Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Отметим, что для изучения помещичьего землевладения в даль^ нейшем нами использованы только примеры тех поместий, которые указаны «до запустения». Помещики 80-х годов рассматриваются лишь в том случае, если есть прямые доказательства их существо­вания «до запустения» в Псковской области. Многие из них, осо­бенно те, которые были в Пскове до запустения, записаны в «Ты­сячную книгу 1550 года»,3 именно как псковские городовые и дво­ровые помещики. Значит, в Пскове они были испомещены раньше 1550 г. Их можно считать той надежной опорой великого князя в окраинной области, которая была им создана в результате испоме-щения после 1510 г. и которая оказалась настолько крепкой, что Иван Грозный счел возможным использовать ее для укрепления своей власти в центре государства. В Тысячную книгу были зане­сены псковские помещики: дворовые, 36 из Володимерца, Дубко-ва, Воронича, Велья, Красного, Вышегорода, Острова, Завелитцкой, Рожитской, Прутцкой, Мелетовской, Вельской засад и Гдова, горо­довые, 25 из Володимерца, Острова, Опочки, Вышегорода, Мелетов­ской и Вельской засад. Все псковские помещики должны были по лучить под Москвой поместья размером в 100 четей.
В псковских писцовых книгах среди помещиков, имевших по­местья в Пскове до запустения, в Тысячную книгу 1550 г. были за­несены следующие:
Базаров Ондрей, владел поместьем в Вельской губе; по Тысяч­ной книге Ондрей Володимеров сын Базаров — псковский гороао-вой помещик Вельской засады;4
Бачманов Яков Семенов, владел «исадами» на озере и речке в Изборске; по Тысячной книге Яков Семенов сын Бачманов— псков­ский городовой помещик Вельской засады,5
Быков Иван, владел поместьем в Виделебской губе; по Тысяч­ной книге Иванец Тихонов сын Быков — псковский городовой по­мещик Вельской засады,6
1  В. Ф. Загорский   Указ соч, стр. 307—310   Таблицы
2   Там же, стр   271
& Тысячная    книга    1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х годов XVI  в   Подго­товил к печати А. А   Зимин. М—Л., 1950, стр   98—101.
4  Сборник МАМЮ, т  V, стр   199, Тысячная книга    , стр   101
5  Те же издания, стр   101, 305 е Те же издания, стр.  101, 209
Вышеславцов Иван Микифоров, владел поместьем в Гдове; по Тысячной книге Микифор Федоров сын Вышеславцов — псковский дворовый помещик Гдова;1
Гагарин Володимер, князь, владел «усадищем» на Чудском озере; по Тысячной книге князь Володимер княж Иванов сын Га­гарина— псковский дворовый помещик Гдова;2 —
Гурьев Иван, владел поместьем ‘в Вышегороде; по Тысячной книге Ивашко Дмитреев сын Гурьева — псковский городовой поме-щин Вышегорода;3
Еремеев Иван, владел поместьем на о. Березовец; по Тысячной книге он, среди других Еремеевых — псковский дворовый помещик Вышегорода;4
Еремеевы Петр и Микита Борисовы, владели поместьем в Вы­шегороде; по Тысячной книге среди других Борисовых и Еремее-рых — псковские дворовые помещики Вышегорода;5
Заболотцкий Павел сын Петров, владел многими поместьями около Пскова; по Тысячной книге — пскдвский дворовый помещик по Гдову;6
Калитеевские Огиш и Семейка Олексеевы, владели поместьями в Вышегороде; по Тысячной книге дети Алексеевы Никитина Кали-теевского — псковские городовые помещики Острова;7
Сабуров Василий, владел поместьем в Виделебской губе; по Ты­сячной книге среди детей Вислоухова Сабурова — псковский дво­ровый помещик Мелетоеской засады;8
Соловцов Федор, владел поместьями, позднее переданными Псково-Печерскому монастырю; по Тысячной книге Соловцов Фе­дор Левонтьев сын вместе с братом Ондреем — псковские дворовые помещики Завелицкой засады;9
Симанский Губа, владел поместьем в Вышегороде; по Тысячной книге Семен Губин сын Семанского — псковский дворовый поме­щик Вышегорода;10
Улмезов Степан, владел поместьем в Изборском уезде; по Ты­сячной книге Ульмез Дмитриев и его сын Степашко — псковские дворовые помещики Володимерца;11
Хвостовы Игнатий и Михаил, владели поместьями в Островском уезде; по Тысячной книге они псковские городовые помещики Острова;12
Шишкин Михаил, владел поместьем в Выборском уезде; по Тысячной книге — псковский дворовый помещик Валодимерца.1
Среди помещиков, владения которых сохранились после запу­стения, мало тцсячников. Дворовое поместье в Михайловской губе отдано Будаю Болтину. Его имя встречается и в Тысячной книге.2 В Тысячной книге записан Михайло Хвостов, отец Ондрея Хвосто-ва, имеющего поместье в Красном, и Ждана Хвостова, велейского помещика; отец Елманова Огарева, Петра Ондреева, помещика гдовского и изборского; значится в Тысячной книге в ржевских по­мещиках.8       1
Кроме того, среди псковских помещиков и до запустения мно­гие имеют фамилии, одинаковые с тысячниками: Быковы, Бачмано-вы, Соловцовы, Хвостовы, Ододуровы, Чепчуговы, Рудаковы. Сре­ди псковских помещиков несколько Молвяниновых, а Молвяниновы вошли в Тысячу по Суздалю. Все они, возможно, родственники ты­сячников.
Таким образом, многие псковские помещики, известные по псковским материалам 80-х годов XVI в., вошли в Тысячную кни­гу 1550 г. Из 55 помещиков, имевших владения до запустения, 16 были записаны в Тысячную книгу.
В своей политике централизации Русского государства Иван Грозный проводил мероприятия, направленные на расширение своей социальной базы. Указ 1550-г. об иопомещении под Москвой 1000 «лутчих людей» укреплял положение массы военнослужилого дво-ряиства. Помещики из провинций получили поместья под Москвой и были призваны стать надежной опорой московскому правитель­ству в его борьбе с реакционным боярством. Таким образом, испо-мещение в Пскове детей боярских принесло свои плоды. Они были не тслько опорой централизаторской политики на местах, но и в центре Московского государства.
Однако мы видим, что до запустения многие из псковских ты­сячников продолжали иметь поместья в Псковской земле. Почти все они дожили до запустения, а после запустения в Псковской земле оставались их потомки. Из 61 помещика, занесенного в Ты­сячную книгу по Пскову, в документах нами найдены упоминания о 20, (проживавших в Пскове до 70-х годов XVI в.; о пяти-шести помещиках мы можем говорить лишь предположительно. До 70— 80-х годов псковские тысячники продолжали, как правило, иметь владения в тех же пригородах и засадах, в которых имели их и до 1550 г. По этому можно судить „о том, что в писцовых книгах имеюся в виду именно те помещики, которые занесены в Тысяч­ную книгу, а не их однофамильцы.
Эти данные могут подтвердить предположение А. А. Зимина о том, что >каз 1550 г. об испомещении тысячи детей боярских под
Москвой не был проведен в жизнь, а остался проектом, так как тысячьиксз нет в писцовых’книгах Московского уезда даже при упоминании о старых помещиках. В «Боярской книге 1556 г.» упо­минается 61 тыоячник, из них 11 имеют поместья в обжах, а 14—-в-вытях в отличие от тех, чьи владения указаны в четях, В число 14 входят и псковичи; следовательно, земель под Москвою они не получили.1
Но и в этом случае включение псковских помещиков в этот указ не теряет своего значения: Иван Грозный в псковских поме­щиках видел сторонников своей политики.
Интересен и другой факт, которому трудно дать’объяснение. Вое бывшие тысячники упоминаются и в псковских писцовых кни­гах и в грамотах только как имеющие владения в Пскове «до за­пустения». В 80-х годах встречается имя одного тысячника — Бол-тина Будая; поместья остальных 19 тысячников запустели, переда­ны другим помещикам и монастырям.
Книги 827 и 8302 из фонда Поместного приказа — копии псков­ских писцовых книг, тех книг, которые составлялись одновременно» с книгой 355; сами книги не сохранились. Эти книги были состав­лены несколько по иному плану, чем книга 355. Сначала в них дается краткое описание оборонительных сооружений в пригороде, перечисляются дворы и клети в пригородах, затем нивы, пожни„ пустоши. Писцы никогда не забывают особо отметить дворы лов­цов, указывают даже, каким образом они ловят рыбу и какую, ка­кой оброк они ‘Платят.8 Затем обыкновенно дается описок владель­цев земель в губах — это в первую очередь помещики и монастыри, иногда владения великого -князя, его черные земли. Подробно рас­сказывается, сколько земли за помещиком, какие за ним в поме­стье деревни, пустоши, села, чьи дворы, сколько платят в казну оброка. Дальше следует описание владений монастырей; в боль­шинстве случаев это владения городских псковских церквей и мо­настырей: Николы с Усохи, Василия на Горке, Спасо-Мирожского монастыря, а также монастырей Псково-Печерского и Елеазарова. Землевладение составляет основную тему писцовых книг 827 и 830, в отличие от книг 355 и 831, в которых дается главным обра­зом материал по состоянию торговли и ремесла.
Ни разу в псковских писцовых книгах, в частности в книге 827, не упоминается ни один боярин, ни разу не говорится ни об одной вотчине.
В пригородах упоминаются дети боярские, под которыми писцо­вая книга иногда имеет в виду помещиков.4 Чаще в пригородах на­зывается двор наместника, дворы пушкарей, воротников, стрельцов.
1   А. А.  Зимин. Статья-публикация «К изучению Тысячной книги 1550 г. и Дворовой тетради 1551—52 гг.». Исторический архив (печатается).

Какая цена на цветы дешево екатеринбург в Екатеринбурге.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное