Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Псковские мастера этого времени внесли большой вклад в дело развития русского национального зодчества. Этот вклад они вноси­ли и позднее, в течение всего XVI и XVII вв. Однако нельзя согла­ситься с К- К. Романовым, который, принижая роль московских и новгородских мастеров, до крайности возвеличивает псковское зодче­ство.1 К. К. Романов полагает, например, что в выработке в XV в. новых русских строительных форм псковским мастерам принадле­жала основная роль. Следует сказать, что увлечение К. К- Романо­ва Псковом не имеет пределов; даже в шатровой архитектуре XVI в. он видит только развитие системы ступенчато повышающих­ся подпружных арок псковского бесстолпного храма малых форм.8
В 70-х годахч ярким выражением окрепших связей Пскова и Москвы явилась встреча, устроенная псковичами проезжавшей че­рез псковские земли Софье Палеолог. В списках Псковской первой летописи дается подробное, описание ее- приема псковичами. Уже по одному этому описанию видно, какое важное значение имел з глазах псковичей прием, оказанный ими Софье Палеолог.3 После получения известия о ее приезде псковичи сразу стали готовиться к встрече. Посадники и бояре от ‘всех концов ждали ее в Изборске. Когда стало известно, что она едет озером, то сразу же были при­готовлены для встречи 6 «насадов великих». Встреча царевны бы­ла самая торжественная, после чего она в сопровождении своих приближенных и встретившего ее псковского посольства приехала в Псков. По пути ее следования во всех церквах служили торже­ственные молебны; от посадников,, бояр, купцов и всего Пскова ей «дарова в почесть 50 рублев пенязми»,4 весь Псков ей «честь створиша вином и медом и всяческим кормом».
Псковичи встречали невесту великого князя торжественно и ра­душно, как не встречали раньше ни наместников великого князя, ни послов, ни самих великих князей. Псков принимал Софью не только,    как следовало принимать ее дружественному княжеству.
хсвскую церковь. Троицкий собор Троице-Сергиевского монастыря был по­строен в 1422—1423 гг.; нет свидетельств об участии псковских мастеров в его постройке, но его архитектурные объемы, скромное декоративное убранство говорят о знакомстве его строителей с архитектурой Пскова.
1  К- К-  Романов. Псков, Новгород и Москва в их культурно-художест­венных взаимоотношениях. Изв. ГАИМК. т. IV, 1925.
2  К. К- Романов. Указ соч., стр   11. 8 ПСРЛ, т. IV, стр. 245.
* Там же.
но и как отчина великого князя, не по распоряжению великого кня-зя, а по своей инициативе — по простому получению одного только известия из Колывани.
Да и сама Софья видела в Пскове отчину великого князя. Об­ращаясь к псковичам, она говорила, что едет «к своему и вашему государю на Москву», обещала псковичам, что сможет им помочь в Москве у их государя, «а где пакн вам надобе будет, ино яз паки царевна о ваших делех хощю печаловатися велми».1 За рубежом также смотрели на Псков, как на отчину великого князя. Гонец из Колывани Николай Лях, известивший псковичей о предстоящем приезде Софьи Палеолог, называл ее будущей государыней Пскова, считая, очевидно, великого князя государем.2
Интересен тот факт, что во время проезда через Псков Софьи Палеолог в Пскове не было князя-наместника. Псковичи считали себя отчиной великого князя уже только по создавшейся традиции. Псковские посадники и бояре устроили Софье Палеолог встречу, не имея на то никаких распоряжений.
Самое яркое свидетельство расширения связей Пскова и Москвы и увеличения зависимости Пскова от Москвы — это факты усилив­шегося вмешательства великих князей во внутреннюю жизнь Пско­ва. При этом вмешательства происходят обычно по просьбам тех или иных классовых группировок в Пскове. Характерны в этом от­ношении события, связанные со осорой псковичей с наместником великого князя князем Ярославом Оболенским в 1476—1477 гг.
Основной причиной событий 1477 г. А. И. Никитский считал то, что великий князь прекратил всякие личные сношения с псковича­ми и все отношения поручил великокняжеским послам.3
Наместники, лослы и дьяки самоуправствовали, вся фактиче­ская власть была уже в руках великого тшязя, наместник его хо­зяйничал в Пскове н пригородах. Вече не было уничтожено, оно негодовало, но было бессильно что-либо сделать. Образовалось два противоположных лагеря, столкновение между которыми могло произойти каждый час. События 1477 г. — это столкновение кня­жеских людей с псковичами,’— так определил А. И. Никитский главное значение этих событий. Однако в событиях 1477 г. важно другое — отношение псковичей к великому князю: полное призна­ние власти великого князя, подчинение его воле и одновременно протест против действий его наместника. Следовательно,’ в собы­тиях 1477 г. проявилось признание принципа великокняжеской власти. Эта власть реально была еще недостаточно сильна, но идейно она была уже обоснована, ее авторитет не вызывал сомне­ния. Об идеологическом обосновании присоединения Пскова к Рус­скому централизованному государству мы будем говорить ниже, сейчас же отметим только, что идейная готовность псковичей при-
1   ПСРЛ, т. IV, стр. 246.
2  Там же, стр. 244.
ЗА. И. Никитский. Очерк внутренней истории Пскова. СПб, 1873, стр. 271—276.
знать принцип единой для всей Руси власти московского князя по­стоянно сказывалась к этому времени в их политике.
Разногласия между князем Ярославом и псковичами обнаружи­вались еще в 1475 г, затем в 1476 г. во время пребывания вели­кого князя в Новгороде.1 Псковичи прислали в Новгород великому князю 50 рублей и просили, чтобы он держал их по старине так, как в 1475 г
Ярослав «нача у Пскова просити и суд держати не по псковской сгарине, на ссылку вдвое езды имати, и по пригородом его намест­ником княжая продажа имати обоя, такоже и денги наместничи».3 Великий князь не признал грамот, присланных псковичами в оправдание своей правоты, «деи то грамоты не самых князей вели­ких», и велел псковичам выполнять все требования князя Яросла­ва. В 1476 г. после жалоб-Ярослава на псковичей великий князь вновь становится на сторону князя Ярослава, его послы передают псковичам, «чтобы есте которое будете преступили пред князем Ярославом, и вы бы есте ему челом добили, такоже бы есте кня­зю Ярославу денгу наместичю освободили, и езды вдвое, и про­дажи по пригородом наместником имати княжия, и нивнии судове по старине, судити всякая копная, и изгородное прясло, и коневая валища, а не учините тако, ино’ ведает государь вашь великой князь.. .»3 Яснс^, что в расширении прав наместника в области управления и суда р Пскове князь Ярослав действовал не само­вольно, не на свой страус и риск, а по поручению самого великого князя. Псковская первая летопись отмечает, что великий князь хо­тел вводить какие-то свои новые порядки: «хочет с своею отчиною с Псковом суд творити своим послом по его засылным грамотам, а не по своим старинам, как его прародители держали свою отчину Псков».4
В 1477 г. разногласия псковичей с наместником привели к пря­мому столкновению между ними. Выступивших против наместника псковичей возглавляли псковские посадники и бояре. Они ездили в 1475—1476 гг. к великому князю с «жалобною грамотою» на князя Ярослава. Когда разнеслась весть о столкновении «сестников» с псковичами на торгу, то туда сразу же направились посадники, бояре и «люди житейские и с запасы».5
«Брань» не превратилась в настоящую войну, но еще ночью на торгу, боясь нового выступления княжеских слуг, посадники, «люди житейские» и весь Псков несли сторожевую службу.
Интересна попытка Л. В. Черепнина связать события 1475— 1476 гг. с особым списком Псковской судной грамоты, который р. 1474—1477 гг.    был попользован в политических целях.6 Л   В. Че-
1 ПСРЛ, т  IV, стр. 251 а Там же, стр. 250 " Там же, стр. 251. * Там же, стр   253.
5  Там же
6  Л. В. Черепнин   Русские феодальные архивы XIV—XV вв , ч   I. 1948, стр. 416 и ел.
раднин считает, что изменения Псковской судной грамоты отразили |ступки, сделанные псковичами Ярославу Васильевичу в сторону расширения судебных прав князя, в сторону расширения княжеско­го суда в области земельных отношений.’ Гипотеза, выдвинутая Л. Б. Черепниным, очень вероятна, но ограниченность источников как летописных, так и, главным образом, источников, дающих ма­териал для изучения истории изменения Псковской судной грамоты, не позволяет считать основной тезис Л. В. Черепнина об изменении Псковской судной грамоты в 70-х годах XV в. целиком доказанным.
Смысл событий 1477 г. понятен только в связи со всем ходом длительной истории присоединения Пскова к Русскому централизо­ванному государству. Реакционные боярские круги Пскова стреми­лись сохранить свои права и привилегии, коренившиеся в особен­ностях уходившего в прошлое строя феодальной республики. Они выступали против усиливавшейся роли Москвы и в 1477 г. пыта­лись использовать в корыстных интересах недовольство псковских горожан самоуправными действиями псковского наместника. Одна­ко их расчеты не оправдались; основную массу псковичей не уда­лось поднять на открытое выступление.против Москвы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное