Поиск по сайту

Присоединение Пскова к России

Никоновская летопись для изучения истории Пскова дает бога­тый материал, но относится он, главным образом, к XI—XIII вв. В основном в ней приводятся очень подробные рассказы об участии псковичей в общерусских событиях, в феодальных войнах на сто­роне того или иного князя, чаще всего на стороне великого князя. В Пскове в это время не было развернутого летописания, и данные таких рассказов московской летописи редко совпадают с данными новгородских летописей. Можно думать, что Никоновская летопись использовала какой-то особенный, неизвестный источник. То, что уже тогда псковичи принимали участие во всех общерусских делах, подтверждает мысль, что и в то время Русь была в какой-то мере связана великокняжеской властью, которая отчасти объединяла княжества и во времена феодальной раздробленности и которой в будущем принадлежала роль носителя порядка в беспорядке.
О более позднем периоде в летописи меньше оригинальных рас­сказов о псковичах: за XIV век их почти нет, — псковские события описываются или на основании псковских летописей, или являются дословным пересказом новгородских летописей. В новгородско-псковских раздорах общерусские летописи не всегда становятся на сторону псковичей, а даже чаще — на сторону новгородцев. В чем причина этого — пока неясно.
Больше, чем в других летописях, в Никоновской летописи рас­сказывается о псковской торговле в XVI в. Приводится, например, указ великого князя, чтобы не торговали псковичи с немцами щ_ чужой земле, или сообщение о притеснении немцами псковских и новгородских купцов. Никоновская летопись в этом’ отношении требует более детального изучения.
В остальных русских летописях встречаются псковские события, но все они описаны на основании псковских или новгородских ле­тописей. Только Московский летописный свод конца XV в.3 может дать ряд ценных указаний по истории Пскова.
Летописи как исторические источники важны для нас в двух отношениях: с одной стороны, — это памятники общественной мысли, по ним мы можем иметь представление о том, как освеща­лись события псковской истории в различных социальных кругах и в различные эпохи; с другой стороны, летописи ценны для нас теми фактическими сведениями, которые они сообщают.
1  ПСРЛ, т. XVIII, стр. 213.
2  Там же, стр. 257.
3  ПСРЛ, т  XXV, 1949.
Как к памятникам общественной мысли к ним примыкает целый ряд других псковских произведений — послания старца Елеазарова монастыря Филофея, игумена того же монастыря Памфила, псков­ская Хронографическая Толковая Палея, житие Евфросина, Повесть о начале Псково-Печерского монастыря и некоторые другие. По всем этим памятникам мы можем судить о борьбе общественных направлений в Пскове, об идеологических спорах, отчасти о клас­совой и внутриклассовой борьбе.
Актовый материал, который мог бы дополнить недостающие в летописи сведения по экономической истории Пскова и по его об­щественным отношениям, очень слабо представлен среди псковских исторических источников. Псковский архив первых веков его суще­ствования, включая XV и XVI столетия, безвозвратно погиб неиз­вестно где и когда. Те псковские грамоты, которые сохранились от XV1 и XVI вв., касаются главным образом взаимоотношений с за­падными соседями. Почти нет документов, которые позволили бы изучать экономическую историю Пскова Несколько лучше обстоит дело с актовыми материалами XVI в. Сохранилось несколько жало­ванных грамот псковским монастырям, касающихся церковного зем­левладения. По ним можно судить о политике, которую московские великие князья проводили в отношении монастырей. В этих грамо­тах содержатся некоторые сведения о размерах земельных владений монастыря, о составе его вкладчиков, о помещичьем хозяйстве. По преимуществу эти грамоты имеют отношение к Псково-Печерскому монастырю, история которого представляет исключительный инте­рес, так как Псково-Печерский монастырь был крупнейшим мона­стырем в Псковской земле.
Ценный источник для изучения всех без исключения областей псковской жизни представляет собой Псковская судная грамота, которая неоднократно подвергалась переработкам и дополнениям. Последняя ее переработка относится, повидимому, к средине XV в., и потому ее можно в основном считать памятником именно этого времени. Псковская судная грамота требует специального исследо­вания, которое выходит за рамки настоящей работы, и будет рас­сматриваться нами лишь в той степени, которая необходима для решения нашей основной темы.
Большое значение для изучения феодального землевладения в Пскове, состояния ремесла и торговли в 80-х годах XV в. имеют псковские писцовые книги, изданные в сборнике Московского архи­ва Министерства юстиции, и копии писцовых книг, находящиеся в’ ЦГАДА и опубликованные только в своей незначительной части (кн. 827 и 830). Копии этих писцовых книг составлены по иному плану. Если подлинная писцовая книга в основном уделяет внима­ние состоянию псковского торга, расчету оброчных статей, то не дошедшие до «ас книги, с которых были сделаны эти копии, глав­ным образом посвящены феодальному землевладению. Они содер-жат перечисление псковских помещиков, их   владений    в    разных
1 Грамоты Великого Новгорода и Пскова, М.—Л..  1949.
псковских губах. Псковские писцовые книги 80-х годов XVI в. по­зволяют делать некоторые выводы на основании косвенных данных. Иногда в писцовых книгах встречаются ссылки на «старое письмо», на описи 50-х годов. Кроме того, иногда указывается, что было с тем или другим поместьем, лавкой, двором «до запустения», т. е. в середине XVI в.; это дает возможность выяснить состав псковских помещиков, размещение и размеры их владений. Важные сведения для изучения псковского помещичьего землевладения содержатся в Тысячной книге 1550 года. Псковские помещики были занесены в нее как наиболее надежный отряд феодалов Русского централизо­ванного государства.
Совсем особое значение имеет для историка Пскова изучение памятников псковского зодчества. Размах крепостного строитель­ства и строительства псковских храмов говорит о состоянии эконо­мики Пскова, о количестве ремесленного люда в Пскове, о степени его квалификации, об участии в строительстве центральных и мест­ных властей. Памятники архитектуры и живописи важны не только для определения уровня строительной техники, мастерства псков­ских зодчих и художников, но и для определения идейных и худо­жественных связей и направлений Пскова.
В советской исторической науке используются данные археоло­гии, истории искусств, истории архитектуры. Достижением совет­ской исторической науки является то, что для своих выводов она широко привлекает данные смежных наук в связи с тем, что все науки в своей основе имеют марксистский диалектический метод и что советская наука ставит своей задачей не только изучение от­дельных фактов, отдельных источников, но стремится к широким Обобщениям, к углубленному исследованию, к вскрытию закономер­ностей исторического процесса в его целом. Все общественные науки сами стали историческими.
Раньше история Пскова изучалась отдельно от истории псков­ской архитектуры, от истории псковской живописи и литературы; теперь же данные последних служат исторической науке, а исто­рическая наука помогает оценить значение памятников искусства.
В истории Пскова изучение памятников материальной культуры имеет особенно большое значение, так как собственно письменных источников по истории Пскова недостаточно. В частности, как мы уже отметили, Псков интересующего нас времени очень беден акто­вым материалом. Писцовые книги по Пскову сохранились только от конца XVI в. Изучение памятников архитектуры и живописи позво­ляет углубить наблюдения в социально-политической жизни Пско­ва, в области классовой борьбы, особенно в области борьбы идеоло­гической. В буржуазном искусствоведении наблюдалось некоторое стремление как-то оценить их идеологическое значение, но эти по­пытки в рамках буржуазной методологии не могли ни к чему при­вести. В последующем мы особо остановимся, на этом виде истори­ческих источников, как и на каждом из тех видов, которые мы бег­ло перечислили выше.
ГЛАВА   II
ПСКОВ В ПЕРИОД ОБЪЕДИНЕНИЯ   РУССКИХ   ЗЕМЕЛЬ ВОКРУГ МОСКВЫ
Советская историческая наука при изучении феодального перио­да исходит прежде всего из того положения, что основой феодаль­ного производства является феодальная собственность на землю. И. В. Сталин в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» говорит об основах феодализма: «Конечно, внеэкономиче­ское принуждение играло роль в деле укрепления экономической власти помещиков-крепостников, однако, не оно являлось основой феодализма, а феодальная собственность на землю».1
Псков — прежде всего феодальный центр целой области на северо-западной окраине Русской земли, поэтому в первую очередь необходимо изучение его экономического развития, развития ре­месла и земледелия Псковской области.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Княжеское правление в Пскове (XII — XVI вв.)
  • О церкви Спаса.
  • Псков и Москва на пути к объединению
  • Псковское вече
  • Интересное