Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

В московской повести есть очень сильное преимущество перед псковской: в основе ее лежит документальный материал. Близко к подлинному тексту, повидимому, приводятся жалобы князя Репни-Оболенского на псковичей, обращение псковичей к великому князю и посланников великого кнЯзя к псковичам. По всей видимости, речи послов были записаны, и автор повести в своей работе полно­стью приводит эти записанные речи. Отсюда частые повторения, встречающиеся в повести, — просьба псковичей держать свою от­чину «в старине» и охранять, как «наперед сего жаловали нас, свою отчину Псков, твои, государь, прародители, прежние государи, вели­кие князи да и отец твой». ‘ Такая формула встречается в повести неоднократно. При изложении речей или жалоб псковичей, автор прибегает к прямой речи, что не Есегда имеет место в псковской повести.
Расхождения в повестях начинаются с самого их начала, — не в описании фактов, а в их трактовке. В псковской повести сооб­щается только о том, что Василий Иванович прибыл в Новгород, а в московской повести говорится «прият бысть светлей радостию от всех гражен».2
По псковской повести, первыми едут жаловаться на наместника великого князя псковичи, — после того как князь великий объявил псковичам, что он разберется в этом деле: «аже толке станут на него мнози жалобы, и яз его обвиню пред вами»,3 в Новгород едет и сам наместник.
При этом сообщение об отъезде Репни с жалобой сопровождает­ся его характеристикой- «А тот Репня не пошлиною во Псков при­ехал да сел на княжении, а не по крестному целованию учал во Пскове жити, а не учал добра хотеть святей Троицы, ни мужем псковичем».4 Дальше рассказывается о тех «насильствах», которые он причинял детям боярским и посадничьим.
В московской повести события излагаются в другой последова­тельности: первым в Новгород едет Репня-Оболенский жаловаться на псковичей за то, что они его «бесчествовали», и за то, что «дер­жат его нечестно — не потому, как наперед того держали и чтили великого князя наместников, и дела государские делают не по-прежнему, в суды, и в пошлины, и в оброки и во всякие доходы у него вступаютца, и людем его ото пскович бесчестно и насил-ство великое».5
1   БИЛ, Рум, 255, л. 515 об.
2  Там же, л. 515
й Псковские летописи, стр   02
* Там же.
« БИЛ, Рум. 255, л  515
Великий князь послал псковичам приказ, «чтоб имя его госу-дарское держали честно».1 Далее не князь Репня едет оправдывать­ся, как в псковской повести, а сами псковичи едут жаловаться на наместника в ответ на его жалобу. Настроение псковичей не было таким покорным, как в псковской повести: «псковичи великого кня­зя наказу не послушали, и наместника его государева чтити не уче-ли. А посадники псковские и бояря молодых людей пскович учали обидити и насильства им чинити великие. . .»2 В московской .повести псковичи выступают не только против наместника, но не пови­нуются и самому великому князю.
Самая ценная деталь московской повести, которая больше всего отличает эти две повести, состоит в следующем. Автор московской повести отмечает, что жаловались на наместника посадники псков­ские и бояре, а не все псковичи, как в псковакой повести. Более того, посадники псковские и бояре поступали так вопреки ^оле остальных псковичей. По словам автора, они «молодых людей пско­вич учали обидити и насильства им чинити великие».8 Этим объяс­няется различное отношение великого князя во время его пребыва­ния в Новгороде и Пскове к посадникам л боярам, с одной сторо­ны, и «молодшим людям» — с другой. Неотложной задачей велико­го князя была окончательная ликвидация боярской оппозиции цен-трализаторской политике Московского государства.
Мы не можем сказать, как действовали при этом «молодшие люди», но то, что великий князь мог использовать горожан как прогрессивную силу в деле образования единого государства, что он стремился привлечь их на свою сторону и опереться на них, — не вызывает сомнений. К’рассмотренной особенности московской пове­сти мы еще возвратимся в дальнейшем.
По рассказу московской повести псковское посольство просит великого князя, чтобы он охранял их, как его предки, и, с другой стороны, заверяет его, что псковичи рады служить ему, как служи­ли его прародителям, но пусть он защитит их и от своего наместни­ка князя Репни-Оболенского.
Согласно псковской повести великий князь обещает псковским послам «обвинить» своего наместника; в московской же повести он посылает в Псков окольничего и дьяка разобраться в их отношениях, велит передать псковичам, чтобы они «имя наше держали честно и грозно, а наместника нашего, а своего князя псковского, чтили, а в суды бы и в пошлины у него и у его людей не вступались».4
В псковской повести нет речи о каком-либо нарушении установ­ленного порядка, нет и рассказа о том, как ездили в Псков околь­ничий князь Петр Великий и дьяк Третьяк Долматов, вынужденные вернуться и сообщить великому князю, что их миссия не удалась, так как князь Репня и псковичи «ни в чем смолвы не учинили».
По рассказу московской повести псковичи еще раз приехали в Новгород и просили дать им другого наместника, «а с тем им прожить не мощно». Тогда великий князь велел быть у себя в Нов­городе наместнику и «обидным людям», чтобы разобраться в этом деле, так как иначе «свести его нам с нашие отчины со Пскова не­пригоже». > В псковской повести великий князь обещал псковичам наказать наместника.
Великий князь намеревался разобраться не’только во взаимоот­ношениях псковичей и наместника, — его вмешательства требовали и другие дела. Московская повесть свидетельствует о том, что в Пскове не было единства, не было единодушного отношения к Москве. Псковское общество было полно классовых противоречий, кипело классовой борьбой, «и о межьусобных бранех и о обидах всем велел быти у собя в Новегороде, понеже бо тогда во Пскове быша мятежи, и обиды, и насилие велико черным и мелким людем от посадников псковских и бояр».2
Московская повесть прямо говорит о «межоусобных бранях», в псковской же повести автор не смог так смело определить взаим­ные доносы посадников Леонтия и Юрия Копылы.
В псковской повести говорится, что все псковичи ехали по приказу посадников жаловаться на наместника, а московская по­весть свидетельствует о прямых взрывах классовой борьбы, о том, что «мелкие» и «черные» люди ехали жаловаться на посадников и бояр. Они оказались союзниками великого князя, так как против них были направлены действия псковских посадников и бояр. Псковская повесть ни словом не обмолвилась об этой борьбе вну­три псковского населения, поэтому приходилось лишь догадывать­ся о причинах различного отношения великого князя к посадни­кам, боярам и «молодшим людям». Таким образом, к великому князю в Новгород приехали не только посадники и бояре, как написано в Повести о псковском взятии в Псковской первой лето­писи, но и «черные люди», приехали они к великому князю жало­ваться не на его наместника, а на псковских посадников и бояр. Великому князю приносили жалобы «иные на намесника, а иные на помещиков на новогородцких, а иные на свою братью на пско­вич».3
По свидетельству московской повести, великий князь не просго объявил собранным в палате посадникам, боярам и купцам: «Поимани де естя богом я великим князем», как в псковской, но приводится целая речь, с которой обратились к псковским посаа,-никам бояре великого князя. Интересно, что это были те самые люди, которые позднее были присланы великим князем в Псков, — Александр Владимирович Ростовский, Григорий Федорович Давы­дов, Иван Андреевич Челяднин, Петр Васильевич Великий, казна­чей Дмитрий Владимирович и дьяки Мисюрь Мунехин и Лука Се-
менов. Речь их от имени великого [князя приводится в московской повести с документальной точностью. Великий князь держал Псков в старине и охранял его, пока псковичи в свою очередь честно дер­жали его имя и ладили с наместниками, но теперь положение изме­нилось: «А ныне вы, наша отчина»Псков, наша имя и нашего на­местника держите не потому, и жалобники ныне пришли к нам из нашие отчины изо Пскова на посадников и на судей на земских многие биют челом, что им управы нет, а продажа им чинитца ве­ликая. И нам было за то пригоже на свою отчину великая опала положити».’
Великий князь вменил в вину псковским богачам не только то, что они не слушались его наместника, а и то, что посадники чинили «продажу и в суде и в земских делах». Это значит, что опала на псковичей была наложена великим князем не только по жалобе на­местника, но и по жалобам «черных людей». Затем бояре великого князя объявили псковским посадникам волю великого князя. Они должны были выполнить все требования, иначе с них «взыщетца кровь християнская», а если они их выполнят, то «государь вас жа­лует, в животы ваши и земли не вступаетца ни чем».2 На это псковичи были вынуждены ответить, что они согласны на все: «…в котором своем жалованье похочет свою отчину учинити. И мы во всей воли государской ради быти, как государь пожалует».3

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное