Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Деятельность наместника великого князя Репни-Оболеяскохо вызвала протест прежде всего у псковских посадников и бояр. Ле­топись отмечает: «Да тот Репня много зла чинил детем боярским и посадничим».3 Именно они дважды ездили в Новгород жаловать­ся великому князю на его наместника. Первый раз ездили посадник Юрий Елисеевич и Михаил Помазов и бояре от всех концов; они же поехали в Новгород, и во второй раз они же посылали грамоты по всем пригородам и волостям с требованием, чтобы все жалова­лись на князя\ и при этом запугивали. Посадник Юрий писал из Новгорода в Псков: «Аще не поедут посадни&и изо Пскова говори-ти противу князя Ивана Реини, ино будет вся земля виновата».4 Таким образом, посадники требовали себе поддержки всего населе­ния Пскова. Псковские посадники жаловались великому князю на его наместника, но наряду с этим жаловались и друг на друга. По­садник Леонтий поехал к Новгороду «бита челом на посадника на Юрья на Копыла, и поехал Юрьи в Новгород противу его отвечи-вать и тамо тягалися».5
Сопоставление этих фактов дает основание думать, что в обоих случаях речь могла идти о борьбе за власть, о дележе этой власти или доходов, связанных с нею. В наместнике посадники видели не только представителя центральной власти, но и соперника.
Отсюда ясно, во-первых, что посадники жаловались не столько на новые порядки, сколько на человека, ограничившего их местную власть, а во-вторых, псковские посадники, следовательно, призна-
1   ПСРЛ, т. IV, стр. 287.
2  Там же, стр   285
3   Псковские летописи   М,  1941, вып   1, стр. 92.
4  Там же, стр   93
5  Там же.
вали великого князя своим действительным государем, у него иска­ли управы не только на его наместника, но и на своих же собст­венных псковских посадников. Псковские посадники отвечали пе­ред великим князем за свою деятельность в своей же Псковской земле.
Определить тех, кто был недоволен властью великого князя, помогает перечисление подвергнутых опале великим князем. В Нов­городе великий князь велел собраться на своем дворе посадникам псковским, боярам и «жалобным людям». Об их пленении было со­общено боярам и купцам. Точно так же поступил великий князь и в самом Пскове. Его люди собрали посадников, _бояр и купцов псковских, сказав «молодшим» людям: «До вас дела’ нет».
И на другой день «начата скручатися к Москве, тое же нощи, з женами, и з детми, и животы легкие взяша с собою, а то все по-меташа, и поехаша вборзе с плачем и рыданием многим, да и тех жены поехали, кои в Новегороде засажены, и взяша псковичь всех 300 семей».1 Эти триста семей были семьями посадников псков­ских, бояр, старост купецких и купцов.
Выселение трехсот семей «лучших людей» из Пскова не было обычной опалой; великий князь не ставил себе целью их уничтоже­ние. Эти триста семей не были обязательно открытыми врагами великого князя, но они могли явиться той почвой, на которой легко могла возникнуть оппозиция. Выселение знати было обычной по­литикой великих князей в городах, которые вошли в состав центра­лизованного государства. Смысл этих выселений заключался не только в том, чтобы оторвать местную знать от родной почвы и переселить туда москвичей, — великий князь, переселяя псковичей и москвичей, вносил новое в развитие поместной системы в Рус­ском централизованном государстве. Московское правительство, выселяя бояр и купцов из Пскова, не разоряло их, а давало им земли в других областях уже на основе поместного права, тем са­мым превращая вотчинников в людей, обязанных великому князю своим владением и своей службой. На освободившиеся же вотчи­ны псксвских бояр были посажены в Пскове помещики, приведен­ные из других областей; иными словами, вотчины-и в Пскове пре­вращались в поместья.2
Что же нового ввели в строй псковской жизни события 1510 г.? Третьяк Долматов передал псковичам две «воли» великого кня­зя, которые псковичи должны были исполнить: «Ино бы у вас вечья не было да и колокол бы есте сняли долой вечной, а здеся бы быти двем наместником, а то пригородам наместнику не быти, и вы еще проживете в старине».3 Так уничтожалось в Пскове вече. В XV в. оно было уже не только фикцией «народоправства», при­крывавшего   полновластие бояр и купецких старост, но и фикцией
1   Псковские летописи, стр. 95.
2  См. главу IV настоящей работы.
3  Псковские летописи, стр. 94.
псковской самостоятельности. На самом деле, уже в XV в. решаю­щее влияние на политику Пскова имел великий князь; вече хщпоб-ретало большое значение только в тех немногих случаях, когда в городе брали верх городские низы, например в 1483—1486 гг., когда в Пскове разразилось настоящее восстание.
Властью великого князя в Пскове устанавливалось наместниче­ство двух московских наместников, но уже давно в Пскове был на­местник великого князя. Теперешнее назначение двух наместников в Псков и наместников в пригороды не вносило ничего принци­пиально нового. Основное в присоединении Пскова к Русскому го­сударству было сделано не в 1510 г., а последовательно проводи­лось великими князьями в отношении Пскова многие годы перед тем. Повидимому, теперь, в 1510 г., великий князь решил усилить псковскую администрацию, видя, что1 управление оказалось не под силу одному наместнику.
Великий князь вывел из Среднего города всех псковичей. Пови­димому, именно здесь, в Среднем городе по преимуществу находи­лись дворы этих 300 «сведеных» семей и зависящих от них людей. Теперь в Среднем городе могли жить, по свидетельству летописей, только приведенные великим князем люди: 300 семей из Москвы, 1000 детей боярских и 500 новгородских пищальников. Кроме того, великий князь прислал в Псков «пищальников казенных и воротни­ков». Торг тоже был выведен из Среднего города.
Таким образом, Средний город из места, где основная масса населения могла стать опорой всякой оппозиции, превращался теперь в настоящую крепость великого князя. Земли выселенных из Пскова великий князь отдавал боярам, приехавшим с великим князем. Но бояре эти были служилыми людьми великого князя. Насколько большое значение великий князь придавал Пскову з своем государстве, видно из того, какие люди осуществляли его по­литику в Пскове, — князь Петр Великий, Иван Васильевич Хабар, дьяк Третьяк Долматов, наместники, назначенные в Псков, Григо­рий Федорович и Иван Андреевич Челяднины, дьяки Мисюрь Му-нехин и Андрей Волосатый, князь Иван Репня-Оболенский, который был московским наместником накануне 1510 г. Все они, за исклю­чением Петра Великого, упоминаются в псковских источниках впер­вые, но зато имена их постоянно встречаются в московских источниках рядом с именем великого князя. Они участвовали во всех важнейших событиях времени княжения Ивана III и Ва­силия III.
Дьяк Третьяк Долматов участвовал в переговорах с ..новгород­цами в 1476—1477 и I486 гг., приводил к присяге Ивану III жите­лей    Твери,    ездил    послом    великого    князя    в Литву и Данию.1
Л. В. Черепнин полагает, что Василий Третьяк Долматов участво­вал в составлении Судебника Ивана III.1
Иван Васильевич Хабар-Симский Лэыл наместником Нижнего Новгорода, затем был воеводой в походе на Дорогобуж, после псковских событий пожалован в окольничьи, был воеводой на Пе-реяславе, воеводой в походах против крымских татар и против Ка­зани.2
Григорий Федорович Челяднин (Давыдов, Морозов) был околь-ничьим с 1501 г., был во главе войска в походах против шведов и Литвы, стоял во главе посольства в Литву, во главе отряда в вой­не с Польшей, в 1514 г. был послан в Литву.3 Очень часто Г. Ф. Че­ляднин выполнял поручения вместе с И. А. Челядниным и И. М. Реп-ней; чин боярина он получил в 1510 г.
Иван Андреевич Челяднин, вместе с Г. Ф. Челядниным назна­ченный первым наместником в Псков, был при Василии Ивановиче знатнейшим приближенным великого князя. Он ездил в составе московского посольства в Литву в 1509 г., участвовал в переговорах с Казанью в 1512 г., в 1514 г. был воеводой в Большом полку в походе под Смоленск.4
Самая поразительная биография у князя Ивана Михайловича Репни-Оболенского, поведение которого послужило поводом для событий 1510 г. Псковичи прозвали его Найденом, так как он при­ехал к ним «не пошлиною». Еще до событий 1510 г. Репня-Оболен-ский прошел многолетнюю службу у московского великого князя. В 1491 г. он во главе московского войска ходил против ордынско­го хана в защиту крымского хана;5 в 1496 ,г. в походе Ивана III против шведов он был воеводой передового полка,6 затем был1 воеводой в походе на Путивль. и Брянск, в 1502 г. под Смолен­ском, в 1506 г. под Казанью, в 1508 г. под Дорогобужем. В 1509 г. вместе с Григорием Давыдовым и Даниилом Щеней он заключил в Новгороде мирный договор с ливонскими послами. В 1511— 1513 гг. вместе с великим князем Василием Ивановичем он ходил к Смоленску в Большом полку.7 Князь Репня-Оболенский зани­мал очень видное положение среди сподвижников великих князей, особенно на военном поприще.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное