Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

В предисловии к научно-популярной книге В. Лаврова и П. Ма­ксимова «Псков»,3 посвященной псковскому зодчеству, Псков ха­рактеризуется, как крупный торговый город, как опорный пункт Русской земли на западных границах. Псков называется в этой книге и крупным ремесленным городом, но развитие ремесленного производства в Пскове в ней не охарактеризовано. Такое положе­ние отчасти можно обьяснить ограниченностью материала по исто­рии ремесла и ремесленников в псковских источниках, касающихся XIV—XV вв. Более счастливым в этом отношении был XVI в. псков­ской истории. По писцовым книгам 1585—1587 гг. можно составить ясное представление не только о тягле, которое несло в пользу московского правительства псковское население, но и о состоянии торговли в Пскове и, что особенно важно, о развитии ремесла. О псковском же ремесле и ремесленничестве в XIV—XV вв. мы мо­жем судить только по отдельным замечаниям в псковских летопи­сях, очень разбросанным, отрывочным и неполным, и по нескольким статьям Псковской судной грамоты. Примером того, как нужно использовать этот ограниченный материал, могут служить соответ­ствующие разделы в книге Б. А. Рыбакова «Ремесло древней Руси».4 Правда, у Б. А. Рыбакова было то преимущество, что он говорил, о ремесле вообще и пользовался материалом многих горо­дов, в том числе и Пскова. Пробелы в материалах по одному горо­ду могли быть заполнены материалами по другому. Перед Б. А. Рыбаковым не стояло задачи дать исчерпывающую картину состоя­ния ремесла в каждом городе в отдельности. Между тем, историки, занимающиеся историей только одной области, находятся в гораз­до более затруднительном положении.
1   Н.  Серебрянский. Указ. соч.
2   К. Маркс  и Ф. Энгельс.  Соч., т. XVI,  ч.  1, стр. 440.
3   В. Лавров  и П. Максимов.  Псков. М.,  1950.
4   Б. А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1948. стр. 756—766 и др.
Что же мы знаем о псковских ремеслах и ремесленниках? Ре­месленники составляли основную массу населения Пскова; это были в основном жители посада. Чаще всего упоминаются в псков­ских летописях ремесленники строительных специальностей. Следя за указаниями летописей о грандиозном строительстве в Пскове, можно представить, как много работало в Пскове каменщиков, плотников, «мостников» и т. д. При описании строительства церк­вей или оборонительных сооружений летопись называет число «наймитов» и даже количество уплаченных им денег. Правда, зара­боток их трудно сопоставить с ценами на рынке, но есть несколько случаев, когда указывается и число «наймитов», и затраченные дни, и уплачиваемые деньги. Подобрав и сопоставив эти цифры именно по псковским летописям, Б. А. Рыбаков высчитал приблизительно, что один человеко-день строительных рабочих равнялся одной двух­сотой рубля, что для 1420 г., при сопоставлении с ценами на съест­ные припасы, оказалось очень незначительным заработком. ‘
Исследование псковского ремесла и положения псковских ремес­ленников затрудняет и археологическая неизученность Пскова. Ра­скопки производились-в Пскове только в кремле; остальной Псков, заключенный в стены девятикилометровой длины, и псковский по­сад совершенно не изучались археологами. Исследователи Пскова, например, до сих пор не очень доверяют псковским летописям, утверждающим, что в Среднем городе было 6500 дворов, хозяева которых были отсюда выведены в 1510 г., но доказать вероятность или вымышленность такого количества дворов могли бы только раскопки на территории Пскова.
Почти под каждым годом псковской летописи рассказывается о постройке новой церкви, о мощении площади или улицы, о возведе­нии стен, об их починке, о замене деревянных стен каменными, о сооружении мостов. Часто говорится и о людях, руками которых все это делалось, но в большинстве случаев летопись только корот­ко сообщает о постройке, обходя молчанием самих строителей. Если представить себе, что за каждым таким известием стоят жи­вые люди, то мы увидим целую армию строителей. В большинстве случаев строительным делом занимались рабочие, работавшие по найму. Б. А. Рыбаков отмечает, что Псков отличался от других го­родов широким применением именно наемного труда. В Новгороде, например, часто был «пригон христианом город ставити», а в Москве митрополит для постройки Успенского собора покупал хо­лопов.2 В Пскове же господствовал найм, и найм этот производил­ся иногда на средства самих псковичей,» иногда на средства мона­стыря, церкви, на средства уличанской организации или объедине­ния ремесленников и даже за счет одного человека, мастера, или за счет земцев.4 «Наймитами» были сами псковичи: во многих ме-
1   Б. А. Рыбаков. Указ. соч., стр. 704.
2  Там же, стр. 707.
3  Псковские летописи, стр. 54. * Там же, стр. 39.
стах летописи отмечается, что это были «псковские мастеры». Но не всегда строительство производилось руками «наймитов», иногда сами жители города сообща участвовали в этом строительстве. Так, в 1433 г. «петровский суседи разбиша костер старый у святого Петра и Павла, и в том камени создаша церковь камену святых новоявленых мученик Бориса и Глеба; и тако оттоле начата розби-вати всю стену старую к Великой реке».1 В 1484 г. делали стены «суседи Богоявленские и Козьмодемьянские». Едва ли будет не­правильным предположение, что жители этой части города имели отношение к строительному делу. Очень вероятно, что именно из этого района города и выходили мастера «каменосечной мудрости». Козьмодемьянскими «суседями» могли называться горожане и не жившие в «Кузнецах», т. е. у Козьмодемьянской церкви, так как стена далеко отстояла от этой последней. Теперь в пределы стены было включено все Запсковье. Мало вероятно, что это был один только район Кузнецов.
Стена строилась разными мастерами, об этом можно судить по ее остаткам, так как одна из ее частей много тоньше и скорее дру­гих разрушается. Интересна одна подробность, отмеченная в лето­писи о строительстве деревянной стены двумя десятками лет рань­ше, в 1465 г.: «Псковичи с посажаны своих хоромов блюдучи, и за-ложиша стену деревяну от Великой реке от монастыря от Покро­ва святей богородицы да и до Псковы реки, а от Псковы реки на Запсковьи заложиша от Гримячей горы да до Великой реке до свя-?таго Варлама; а делаша сами посажани своим запасом, и постави-ша тую стену всю в едину неделю».2
Нетрудно заметить, что часть стены, сделанная «посажанами» (т. е. жителями посада) на Запсковьи, и есть та стена, которая позднее, в 1484 г., была заменена Богоявленскими и Козьмодемьян­скими «суседями» каменной стеной. Жители Запсковья назывались тогда «посажаны», а в 1484 г. они называются уже «суседи», что означает, что жители посада стали к этому времени считаться жи­телями самого города.
Кроме ремесленников-строителей летопись называет еще кожев­ника, мыльника, мясника, солеваров.
Повидимому, уже в это время существовали организации ре­месленников, уличанские организации; строительные рабочие рабо­тали дружинами во главе с мастером. В 1527 г. ставили церковь Варлаама: «а в приятелех Данило Скобелев; и бысть та осень дождлива, и небрежением приятелей падеся.. .»3
Уже в XV в можно наблюдать значительное расслоение в среде ремесленников. Самым ярким примером этого расслоения является появление в Пскове настолько зажиточных ремесленников, что они могли за свой счет поставить церковь, притом очень значительных размеров: «На другое лето мастер Кирила постави церковь, в свое
1 Псковские летописи, стр. 41. г ПСРЛ, т. IV, стр. 229. 3 Там же, стр. 297.
имя, святый Кирил, у Смердиа моста над греблею».1 Псковская вторая летопись отмечает, что мастер Кирилл был церковным ма­стером. Б. А. Рыбаков вычислил, что мастеру Кириллу церковь стоила столько, сколько простой строитель мог заработать за 20 лет.2
В 1463 г. псковичи посылают в Юрьев для подтверждения мир­ного договора «посла своего Июду Суконника и Василя Лукови-цю».3 Здесь Июда Суконник, очевидно ремесленник, выступает как посол от всего Пскова и от посадников. Однако упоминание посла-ремесленника в псковской летописи является исключейием, так как почти всегда послами от Пскова являются или бояре, или дети боярские. Правда, возможно, что в это время Июда Суконник был уже именитым псковским купцом, но ясно, что прозвище его перво­начально было прозвищем ремесленника.
В 1415 г., говоря о строительстве церкви, летопись называет по имени только одного мастера, а о дружине его не упоминает, а дру­жина была, повидимому, немаленькая, так как церковь эта должна была быть одной из крупнейших церквей в Пскове, поскольку строилась она на средства всех псковских купцов: «Того же лета мастер Еремей сверши церковь камену святых мучениц Веры, Любве, Надежи и матере их Софии, месяца ^иуня 18, на память святого мученика Леонтия, благословением служителя святых муче­ниц Ивана священника Хахиловича и повелением купецкых ста­рост, Андрея Тимофеевича и Осея, и всех купцов».4

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное