается построе­ние церкви Козьмы и Демьяна в Муроме.1 На основании анализа конструктивных элементов произведениями псковских мастеров счи­таются церковь в с. Острове под Москвой, Ферапонтовский и Ки­рилловский соборы. Есть предположение, что псковичи строили и собор Преображения на Соловках (1558 г.).
Живопись Пскова XV—XVI вв. исследована недостаточно, но данные о развитии живописи все-таки подтверждают те историче—ские выводы, которые можно почерпнуть из изучения архитектуры. В* искусствоведческой литературе также ставится вопрос ot взаимо­отношениях псковской и московской живописи.2
На основании изучения памятников, станковой живописи в псковских церквах и иконы «Троицы» в Государственном истори­ческом музее, Г. В. Жидков находит, что станковая живопись Пскова не имеет ничего общего с новгородской, но сходна с суз­дальской живописью. Фрески Дионисия в Ферапонтовой монастыпе тоже говорят о соприкосновении живописи Пскова и живописи центрально-русских областей. Сравнивая- памятники живописи, можно судить не о влиянии одной школы на другую, а о созвучно­сти псковских памятников тому, что создавалось в это же время в центральных областях.
Не прекращается в Пскове после 1510 г. и строительство оборо­нительных сооружений; напротив, оно продолжается еще более основательно, с более высокой строительной техникой. Московское правительство принимает активное участие в укреплении Пскова и его пригородов. Это указывает на то большое значение, которое придавалось Василием III и Иваном Грозным Пскову в обороне северо-западных границ Русской земли. На протяжении всего XVI в. ведутся работы по укреплению псковских стен. Уже в 1515 г. за счет великого князя укрепилась стена в Кремле у Рыбного тор* га и стена на Песках у Гремячей горы.
Вообще на протяжении десятилетий" основное внимание уделя­лось именно этому участку крепости — у Гремячей горы; в 1524 г. великий князь приказал дьяку Мисюрю Мунехину поставить камен­ную стрельницу на Гремячей горе. В этом же году была постав­лена башня и рядом с ней тайник. Башня на Гремячей горе была самой последней башней, построенной в Псковской крепости, и са­мой значительной из всех псковских башен. По своему значенлю и величине она может сравниться только с Покровской башней, возведенной на берегу реки Великой. Она имеет 15 метров в диа­метре и 25 метров высоты, в ней 6 ярусов. Если другие- башни Псковского кремля, особенно башни Запсковья, не «амного превы­шают высоту стены, то Гремячая башня доминирует не только над
1   М. К- Каргер. Указ. соч., стр. 12.
2   Г.  В. Жидков. Живопись    Новгорода. Пскова и Москвы на    рубеже XV—XVI вв. Труды  секции искусствознания Института  археологии    и    искус­ствознания, т.  И, М., 1928.
стеной, но и над всей прилегающей местностью, она поставлена на страже входа в город по течению реки ПсковыГ Однако и это сооружение оказалось недостаточным. В 1535 г. у башни строится еще одна стена «через Пскову реку ко Сремяцкому костру». Таким образом, впервые псковичами были созданы «Верхние решетки» через реку Пскову, которые закрыли вход в Псков на случай оса­ды со стороны! реки Пскрвы. А через три года, в 1538 г. великий князь прислал «Фрязина» в Псков, чтобы сделать деревянные ре­шетки в устье реки. Так были сделаны нижние решетки Псковской ‘крепости.1 В 1563 г. деревянная стена через Пскову от Гремячей башни на Песках была заменена каменной.2
Укрепление псковской крепости велось с той стороны, которая прежде всего могла подвергнуться нападению Польско-литозсксн о государства. В этом направлении укреплялась и Псковская земля, на ее территории строились новые крепости.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное