Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

В 1546 г. отмечается еще большее расслоение среди посадских людей, в среде ремесленников. Уже Псковская судная грамота уза­конила неравноправное с хозяином положение наемного рабочего. Во время спора плотника с хозяином о наемной плате и сделанной работе дело решалось по желанию хозяина. Псковская судная гра­мота свидетельствует также и о существовании института учениче­ства в Пскове, о бесправном положении ученика.
Расслоение в среде ремесленников приводит к тому, что «чер­ному люду», жителям посада, теперь противопоставлены не только бояре и купцы, но и «житьи люди», в которых, на наш взгляд, можно видеть выделившихся из посада псковичей, превратившихся из производителей материальных благ в эксплуататоров трудящих­ся масс. Не случайно поэтому в борьбе «черных людей» против псковской знати «житьи люди» встали на сторону бояр и купцов. Так было во время самых ярчайших проявлений классовой борьбы в Пскове — во время борьбы псковичей с князем Ярославом, в 1477 г., и во время событий, связанных с псковской смердьей гра­мотой. Не случайно поэтому великий князь Василий Иванович в своей политике четко разграничил свое отношение к боярам, купцам и «житьим людям» и к «людям молодшим».
1 Псковские летописи, стр. 23.
2Б   А. Рыбаков. Ремесло древней Руси, стр. 712.
s ПСРЛ, т. IV, стр. 225.
4 ПСРЛ, т. V, стр. 22.
О том, что ремесленники были основным населением средневе­кового города, что посад был необходимой принадлежностью вся­кого города, свидетельствует тот факт, что при постройке по пове­лению Ивана Грозного города Заволочье на рубеже туда были посланы жители посада: «посажан свел на Заволочье и повеле им там дворы ставити». ‘ А в 1476 г. по просьбе слобожан из Кркшин-ской волости посадником и псковским князем им было позволено поставить город.2                                                            <              i
Иногда летопись упоминает о самих строителях, но ничего не говорит об их участии в войнах Пскова, а из ремесленников и по­садских людей в большей своей части складывалось войско Пскова. Когда нужно говорить о ремесленниках, летописец сообщает, что с боярами и посадниками шел «весь Псков» и «нерубленные охочие люди». Это были ремесленники, которые во главе с воеводою Ивашкой дьяком ходили в Немецкую землю.
В известиях 1501 г. можно видеть свидетельство участия «чер­ных людей» в совместной борьбе москвичей и пскодичей с немца­ми: «А князь псковской и с посадники псковскими и со псковичи, неполна коневая рать, а молодые люди два третьего покрутили щи­том да с сулицею, и поидоша противу их на другую сторону Вели­кой реки и ту бишася с немцы много на брадах».* Таким образом, именно «черный люд» — ремесленники, были не только создателя­ми богатств Пскова, но и основой его военного могущества.
В Псковской судной грамоте есть статьи, касающиеся ремеслен­ников. Как правило, речь в них идет о строителях, о плотниках. Найм ремесленника — обычное дело, не нужно даже его записи, — так говорит 39-я статья Псковской судной грамоты. «А который мастер плотник и наймит отстоит свой урок и плотник или най­мит. .. свое дело отделает о государех и взакличь сочит своего найма».4 И. И. Полосин считает, что эта статья была страшной для псковских феодалов: «суседи» хорошо знали, кто на кого рабо­тал. Это право могло означать призыв к восстанию. «Если псков­ская господа согласилась на этот судебный порядок, то, значит, велик был народный гнев, велика и справедлива была сила рево­люционного народа».5 Мы же полагаем, что для такого утвержде­ния нет достаточных оснований. Оно продиктовано общим взглядом И. И. Полосина на взаимоотношения князя и гоепбды, как на враж­дебные. Он считает, что князь согласился на внесение в Псковскую судную грамоту такой статьи из «демагогических целей». Тем са­мым князь якобы парализовал «сопротивление гоепбды».
Статья 40-я Псковской судной грамоты тоже говорит о найме; ее направленность выступает четко: статья составлена    в    интере-
1  Псковские летописи, стр.  108.
*  ПСРЛ, т. IV, стр. 252.
3 Псковские летописи, стр. 86.
?  ПСГ, стр. 10.
6 И.  И.  Полосин. Псковская  судная грамота. Уч. зап. Моск.  Гос. пед. ин-та им. В. И. Ленина, т. XV, каф. истории СССР, вып. 3, М., 1952, стр. 75.
сах нанимателя, она аннулирует за давностью долг нанимателя наймиту.1
Статья 41-я говорит о плотнике-наймите, здесь уже имеется в виду и возможная запись найма, а не только требование уплаты «взакличь», дело решается по желанию нанимателя, «государя», как называет его Псковская судная грамота.2
102-я статья Псковской судной грамоты — единственная, кото­рая посвящена узаконению отношений мастера — ремесленника и ученика. Только по ней мы можем судить о существовании учени­чества в древнем Пскове: «А который мастер иметь сочить на уче­ники учебнаго, а ученик запрется, ино воля государева, хочет сам поцелует на своем учебном или ученику верить».3 Дело в конце концов решается в пользу мастера-хозяина. Интересно, что мастер здесь назван государем ученика, как наниматель — наймита.
Псковской торговлей никто из историков специально не занимал­ся. В общих курсах по русской истории, в исследованиях, посвящен­ных истории Новгорода, обычно вскользь упоминалось о псковской торговле и больше говорилось о заморской торговле; при этом пред­полагалось, что торговля была такой же, как и в Новгороде, т. е. по преимуществу посреднической. Предполагалось также, что такой она оставалась и в XVI в.4
Как было уже сказано, основным товаром на псковском рынке был хлеб. Соль, хмель, солод, лен, овощи — все это также было предметом псковской торговли, и обо всех этих товарах упоминает псковская летопись. Вообще псковская летопись уделяет большое внимание торговле, что совсем не характерно для других летописей. Это обстоятельство позволило А. Н. Насонову предположить, что Псковская первая летопись писалась в среде, близкой к купецкому старосте.
Торговые связи псковичей с русскими землями были установле­ны давно. Под 1403 г. летопись говорит о псковских гостях в Смо­ленском княжестве, — повидимому, псковские гости были там вме­сте с новгородскими.5 Под этим же годом псковские гости в числе девяти человек упоминаются в Полоцкой области.6 В 1404 г. в Нов­городе псковский гостиный двор упоминается рядом с немецким двором. Много раз в псковской летописи отмечаются торговые свя­зи с Новгородом. Часто торговые отношения Пскова и Новгорода не были дружественными. Об этом можно судить по ссоре псковичей и новгородцев из-за псковских гостей; ссора эта длилась два года,— известное дело «о порубленном госте». Рассказ летописи не дает яр­кой    картины   этого дела, но можно предполагать, что в него были
1   Псковская судная грамота, стр.  10.
2  Там же. й Там же.
4  В.  О.  Ключевский.    Сказания    иностранцев о Московском  государ­стве. Пг., 1918, стр. 252;    С. Ф. Платонов.    Великий Новгород до его под­чинения Москве в  1479 г. Новгород, 1916, стр. 4.
5   Псковские летописи, М., стр. 27.
замешаны люди новгородского владыки. От псковских гостей были: отняты товары и 1?акие-то люди, когда они ездили с владычным на­местником; сами гости сидели «болши полугода в порубе».1 ‘
Под 1471 г. рассказ об этом продолжен: псковичи сидели «в по-рубах приобижени и измучени, или от посла же отнимани, как ездил в Новгород Иван Фоминичь владычен наместник да Кирей Шеме-тов, или товары или пенязи забавлени, а еще сверх болши и сами полугоду сидели на крепости измучени в железах от биричов».* Только через полгода псковичи были освобождены, вероятно, по приказанию великого князя, так как псковский посадник ездил в Москву «о том же челом бити своему государю». Показательно, что уже в этом споре с новгородцами псковичи обращаются для разрешения спора к великому князю. Если раньше такие события могли привести к военным действиям, то теперь начать их без при­казания великого князя уже не решались, и слова великого князя достаточно, чтобы новгородцы отпустили пленников.3 По одному этому эпизоду видно, как изменились к концу третьей четверти XV в. отношения Новгорода и Пскова,—это была теперь ссора двух вассалов одного господина. Влияние московского великого князя на псковские дела возросло очень сильно.
( Под 1478 г. в псковских летописях упоминаются «гости низов-ские», которые прибежали из Новгорода в Псков вслед за послом великого князя: посол приехал в Псков поднимать псковичей про­тив новгородцев, «а за ним много гостей прибегоша низовских и с товары из Новагорода во Псков, а инии поехали на Литву».4 Ни-зовские гости, т. е. купцы из северо-восточных и южных земель, уже считали свои интересы связанными с интересами Москвы. Видя, что великий князь собирается идти в Новгород, они бежали в Псков, считая, что Псков останется верным великому князю. В этом сказывался распространенный взгляд в русских землях на Псков, как на город, который более дружественен великому кня­зю, чем Новгород.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное