Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

События" 1510 г. в Пскове нашли отражение в псковском, новго­родском и общерусском летописании. В их’изображении сказалось значение летописей, как идеологических памятников, — события трактовались в них в зависимости от идейной направленности той или иной летописи. Повесть о псковском взятии, находящаяся в сборнике Румянцевского музея, больше других известий ценна для изучения событий 1510 г., так как, несмотря на некоторую ее тен­денциозность, изучение ее в сопоставлении с Повестью о псковском взятии в Псковской первой летописи дает возможность относитель­но полно восстановить картину 1510 г. в Пскове, понять политику великого князя в этих событиях.
События 1510 г. были подготовлены всей предшествующей исто­рией Пскова. Псков был связан с великокняжеской властью эко­номической и политической жизнью. Связи Пскова и Москвы все
усиливались, усиливалось влияние великого князя прежде всего на внешнюю политику Пскова. Москва стала необходимым и постоян­ным союзником Пскова в обороне северо-западных границ, а затем взяла дело обороны в свои руки, подчинила Псков в этой области своим интересам. Увеличивалось и влияние московского прави­тельства на внутреннюю жизнь Пскова. В период образований централизованного государства это было даже гораздо важнее, чем подчинение одной только внешней политики. События 1510 г. были завершением длительного процесса постепенного уничтоже­ния псковского веча. Уничтожение веча в Новгороде и в Пскове было актом внутренней политики Московского государства. Вече упразднялось не только для того, чтобы укрепить господство Москвы, но и для укрепления господства феодалов во всем Рус­ском централизованном государстве. С установлением господства Москвы прекращение веча было важным шагом по пути укрепле­ния господства феодалов. Однако политика централизации, прово­димая московским правительством, опирающимся на детей бояр­ских и служилых людей, встречала сопротивление реакционной ча-‘сти феодального класса •— феодальной знати, которая еще делала попытки восстановить свою самостоятельность. Такая попытка к восстановлению самостоятельности Пскова могла быть связана с вечем. Вече в Пскове в период его самостоятельности было аре­ной деятельности псковских феодалов, поэтому увеличение влияния на псковские дела, подчинение Пскова своей политике неминуемо было связано с уменьшением прав веча, с его полным уничтожени­ем. Это и проводилось великими князьями в течение многих лет. Теперь, когда у бояр не было власти на вече, нужно было уничто­жить символ, с которым были связаны у части псковского боярства надежды на восстановление былой самостоятельности.
В политике централизации великокняжеская власть опиралась не только на детей боярских, но и на жителей городов, на жителей посада. Жители города, «середние люди» и «черные» люди, виде­ли в великокняжеской власти свою власть своего защитника про­тив притеснения собственных бояр. На протяжении веков они при­выкли смотреть на великого князя, как на своего государя. Они привыкли видеть в нем надежного постоянного союзника в борьбе с западными соседями. Выступая против своих непосредственных эксплуататоров, они верили, что великий князь поддержит их сто­рону, что наместник поступает по своему произволу, а великий князь «жалует и боронит свою огчину». Это" объясняется не только верой в справедливость великого князя самих псковичей, но и тем. что такой взгляд сознательно поддерживался в псковичах самой великокняжеской властью. Это отчетливо шроявилось уже в собы­тиях 1483—1486 гг, в деле со смердьей грамотой, когда великий князь стремился сделать как можно менее заметным свое участие в этих событиях на стороне псковских посадников, но особенно яр­ко это проявилось в событиях 1510 г. в Пскове. Великий князь мэг уничтожить вотчинное землевладение в Псковской земле, мог
открыто действовать против псковской знати, сопротивляющейся централизации, но не мог открыто выступить против эксплуати­руемого большинства. Более того, ликвидируя всякую возможность выступления сепаратистски настроенной знати, он обращался к псковскому народу, к «средним» и «мелким» людям, как его за­щитник. В псковской повести рассказывается, что великий князь говорил «молодшим» людям, что ему до них дела нет, а в москов­ской повести ясно выступает его сознательная политика, которая стремится опереться на «мелких» и «средних» людей, опереться на классовые противоречия в псковском обществе. Великий князь пытался представить свою политику в отношении к остаткам псков­ского веча, как политику, проводимую в интересах псковского на­селения против самовластия посадников и бояр. Уничтожая вече в течение десятилетий, великокняжеская власть стремилась не только уничтожить арену деятельности местных феодалов: центра­лизация власти в интересах всего феодального господствующего класса имела и другую цель — увеличение эксплуатации, усиление феодального гнета. Это означало и усиление сопротивления трудя­щихся масс, бороться с которым местная феодальная власть была уже не в состоянии. Только вмешательство московского правитель­ства могло помочь феодалам удержать господство. Нужно было уничтожить вече, чтобы не было ни малейшей возможности к по­вторению событий 80-х годов XV в. в Пскове. Цель, преследуемая великим князем, была тщательным образом затушевана. Великий князь выступал защитником псковских «черных» и «средних» лю­дей против самовластия их местных феодалов.
События 1510 г. были продолжением ранее слагавшихся отно­шений Пскова и Москвы. События эти не уничтожили Пскова, его экономической жизни, его культурных ценностей; они были важ­ным этапом в деле образования централизованного государства. История Пскова тесно и навсегда оказалась связанной с историей всего государства. 1510 г. не был концом псковской самостоятель­ности, так как ее уже давно не существовало; не был он и концом истории феодального города, так как феодальный город продол­жал развиваться в новых условиях на новом, высшем этапе разви­тия феодализма — в период централизованного государства. 1510 г. не был концом истории трудящихся масс Пскова, так как они продолжали быть творцами материальных и культурных ценностей, продолжали борьбу со своими угнетателями.
ГЛАВА  IV
ПСКОВ В СОСТАВЕ УКРЕПЛЯЮЩЕГОСЯ   РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА
Изучению истории Пскова в составе Русского централизован­ного государства в исторической литературе уделялось мало вни­мания. Работы по истории Пскова обрываются на 1510 г., а за­тем изучение его истории ограничивается наиболее яркими момен­тами- борьбой со Стефаном Баторием в 1581 г., борьбой с Густа­вом Адольфом в 1615 г., псковским восстанием 1650 г. > Система­тического изучения псковской истории за XVI и XVII вв. не про­водилось.
В лучшем случае, исследователи XIX в. пытались дать харак­теристику политике Москвы, вводившей в Пскове свои порядки. А. И. Никитский считал, что для предотвращения волнений и установления московского порядка в Пскове великие князья исполь­зовали два средства, во-первых, «вывод и развод», т. е. насиль­ственное выселение лучшей части жителей в московские пределы, и, во-вторых, «рубеж», или насильственное отнятие недвижимой соб­ственности. 2
Великий князь, то мнению А. И. Никитского, стремился не оставить в Пскове никого из своих врагов. В политике Ивана Гроз­ного А. И. Никитский видел продолжение политики Василия Ива­новича, однако он считал, что Иван Грозный обрушился главным образом на население псковских сел и волостей — на земцев и людей, обладавших земельной собственностью.3
Предположение это мало вероятно, так как известно, что в Псковской земле до 1510 г. землевладение было по преимуществу боярским. Основные массивы боярских земель находились -е воло­стях, а не в самом Пскове. Во вновь   поселенных   на    Псковской
1  Повесть о прихожении Стефана   Батория   на   град    Псков.    Подготовка текста и статьи В. И. Малышева. М.—Л.,  1952; Г. А. Замятии. Псковское сиденье.   (Героическая    обороиа    Пскова от шведов  1615 г.). Ист.  зап., т. 40, 1952; М. Н. Тихомиров. Псковское восстание 1650 г. М.—Л.,  1935.
2   А.  И. Никитский. Очерк внутренней    истории    Пскова.  СПб.,  1873, •тр. 295.
* Там же, стр. 297.
земле А. И. Никитский видит проявление желаемой великим   кня­зем прочной оседлости и проводников московских воззрений.
По мнению А. И. Никитского, Василий III после 1510 г. нало­жил руку на земли богатейших церквей и монастырей. Послание Филофея к Василию Ивановичу было якобы протестом против этих действий. Если раньше псковское духовенство отказывалось от вы­полнения общественных обязанностей на основании византийского канонического права, то теперь оно лишилось всех привилегий: в 1517 г. духовенство принимало участие в починке кремля, в 1518 г. —в .полоцком походе.1

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное