Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

1   Вторжение центральной  власти в сферу феодального    иммунитета    шло по    многим линиям:  в Уставной таможенной грамоте Пскова, например, гово­рится:  «А имати Михаилу  (тиуиу, — Н. М.)  еще и померное с моих царя и великого князя селчан, и с монастырских, и с боярских, и з грамотчиков и со всех без смены, чей хто ии буди». — ЦГАДА, фонд 141, № 66.
2   Н.  Суворов.  Псковское церковное землевладение    в    XVI—XVII  вв. ЖМНПр, декабрь 1905; ДМНПр. апрель 1906. стр. 353—405.
я Сборник МАМЮ, т. V, стр. 1913. 4 Н. Суворов. Указ соч., стр. 398.
175, в то время как в Елеазаровском монастыре было всего 35 де­ревень и 99 пустошей, а Елеазаровский монастырь был много бо­гаче других псковских монастырей.1′
Таким образом, на основании жалованных грамот псковским монастырям, отчасти на основании данных писцовых книг и неко­торых данных псковских летописей можно говорить о том, что в Псковской земле после событий 1510 г. ие было секуляризации цер­ковных и монастырских земель. Напротив, владения псковских мо­настырей увеличивались главным образом благодаря пожалова­ниям великих князей. По этим пожалованиям можно проследить развитие феодального иммунитета, которое распространилось и на псковские земли. Л. В. Черепнин в своей работе, посвященной рус­ским феодальным архивам XIV—XV вв., дает новое понимание раз­вития феодального иммунитета времени образования Русского цент­рализованного государства: «Проводником политики князей яв­ляются жалованные грамоты, посредством которых княжеская власть вначале фиксирует отношения господства и подчинения, сло­жившиеся в феодальной деревне, а затем начинает подвергать их пересмотру на новых началах государственной централизации».2
В Псковской земле духовным феодалам давались льготы для заселения пустующих мест, для усиления зависимости от феодалов крестьян, для восстановления феодального хозяйства. В псковских духовных феодалах Василий III и Иван IV видели надежных союз­ников в деле укрепления централизованного государства. Москов­ское правительство воспитывало в них взгляд на себя как на единственную власть во всей Русской земле, на единственный источ­ник земельных владений. Показательно, что все грамоты, касаю­щиеся даже разбора мелких ссор между монастырями, написаны от имени великого ««язя, а впоследствии царя. Его политику в Пскове часто проводит не наместник, а дьяки, т. е. представители москов­ской администраций в Пскове.
Псковское духовенство, псковские церкви и монастыри не по­страдали после 1510 г. в экономическом отношении. Секуляризации в Пскове не было ни в 1510 г., ни позднее; напротив, пскоёские монастыри получали крупные земельные пожалования от Василия Ивановича, Ивана Грозного, а затем и Федора Ивановича. Псков­ские монастыри вели переговоры о своих земельных владениях не­посредственно с московским правительством. Великие князья стали вмешиваться.в жизнь псковских монастырей.
Великие князья ограничивали права своих наместников в Пско­ве, изымая из их компетенции право решения споров между мона­стырями, Наконец, псковским монастырям давались судные и льготные грамоты на их владения!
Такая политика Василия Ивановича и Ивана Грозного по отно­шению к псковским монастырям объясняется не бедностью псков-
1 Н. Суворов. Указ, соч., стр. 377.
8 Л. В. Черепнин. Русские феодальные архивы XIV—XV вв. Ч. 2, М., 1915, стр. ПО.
ских монастырей, как и не одним богатством новгородских мона­стырей объясняется секуляризация, произведенная в Новгороде.1 Соображения политического характера руководили московским правительством. Они были вызваны той позицией, которую заняли псковские монастыри по отношению к центральному правитель­ству. Московское правительство решило обеспечить себе их под­держку в деле централизации.
Роль московского наместника в Пскове изменилась. Если рань­ше у него была некоторая доля самостоятельности, то теперь два псковских наместника отправлялись великим князем в Псков на службу. Их главной обязанностью было возглавлять военные отря­ды псковичей. Внутренние дела перешли в руки прямой админи­страции великого князя на местах. Это сразу же дало себя чувст­вовать, так как в 1510-р, был назначен дьяком М. Г.’Мунехин, ко­торый сосредоточил в своих руках все стороны псковского управле­ния. Он не только ведал «приказные дела»,2 как поручил ему ве­ликий князь, по свидетельству московской повести.3 Источники от­мечают его деятельность как дипломата, предводителя военных от­рядов, руководителя грандиозного крепостного строительства, обра­зованнейшего человека своего времени. Наместники при нем были на втором плане. Но и после него при других дьяках роль намест­ника не возрастает. Больше чем раньше великий князь Василий Иванович, а затем царь Иван Грозный они вмешиваются в жизнь Пскова. Дьяки и наместники часто действуют по их личному при­казанию. Точно так же Василий Иванович, а потом Иван Грозный назначали наместников в псковские пригороды. Наместник псков­ский — обычно боярин великого князя или его окольничий, а на­местники пригородов — дети боярские.4 Если раньше наместниче­ство могло быть простым кормлением, то теперь оно превращалось в службу; по свидетельству московской повести, наместник приго­рода становится начальником всех пригородских помещиков.
Наместничество пересматривалось, часто менялись псковские наместники; возможно, что наместники пригородов менялись каж­дый год.5 Это была обычная царская служба. Наместника Кобылье-ва Городища, Сухово-Кобылина, Иван Грозный посылает намест­ником в город Ям Новгородской области, а жалованная грамота написана по такой же форме, как и в Псков.6 Грамота сопрово­ждается предписанием — «наезжей» грамотой, написанной уже .че­рез 20 лет, повидимому во время вторичного наместничества Сухо­во-Кобылина в Яме. В этой грамоте дьяки великого князя пишут подчиненным наместника «в Ямской уезд волости и в погосты кня­зем и детям, боярским и старостам и цельвальникам и соцким и пя-
1   Н.  Серебрянский.  Очерки монастырской жизни Пскова, стр. 403.
2  БИЛ, Рум, 255, л. 524.
3   Там же. * Там же.
5  ЦГАДА, фонд 197, Малиновского, портфель III, дело 43.
6  Там же, дело 48.
тидесяцким и десяцким и всем крестьянам». Из этой грамоты ясно, что наместнику давался доход © пригородах по уставной грамоте, или уставному списку. Помещики в пригородах подчинялись не­посредственно пригородскому наместнику.
В псковской летописи особняком стоит рассказ о событиях 1541 г. в Пскове, хотя в разных списках этот рассказ различен, но оценку события списки дают одинаковую. Летопись осуждает деятельность псковских наместников Андрея Михайловича Шуй­ского и Василия Ивановича Репнина-Оболенского. Летописец со­общает, что было притеснение от наместников «мастеровым» лю­дям и «большим» жителям Пскова и пригорода. При этом недо­вольство наместниками вовсе не свидетельствовало о недовольстве центральной властью; наоборот, по мнению псковского летописца, великий князь встал на сторону псковичей и против наместников. Такое недовольство наместниками было не только псковским явле­нием, а наблюдалось во всем Русском государстве. И. И. Смирнов считает возможным говорить о кризисе наместничьей системы уп­равления, так как оно оказалось в руках враждебных кругов. В се­редине XVI в., говорит И. И. Смирнов, обострились противоречия «между наместниками и их агентами и населением как результат злоупотребления наместников, использовавших свою власть прежде всего для выкачивания из населения как можно больше средств под видом сбора „корма", что являлось привилегией наместников».1
Введение губных учреждений в 1541 г. в Пскове было воспри­нято псковским летописцем как направленное против наместников. Дела о разбое переходили в ведение выборных из числа местных помещиков, в руки соцких и целовальников, которые подчинялись центральному Разбойному приказу. В псковской летописи говорит­ся: «И бысть крестьяном радость и лгота велика от лихих людей и от поклепцов, и от наместников, и от их неделщиков и от ездоков, кои по волостем ездят».2
Ограничение власти наместников проводилось в интересах объ­единенного класса феодалов против местной власти, еще стремив­шейся к самостоятельным действиям во внутренней политике.
Таким образом, с 1510 г. на землях псковского боярства, кото­рые были основой экономической силы и политической роли бояр­ской олигархии в управлении Псковской землей, были испомещены служилые люди великого князя Василия Ивановича, а затем Ивана Грозного. Поместья получили переселенные из других городов дети боярские, представители московской администрации. Среди них не было людей из старых боярских фамилий, — таким образом созда­валась прочная опора для правительства централизованного госу­дарства в его отдаленных областях. Дети боярские находились в распоряжении центральных властей, Разрядов и Поместного при­каза; наместники и дьяки осуществляли политику центральной вла­сти на местах.
‘ И. И. Смирнов. Иван Грозный. Л., 1944, стр. 42. 2 ПСРЛ, т. IV, стр. 305.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное