Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Со времени Н. М. Карамзина в буржуазно-дворянской истори­ческой науке, как мы уже говорили, утвердилось мнение, что при­соединение Пскова к Русскому централизованному государстру было делом одного года, делом только одного великого князя, ко­торый решил, наконец, покончить с самостоятельным существова­нием Пскова. Исходя из своих представлений о русской истории как истории укрепляющегося русского самодержавия, Н. М. Карам­зин так рисует 1510 год: «Утвердив спокойствие России, Васи­лий III решил судьбу Пскова», а псковичи покорно, «с благород­ным смирением» отнеслись к событиям, хотя у веча в Пскове, по словам Н. М. Карамзина, еще сохранялась сила, законодательная власть, и многие дела еще решались псковскими чиновниками.1
Н. М. Карамзин говорил о «необходимости» присоединения Пскова к Москве, но понимал эту необходимость не как необходи­мость образования централизованного государства, а как необхо­димость укрепления самодержавия. Говоря об отношении пскови­чей к событиям 1510 г., Н. М. Карамзин рассматривает население Пскова как одно целое, а несогласия «старших и младших», кото­рые Карамзин не мог не видеть в своих источниках, он объясняет деятельностью наместника великого князя Ивана Михайловича Репни-Оболенского.2
Другой крупный историк XIX в. С. М. Соловьев рисует отноше­ния Пскова и Москвы как враждебные; он считает, что народная власть в Пскове постоянно сталкивалась с властью великокняже­ского наместника. Изложение событий 1510 г. С. М. Соловьев на­чинает со слов, целиком определяющих его точку зрения: «Обезо-
1   Н   М. Карамзин. История    государства  Российского, т. VII,  изд.  2, СПб., 1819, стр. 45.
2  Н. М. Карамзин. Указ. соч., стр. 32.
Цасйв себя со стороны Казани, Крыма, Литвы и Ливонии, Василий задумал покончить с Псковом».1
Иной позиции придерживается В. О. Ключевский. Он не касает­ся непосредственно событий 1510 г. в Пскове, но стремится решить вопрос о взаимоотношениях централизованного государства и воль­ного города, какими были Новгород и Псков. Необходимость обра­зования централизованного государства В. О. Ключевский пони­мает идеалистически: великорусскому населению нужно было толь­ко политическое единство. Для В. О. Ключевского присоединение Пскова к Москве тоже означало «гибель» вольного города.2
А. И. Никитский, больше всех буржуазных историков давший для изучения истории Пскова, в рассмотрении событий 1510 г. по­шел дальше других. Он отметил, что историков в этих событиях больше всего интересует «живописание возвышенного образа», тогда как нужно стремиться объяснять события. Он считал, что 1510 г. явился необходимым следствием исторического хода собы­тий. Но, исходя из своих, общих для всей юридической школы, оши­бочных позиций, он вслед за В. О. Ключевским видел националь­ное единство только в единстве политическом. -Силы Пскова и си­лы Москвы А. И. Никитский назвал силами противников3 и вопре­ки историческим фактам утверждал, что псковичи «в течение своей дальнейшей истории, питали к Москве горькое чувство негодования, красноречивым выразителем котораго является Псковский летопи­сец».4
В советской исторической науке вопрос о 1510 г. в Пскове раз­рабатывался недостаточно. В единственной работе В. И. Герасимо­вой,^ специально посвященной присоединению Пскова к Русскому централизованному государству, еще очень сильно чувствуется ста­рая, традиционная точка зрения на Псков как на единое целое.5 Взаимоотношения между Москвой и Псковом, по мнению В. И. Ге­расимовой, «выражали собой борьбу двух тенденций — отживаю­щей, тянувшей назад ко временам феодальной обособленности, и новой, успешно утверждающейся и ведущей к объединению мест­ных областей вокруг всероссийского центра — Москвы»-6
Автор, таким образом, считает, что образование Русского цент­рализованного государства было делом одной только Москвы, и от­рицает действие центростремительных сил в этом процессе. Это дает нам право сделать вывод, что автор традиционно считает про­цесс образования Русского централизованного государства процес­сом   «завоевания» Москвой русских земель; подготовленным поли-
1  С. М.  Соловьев. История России с древнейших времен, т. V, стр. 322.
2  В. О.  Ключевский. Указ. соч.. стр.  108.
s А.  И.   Никитский.    Очерк    внутренней    истории Пскова. СПб.,  1873, стр. 307.
4  А. И.  Никитский: Указ. соч., стр. 307
5  В.  И.  Герасимова.    Присоединение    Пскова к Московскому центра­лизованному    государству. Уч. зап.  Лен.  Гос. пед. ин-та    им.  Герцена, т. 78, Л., 1948.
6  В. И.  Герасимова. Указ соч., стр. 130.
тикой, рассчитанной «на постепенное изнурение физических и мо­ральных сил», — так называет В. И. Герасимова политику Ива­на III по отношению к Пскову.
В учебниках по истории СССР еще можно встретить термин «падение Пскова». К- В. Базилевич, коротко излагая события 1510 г. в Пскове, говорит о политике великого князя, но ничего не говорит о самих псковичах и заключает свой рассказ словами: «Так закончилось самостоятельное существование Пскова». Благо­даря такой формулировке события 1510 г. представляются отор­ванными от всей предшествующей и последующей истории Пскова4:1
Тем не менее, в советской исторической науке вопрос о связи событий 1510 г. с предшествующей историей Пскова был поставлен. Хотя события 1483—1486 гг., представлявшие наибольший интерес для исследователей, трактуются по-разному, но общепризнано, что они явились предвестниками событий 1510 года.
1510 г. интересен для исследователя отнюдь не как конец псков­ской истории, а как один из эпизодов образования Русского цент­рализованного государства. Внимательное изучение событий 1510 г. на основании всей истории Пскова предшествующего периода по­зволяет правильно подойти и к изучению дальнейшей истории Пскова в составе Русского централизованного государства.
Антиисторический взгляд на историю псковского присоединения в буржуазной исторической науке объясняется классово ограни­ченным подходом к изучению источников и прежде всего летопис­ных. Летопись рассматривалась буржуазными историками как ме­ханическая сводка бесстрастных и объективных записей. Историки следовали за ходом изложения летописей, редко поднимались над фактографией летописи и замечали явленне_только^ тогда, когда оно уже совершилось и попало на страницы летописи. Так было и с фактом присоединения Пскова; он оказался точно приуроченным к 1510 году, и этот год оказывался оторванным от всей предшест­вующей истории Пскова.
Неверному толкованию во многом способствовало неточное из­дание псковских летописей в 1848 г. в IV томе Полного собрания русских летописей. Это издание до самого последнего времени остается в своем роде единственным источником по истории псков­ского летописания.2 Псковская летопись в Полном собрании рус­ских летописей печаталась по многим спискам; известия одного списка механически дополнялись известиями другого, в чем осо­бенно сильно сказался взгляд на летопись, как на механический свод погодных известий. Поэтому можно определенно сказать, что
1  К. В. Базилевич. История СССР. Курс лекций, М., 1949, стр. !>75.
2  Под редакцией А. Н. Насонова вышел только 1-й выпуск Псковских ле-гописей, в который вошли    списки    Первой    псковской    летописи.  Псковская третья летопись, по классификации А. Н. Насонова, им    ие    издана, поэтому единственным  источником,  кроме  рукописи,  для изучения  Строевского  списка является IV том ПСРЛ, в котором, вперемежку с другими летописями встре­чаются  известия  Псковской третьей летописи.  Но  полного  представления    об этой летописи по ПСРЛ получить невозможно.
?*5ой псковской летописи, которая напечатана в IV томе, на самом деле не существует, она является делом рук составителя IV тома, а не какой-либо определенной псковской летописью XVI или XVH вв. После работ А. Н. Насонова в области истории псковского летописания стало особенно ясно, что составителем IV тома Пол­ного собрания русских летописей были соединены в одно произве­дение две различные летописи с различной политической направ­ленностью — летописи, которые А. Н. Насонов счел возможным со­вершенно отделить друг от друга и даже выделить Строевский спи­сок псковской летописи в особую Псковскую третью летопись.
Издание 1848 г. псковских летописей ввело в заблуждение не только буржуазных ученых XIX в., но и советских. В частности, в лучших курсах по древней литературе — у А. С. Орлова ‘ и в ака­демическом издании Истории русской литературы2 — события рас­сматриваются по этому изданию. Между тем изложение событий 1510 г. в IV томе Полного собрания русских летописей представ­ляет собой механическую компиляцию трех совершенно разнород­ных источников:
1)   летописного    известия,    написанного, повидимому, игуменом Корнилием,   представителем боярской группировки, оппозиционно, сепаратистски настроенной по отношению к великому князю;
2)   введения в рассказ о событиях 1510 г., появившегося только в (позднейших списках псковских летописей;
3)   рассказа о событиях 1510 г. в самой Псковской первой лето­писи

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное