Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

Лечебными свойствами наделяется четверговая вода: «Вот Чйстыва четверьга вада. У Чистый чет-вёрьг да солнышка пайдй… Вот этай вадбй палива-ют. Да солнышки пайдй, где бегйт вада, в ручей та­кой — бягучая вада, и прбтиу вады пастау, там кружку или бутылку, што-нибудь пастау, штоб на­бежала, и закрой её. И вот эта вада — ана ат усегб, ат усегб. Например, вот станит челавёку плоха, ты ей памачй, и прахбдит усё. Или там животный, вот. Но эта нада да солнышки в Чистый четвёрьг» (Кун., Усмынь 3286-49).
При лечении ребенка от «молбтника» существу­ет запрет на применение воды. «Малбтник — вот бываеть так, што схватить вот ребёнка: вот ляжйть ребёнак, и глазки закатываютца. Ну и вот эта назы-ваетца "малбтник". И уЧ? у ребёнка бываеть так, што ребёнок сауЪём вот — на краю смерти. И эта га-варять, што зта малбтник. А главнае — у катбрага ребёнка есь малбтник — он спит, вот так спит, и у его немнбжка приаткрытыи глазки. <…> И воттаг-да загаваривают этый «малбтник». А загаваривать ат малбтника — ни на вадйчку. Тблька над ребёнкам надо гаварйть. Тблька над сухим ребёнкам. Вады тут ужо нельзя. Тут надо шаптать над ребёнкам над самым» (Кун., Войлово 3286-01).
При лечении от различных болезней использу­ют ТРОИЦКУЮ ЗЕЛЕНЬ («май»), окуривая ею больного: «Например, забалёла скатана чем-нибудь — ну, то ли «сглазом», то ли што. Этат "май" лб-жишь на скаварбдку (или на што-нибудь на желёз-нае) и пакуришь, зажгёшь ево. И штоб он гарел, штоб ахватйла (дымом] челавёка или, там, скатйну -и он паправляитца» (Кун., Усмынь 3286-49).
Магическими свойствами наделяется и троиц­кий венок — при лечении от испуга необходимо трижды «продеть» человека через венок.
По поверьям, пена с сырых березовых дров помогает от бородавок (Кун., Усмынь 3286-49).
Заговаривая от «рожи», к больному месту при­кладывают листья мать-и-мачехи. «Вот, например, у вас нага распухша, "рожа" ж пухнит, краснёит, сйния дёлаитца. Вот гладишь рукой сваей и прига-вариваешь Зтыт стишок. Ничем ни мочишь, ничем, ничего ни делаешь. Тока есь листья мать-мачиха. Кладёшь ня "матерью", а "мачихай" — халбдаым ббкам на "рожу", и всё» (В.-Л., Калдобино 1717-06).
По другим сведениям, «рожу» нужно завязать чёр­ной тряпкой (Кун., Васютино 3111-67).
В процессе лечения от испуга больного «ИЗМЕ­РЯЮТ» ЛЬНЯНОЙ НИТЬЮ и ОСЫПАЮТ ЗЕР­НОМ. «Ат испуга нужно ячмень (или там зярнб ка­кое-нибудь) и нитка. <…> Абсыпаешь ево ячменём кругом, так вот абсыпаешь, и нужна гаварйть. Га-варйть нужна мнбга. <…> Нитку нада льняную, льняную нитку нужна. Её нада тоже абсьгаать тут. Ево абсыпишь и нйтычкый измеришь. И гаварйшь:
Госпади Боже, васкресй,
Сваей рукой вазнесй,
Ангелов вазнесй.
Ангелы змилуютца,
К Ольг иному делу [телу] приступютца,
Ат расступицы, ат Духа, ат пуха,
ат Святбг а Духа, На Ирдани тебе крестил, При том Мать Пречистая была.
Тада берёшь нйтачку. Да, берёшь авса. Авсбм абсыпаишь и гаварйшь:
Ольгу абсыпаю,
Пуд вынимаю,
На буйную дарбгу аставляю.
Так три раза, значит, пасыпишь, а патом нйтач­ку бярёшь, нйтачкый меряешь. Пёрва измеряю гб-лаву, так вот нйтачкый праведёшь:
Гблаву измеряю,
Пуд вынимаю,
На буйную дарогу аставляю.
Патом руку вот меряешь. Втарую руку так мё-ришь и гаварйшь:
Ольгу измеряю,
Пуд вынимаю,
На буйную дарогу аставляю.
В длину [мерили]. Ноги так в длину. Патом вот тут так правядёшь нйтачкый, тоже так гаварйшь» (Кун., Усмынь 3286-48, 49).
В качестве атрибутов лечения могут использо­ваться предметы, выбранные по принципу симво­лического соответствия (подобия) болезни. К при­меру, при заговаривании от ячменя берут ячменный колос: «Взял ячмёнинку и патбркал тут, и вот это -сказачку нагаварйл, паторкал и выбрасил курям, и усё» (Кун., Усмынь 3286-49; об этом также: В.-Л., Поречье 1740-21.). Чтобы излечиться от бородавок, на нити завязывают три узла: «Три раза завязывать надо нйтачку, надеть на барадушечку. <…> Три узелка завязать и патом скрутить явб, и у завёсину — вот как у двери (там-от сзади есь такая завесина), ёта ана скрутитца — и усё, и прападаит [бородавка]» (Кун., Усмынь 3286-49).
Своеобразным «символом» болезни может быть колтун («колдун») — сбитые в ком волосы: «В Чистый четверьг срёжуть калдун у челавёка, если вот завиваютца вбласы калдунбм. В Чистый чет­верьг срёжуть, за печку залбжуть. А, значить, у пят-
ницу (перед субббтай) ево сажгуть у пёчки — и чела-вёк балёть ня будить, прахбдить ёта всё» (Кун., Ус­мынь 3286-49).
Особое место в народной медицине занимают и некоторые действия, связанные с магией подобия. Например, заговаривая грыжу, ее ГРЫЗУТ. «А вот где грыжа ёта, што Грысь нада, пакусать нада. <…> Ана [знахарка] грыжу грызёт… Вот этым мамён-тым, где балйт, там нада свайм зубам паг рысь. Ну, ни па телу, а пастёлите там какую тряпачку, платб-чик насавбй чйстинькай, и свайм зубам паГрызй-ти» (В.-Л., Урицкое 1717-07). «Я платбчик зыстялю и кусаю тада. Хошь ны руке — ана (Грыжа) всюду бываить. И пыкусаю, и апять три раза так плюну» (В.-Л., Поречье 1740-21).
В местной традиции особое значение имеют об­стоятельства исполнения заговоров — МЕСТО и ВРЕМЯ ЛЕЧЕНИЯ, а также форма произнесения текстов.
По свидетельству из д. Усмынь, во время заго­варивания от испуга больного сажают «между ма­тицей [и святым углом] лицом к иконе — нада, штоб икона была» (Кун., 3286-48).
Действия, связанные с заключительным этапом описанного выше лечения от испуга, совершаются на перекрестке. «Нйтачку сматаишь у клубочек. Этат [овёс] над ним падГребаешь. Челавёка снима­ешь аттуда, са стула. Эта всё падметаешь, на бу­мажку ссыпаишь, нйтачку туда эту лбжишь, кон­вертикам заварачиваешь. И на рбсстанях апуска-ишь, брасаишь её. Приказываишь этаму челавёку, катбрава ты измерял, атдаёшь ей, штоб ана с левой руки бросила на перякрёстке. Вот. Бросит на землю с левой руке и пайдёт, и всё» (Кун., 3286-48).
Благоприятное время для лечения могли исчис­лять по лунному календарю. Среди календарных дат наиболее подходящим днем для избавления от болезней был «Чистый четверг» (Кун., Усмынь 3286-49). Грыжу заговаривали в период «ветхого» месяца. «На вятху нада Грыжу гаварйть. Ну вот у нас младёц [месяц] нараждаитца так. <…> Патбм бываить пблната, патбм уже с пблнаты — вётых. И вот на вятху нада Грыжу гыварйть, штббы била польза. А кагда нараждаитца — тада пользы не бу­дет, и ат пблнаты пользы не будет» (В.-Л., Калдоби-но 1717-07).
Как сам заговор, так и действия, его сопровож­дающие, обычно исполнялись трижды. «Три раз на­да Грыжу загаваривать. <…> Вот севбдни если вы придёти — утрым нада пыгыварйть, вёчирым и на-завтря утрым. И всё, и хватить» (В.-Л., Калдобино 1717-07). Встречается и «усиление» магического значения троичности — трижды по три: «Нада три раза гаварйть. Три раза нада перегаварйть. Вот адйн раз — три раза нада прагаваривать. Када к ре­бёнку ты приступаешь, то три раза надо перегава-
рйть над ребёнкам. <…> Видишь, што он уже луч­шей немнбжка — ишшё раз перегаварйть три раза. И ишшё раз» (Кун., Войлово 3286-01).
Большой интерес представляет информация об особом СТАТУСЕ ЗАГОВОРЩИЦЫ, ее качест­вах, определяющих успешность лечения. По сведе­ниям от одной из исполнительниц, быть заговор­щицей может лишь та женщина, которая является у матери первым или последним ребенком. «Главнае ещё — штоб перварожденный был. Вот, например, я у матери перварожденная, первая — я, а аны — втар-ь’ге. Паслёдний мбжит, и первый может [заговари­вать]» (Кун., Усмынь 3286-49).
Заговорщица из д. Поречье объясняет свои спо­собности лечить тем, что неоднократно участвова­ла в омовении покойников. «Мне руки памагають — мёртвых мыла. Видна, ат рук пбмачь бываить» (В.-Л., Поречье 1740-21).
По поверьям, заговор будет успешным лишь в том случае, если у заговорщицы цвет волос и глаз
темнее, чем у больного. «Если чернее меня челавек, то ат меня пользы не будет. <…> А у меня глазы чёрные, вбласы чёрные, а у тавб, мбжит… Если че-лавёк черней тебя, то я ни памагу. Если я белая, а он чёрный. Я, што хошь гаварй — ни памагу» (Кун., Ус­мынь 3286-49).
Немаловажным для успешного лечения являет­ся особое соотношение возраста заговорщицы и больного: по сведениям из д. Калдобино, можно лечить заговорами только тех, «кто млаже тебя» (В.-Л., 1717-06). С этим же условием связана и тра­диция «передачи» заговоров (там же).
Устойчиво бытуют и представления о том, что заговорщице необходимо передать знание перед смертью:
«Щас той нету, тая умершая. Эта была у рябой, у женщины, и ана када умирала, ана мне усё перя-дала. Если вот и я буду памирать, я ужо вам вот пе-рядала. Эта нада с сабой не унасйть, нада каму-та перядать» (Кун., Васютино 3111-71).
екельские традиции
Невельский район, южная часть Пустошкинского района
Раздел 1
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕВЕЛЬСКИХ ТРАДИЦИЙ

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Воды
  • Интересное