Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Скопированные в Румянцевской рукописи № 54 краткие записи говорят о том, кто дал в монастырь нивы и где они находятся. Это главным образом жители самого города Пскова, не знатные и не богатые, повидимому жители посада, мелкие торговцы, ремеслен­ники и члены их семей. По самим «данным» ясно, что это калач­ник, мясник, воротник, серебряник, сын нивника, сын огородника, сын иконника, сын серебряного мастера. Об этом говорит и место­нахождение нив на Полонище. Большинство нив находится за Со­кольими ворогами, на Трупеховской улице, за Великими воротами. Таким образом, становится известным, что на Полонищенском кон­це, сразу за стеной, находились нивы, хозяевами которых были жители посада. Кроме тсго, они иногда являлись и владельцами дворов, даже белых, в самом городе. Так, Григорий Васильев сын иконника дает «двор белый дела своего Георгиевского попа ев взвода Михаила Ондреева сына на Зимней улице с огородом да ни
1   БИЛ, Рум, 54, л. 32.
2   ГПБ, Погодинское собр, 1912, л. 100
3  Там же, л. 108 об
By за Великими воротами Филатовскую Кузнецова».1 Тимофей Фе­дорович Плещеев дал монастырю свой двор, купленный во Пскове на Хлебной ниве2 у Большого ^горга «да нивку и пожанку за Со­кольими воротами» в 1564 г.3
Некоторые «данные» говорят о возрастающей дифференциации в среде ремесленников. Богатую «данную» получил монастырь от сына серебряника: «Родионка Исаков, сын Хрипы серебряного ма­стера Гнездова с Полониского конца — место дворовое за городом в Сокольи улицы, где сам жил, да четыре места пустые оброчные рядом, да огород раньше Покрышкина, да ниву и пожинку раньше Плещеева».4
Сын серебряника, повидимому, имел достаток и скупал окрест­ные нивы. Раньше всего дифференциация началась и быстрее всего развивалась в среде таких высококвалифицированных реме­сленников, как серебряники. Отею Родионки был серебряным ма­стером, не просто серебряником.
Псков со всех сторон был окружен нивами, принадлежавшими городским жителям. Нивы доходили до самых стен города, а не­много раньше были и в самих его пределах. Вокруг города были земли мельников, городских ремесленников и монастырей. Владе­ний монастырей становилось все больше, они увеличивались не только по данным записям, но и по купчим и кабальным записям. Монастыри получали доходы с обрабатываемых нив и с поставлен­ных на церковной земле лавок и дворов.5
Особенно интересна кабальная запись, о которой упоминается в реестре грамот Псково-Печерского монастыря. По этой кабале игумен Елеазарова монастыря Иосиф занял у игумена Корнилия 150 рублей: «а заставили в тех денег две нивы с пожанками оприч хоромного запасу и полевого жердья Самуиловские Тетерина за царем Константином возле улицы над Псковою рекою на Запсков-ской стороне возле Зыкову ниву Суколниковы, да ободные грамо-гы хартейные за свинчатыми печатми, и купчие записи, й четыре кабалы в сте рублях на те нивы и пожни, и после сроку игумен Иосиф с братиею тех нив и пожен в дом пречистые богородицы в Печерский монастырь игумену Корнилию с братиею опустили с без-отнимочно во веки в лето 1565».6
Елеазаров монастырь получил нивы, теперь переданные Псково-Печерскому монастырю по купчим записям и кабалам от Суколни-ковых и Тетериных.    При игумене Корнилии Елеазаров и Псково-
> БИЛ, Рум., 54, л. 5 об.
*   В самом  Пскове у Большого  торга  было    место,  которое    называлось «Хлебной иивой», хотя мало вероятно, что в конце XVI в. оно действительно было еще иивой.
*  БИЛ, Рум, 54, л. 6.
4  Там же.
5  Расходная    книга  Псковской Завеличской церкви Успения пресвятая бо­городица    1079 г.    Записки    отд.    русск.   и слав, археологии имп. Археология, общества, т. 1, СПб., 1851,  III, стр. I—S.
6  БИЛ, Рум., 55, л. 6 об.
Печерский монастыри были связаны тесными отношениями (на этом мы остановимся несколько ниже). Псково-Печерский мона­стырь давал деньги в долг под заклад и в том же 1565 г. Во­прос о вкладчиках Псково-Печерского монастыря, который будет нас интересовать и в дальнейшем, на основании имеющегося ма­териала точно решен быть не может. У нас есть данные, что в XVI в. его земельные приобретения складывались из земельных владений, пожалованных Василием III и Иваном IV, и земель, данных главным образом псковскими городскими жителями, реме­сленниками, жителями посада.
Поместья отдаваться «по душе» в монастырь не могли, так как они в начале не только не были наследственными, но и пожизнен­ными. С прекращением службы прекращалось и владение по­местьем.
Владельцем всех земель, на которых испомещались служилые люди, был царь, поэтому только он мог распорядиться своей землей. А. Д. Градовский отмечает, что единственными доступны­ми для помещика актами были сдача и мена поместья.1
Сохранились некоторые данные о получении земельных владе­ний Петропавловским монастырем.2 По грамоте Семиона Федоро­ва сына Семер-икова он отдает монастырю половину своей нивы и пожни. Свидетелями совершения этого вклада записаны два пскови­ча, сообщается их псковский адрес: «Василий Тимофеев сын, & жи­вет на Запсковьи с Мощонки улици, ветошник, да Потафей Еремеев сын огородник с Жоравкова мосту».3 Очевидно, Семион Федоров принадлежал к псковскому черному люду, так как в качестве сви­детелей им привлекались как авторитетные лица ветошник и сын огородника. Подтверждает эти грамоты и то положение, что город­ские жители имели нивы и пожни вне города, но где-то побли­зости.
По другой грамоте, написанной1 в 1563 г., или, как она назы­вается, «приказной памяти» Петр Тимофеев сын Бояринцев и Ма-карий Григорьев сын Козлов отдают в Сироткин монастырь нивы и пожни «в изгороде» и за Варлаймскими воротами.4
Никто не имеет права «вступати в ту землю опрично царя и го­сударя великого князя Ивана Васильевича». Оговорка о праве ца­ря и государя вмешиваться в земельные владения очень интересна: значит, в сознании владельцев нив и пожен царь был их номиналь­ным владельцем.
По документам, относящимся к церковному землевладению в Пскове после 1510 г., можно сделать некоторые выводы о земле­владении    горожан, о землевладении вообще и в частности о той
1   А.  Д.  Градовский.    История  местного управления в  России. Т.   I, СПб., 1868, стр. 65.
2  Псковский    областной краеведческий музей, № 619/68   Изд. у Н. Сереб-ряиского. Указ. соч., стр. 576.
3  Там же.
* Там же, № 620/69.
возрастающей роли, которую начинает играть царь как верховный собственник всех псковских земель.1
Вопрос о церковном ‘землевладении в Пскове специально изу­чался Н. Суворовым.2 Его работа написана иа основании писцовых книг конца XVI и XVII вв., но главным образом посвящена выясне­нию положения в землевладении в XVII в. Характеристики земле­владения в XVI в. Н. Суворов не дал, отметив только некоторые его особенности в 80-х годах. Н. Суворов не использовал для своей работы грамоты, но по писцовым книгам им проведена большая сводная статистическая работа.
Данными Н. Суворова по писцовым книгам о владениях того или иного монастыря пользоваться можно. Эта работа была им проведена по рукописи древнейшей псковской писцовой книги еще до ее опубликования.3 В работе Н. Суворова ценны сведения о том, какие засады в Пскове, на какие губы делился Псковский и другие уезды, в какую губу входит тот или иной населенный’пункт. Одна­ко   Н. Суворов занимался только церковным землевладением.
По данным Н. Суворова Псково-Печерский монастырь по огром­ным размерам своих владений не идет ни в какое сравнение с остальными псковскими монастырями. Хотя эти данные и относят­ся к 80-м годам XVI в., но по ним, зная примерно те пожалования, которое были сделаны царем в это время и которые не составляют значительной доли Псково-Печерских владений, можно судить о богатстве Нсково-Печерского монастыря. Его владения в то время включали: «44 деревни и 4 льготных пустоши в Кулейской губе, 25 деревень да починок, да во льготе 23 деревни, и 38 пустошей в Тайловской, и 21 льготная пустошь в Новоуситовской губе Заве-лицкой засады; льготная деревня и 16 льготных пустошей в Вель­ской губе. 3 льготных деревни и 26 льготных пустошей в Верхолин-ской губе Вельской засады; 51 пустошь (5 льготных) в Моложан-скои губе Заклинской засады; 2 деревни, льготная деревня и 11 пустошей в Жеглицкой губе той же засады; 4 деревни в Рухе Прудокой засады; деревня в Ремде Кобыльского уезда; 45 де­ревень в Никольской, 29 деревень, 7 починков да починок пу­стой и 7 пустошей (5 льготных) в Паниковокой -губе Избор-ского уезда, нетяглая пустошь в Каменской губе Завелицкой засады»’.4 В число этих владений не включаются те деревни и пустоши, которые были у монастыря в совместном владении с другими землевладельцами. По самому беглому подсчету во вла­дении монастыря было в Псковской земле деревень 178 и пустошей

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное