Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

Что ж ты, добрый молодец, невесел сидишь? А чего мне, молодцу, весёлому быть? У меня, у молод­ца, — родни никакой. Только есть у молодца три родных сестры — сестрицы-слезницы, горюши мои. Большая сестрица коня подвела, средняя — коня сед­лала, малая — плётку поднесла.
—   Братец ты наш, братец, ясный соколок, ска­жи нам, когда домой ждать. — Сестрицы-слезницы, зайдите на Сиянь-гору, посмотрите под ясную за­рю, с-под ясной зорюшки на сине морюшко. На си­нем море бел камень лежит. Как этому камешку с моря не сплывать, так мне, молодцу, дома не бы­вать и вас, мои сестрицы, в глаза не видать.
Куньинский район:
Каськовская вол.: Моршники 2435-18.
17.  «Как под дубом-дубом ячмень молочу» (ва­рианты напева 7)
Как под дубом-дубом ячмень молочу, выше то­го дуба соломка летит. Как по той соломке речуш­ка бежит, как по этой речке челнок плывёт. Во том челндчке мой милый сидит, чешет он кудёрышки частым гребешком. Пускает он кудерки вдоль по реченьке: — Ти не придёт ли моя милая за водой, «ти не почерпнет кудёр у ведер»?
—  Не пойду, милой, я за водой, «не почерпну ку­дёр у ведер», не вспомяну тебя, молодца. Тесал же ты тёски с моих белых плеч, вил ты плётки с моих русых кос, пускал ты реченьку с моих дробных слёз?
—   Неправда, милая, неправда твоя. Тесал же я тёски с белой берёзки, вил же я плётки с лошадей, пускал же я реченьку со мха, с болота.
Великолукский район:
Пореченская вол.: Никулино 1754-58.
Успенская вол.: Изосенки 1866-02.
18.  «В огороде рожь, не ярица» (напев 8)
В огороде рожь, не ярица. Говорят, мой муж -не пьяница. В городе не был — коня пропил, домой пришёл — жену набил.
—  Иди, жена, в новую клеть, бери золоту «обрб-тку»,1 веди домой коня. Не приведёшь — сама не иди.
Я, молода, «спужалася», в зелёный сад «схава-лася». В саду соловей: «Ча-чу, ча-чу!» — а я, молода, плачу-плачу. В саду соловей — с охотушки, а я, мо­лода, — по неволюшке. В саду соловей гнездечко вьёт, а мне, молодой, негде сидеть.
Великолукский район: Пореченская вол.: Никулино 1754-65. 1 «Обрдтка» — узда.
Перечень записей лирических песен, относящихся к позднему историко-стилевому пласту, и романсов
19. «Вдоль по морюшку лодочка плывёт»
Куньннский район:
Морозовская вол.: Мартьяново 2536-30 (т), 31.
20. «Все люди живут, как цветы цветут»
Усвятский район:
Церковищенская вол.: Перелазы* 1788-02.
21. «Горе моё, горе, как на свете жить»
Куньинский район:
Пухновская вол.: Частые 3113-57.
22. «Горе моё великое»
Великолукский район:
Борковская вол.: Прялово 1752-08.
Пореченская вол.: Поречье 1740-41.
Куньинский район:
Крестовская вол.: Бурщина 3284-25 (т).
23. «Две дорожки, две берёзы»
Великолукский район:
Купуйская вол.: Филиппково 1818-55.
24. «Ехали солдаты со службы домой»
Куньинский район:
Морозовская вол.: Мартьяново 2536-28.
25. «Жила-была молодая вдова»
Куньинский район:
Крестовская вол.: Бурщина 3284-24 (т).
26. «За рекой, за реченькой калина цвела»
Куньинский район:
Жижицкая вол.: Курово 2435-18, 2484-09.
Морозовская вол.: Рябово 2535-33; Мартьяново 2536-29.
Усвятский район:
Церковищенская вол.: Перелазы* 1787-01,20,1787-01.
27. «Как за садом, за садочком»
Куньинский район:
Усмынская вол.: Усмынь 3288-14.
28. «Как сухому деревцу Бог листа не дал»
Великолукский район:
Урицкая вол.: Калдобнно 1713-04.
29. «Не в пиру, не в беседушке»
Великолукский район:
Купуйская вол.: Филиппково 1818-56.
30. «Папиросочка, друг тайный»
Великолукский район:
Купуйская вол.: Филиппково 1818-58.
31. «Сад ты мой, сад»
Великолукский район:
Борковская вол.: Бобриково 1752-03.
33. «Сяду я на дрожку, поеду во дорожку»
Великолукский район:
Урицкая вол.: Рябиновка 1705-35, 1732-46.
34. «Я девчонкой жито жала»
Великолукский район: Борковская вол.: Данченки 1744-06.
Раздел 8 ПЕСЕННО-ХОРЕОГРАФИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ ФОЛЬКЛОРА
Песни, связанные с хореографическим движением, являются важной составной частью различных обря­довых комплексов крестьянского календаря и свадь­бы, а также других празднично-гулевых событий.
Значительный корпус плясовых и хороводных пе­сен непосредственно включен в СВЯТОЧНУЮ ОБ­РЯДНОСТЬ — песни звучали как во время супрядок, так и на вечеринах: «Вот [девушки] прихддють, ска­мейки пригатбвлены, кудёля. Кто прядёть на верятё-на, у каго есь самапрялка, кто вяжить наскй, кто пла­точки вышиваить, кто вышиваить коврики… И вот садятца вмести и заводють эту харавую песню» (о пес­не «Чернобровочка-московочка моя» — Кун., Встесе-лово 2490-19). В деревнях Ушицкой волости плясовую песню «На улице рамада» девушки пели на улице, за­зывая парней. «Вышли на улицу, спели адйн вечер -как набралысь парней!..» (Кун., Мокрики 2406-21; также: Кун., Быково 2494-03; Ушицы 2407-02).
Закрепленность песен за святочным периодом отмечается и на уровне народной терминологии. «Приходют Святки. Ну, девушки ходют в пысядёл-ки и играют песни святотныи такйи. Ну, такйи у нас назывались — святотныи песни, в каляду играют. И патом яшшё — каторыи раждёствинскии. <…> Эта девушки играли» (о песне «У бору сосна»: — Кун., Войлово 3285-50). «Харашо было, песни играли такйи плясульные. <…> Святошные песни» (Кун., Прилуки 2436-13).
Группа плясовых песен («На улице рамада», «Лён мой, леночек», «Под лесом-лесом жито коло­сится») исполнялась в осенне-летний период во вре­мя ПОЛЕВЫХ РАБОТ. Так, в д. Горка плясовые песни пелись во время гулянья, приуроченного к началу покоса. «Па рюмачки вь’шьим и: "Давайте касу замочим!" А касу замачивали, кагда тока на­чинали касйть. Ну и кто какую песню спел, кто ка­кую пыплясал…» (Кун., Горка 2482-12). Песни зву­чали в период уборки льна и картофеля. «[Пели] как лён тягали — это Успёниим… Лён тягають, он ура-дйуся» (В.-Л., Хребтово 1714-20). «Лён пасёенный -так и пели на нивы. Приплясываешь, када рядым с табдй кто-нибудь идёт. И тот идёт — приплясывает, так, шуткай» (В.-Л., Калдобино 1712-01).
После окончания всех полевых работ устраива­ли гулянье, которое сопровождалось пением и пля­сками на поле: «Прям на поле [плясали]… Пажа-лись, памалатйлись, картошку пакапали» (Кун., Быково 2494-03). «Вышидши бабы на поле и в кру-
гу и плёшуть, да… Вот выйдуть, сложутца — па рю­мочке выпьют, вот и паем. <…> Раз кончили лён тя­гать — всё…» (Кун., Горка 2482-12).
Другая сфера бытования плясовых и хоровод­ных песен связана со СВАДЕБНЫМ ОБРЯДОМ. По отдельным сведениям, плясать начинали еще в доме невесты, до венца. «Ета уж да вянца, кагда ее пасбдють толька за стол, нявёсту. Ета па-старйнна-му было ж ёта…» (о песне «Коло речки ходила моло­да» — В.-Л., Борки 1704-12). Целый цикл песен был связан с застольем, происходившим в доме жениха после венца: «Жёншины плясали, пели и плясали. <…> Када вот свадьба приходить, за стол садятца, после венца» (о песне «Лунёк», — Кун., Гуляево 2440-03). Здесь же звучали: «Кабы чарочку горелки», «Как позвали жену в пир», «Между гор, между меду­ницы», «Верба ты, верба моя» и др. Плясовая песня «У нас на улице красиво» исполнялась свахам и фиксировала окончание свадебного застолья. «Ну, у свадьбу плясавши свахи. <…> Свадьба канчаитца, дамой уяжжають. Вот эту песню аны пают, на ла-шадёй — и дамой» (В.-Л., Белокозово 1828-02).
На свадьбе плясовые песни нередко исполня­лись с инструментальным сопровождением. «Музу-канты были — скрипка и цимбалы. И вот яны игра­ли песню мыладым» (о песне «Я не думала сегодня угореть» — В.-Л., Сыроквашино 1704-55).
По рассказам исполнителей, свадебные плясо­вые песни, связанные по сюжету с брачной темати­кой, могли звучать и в другое время, как правило, в ситуации застолья. «И в свадьбу, и в праздник [по­ют]. Примерна, в праздник сядуть за стол: "Ну, — га-варят, — давай ётава с ётай пажёним". Пасбдють ря­дым [парня с девушкой] — ну, давай им песни иг­рать. И песни играють — "жёнють", мол, как шутка. За столом пают, и вон вь’шезши пают, тут уже и на-дяляють "жиниха". И он вообще женатый: и жёнка тут сядйть, а он с другой нардшна "жёнитца", как для шутки. <…> В любой праздник, кагда выпива­ют, веселятца» (о песне «Кому пуговки литые» — Кун., Савченки 2441-25).
Плясовые песни могли быть связаны с различ­ными типами хореографического движения.
Для ЖЕНСКОЙ ОБРЯДОВОЙ ПЛЯСКИ («Кружка», «Круговая») характерно движение по кругу, мелкий приставной шаг с притопом. «Вот мы у круг сабираимся — скока там нас жёншин — и па-шлй вкругавую плисать. А свадьба сидит тут»
(Кун., Шейкино 2587-08). «Притопывают бабы кру­гом. <…> Бачком ходють» (Кун., Савченки 2441-25). Обязательными элементами пляски были взма­хи платками, хлопки. «Пляшут, памахывают: сни­мут платок с галавы ды памахывают, припявают, притопывают» (Кун., Встеселово 2488-10). «Можна с платдчкым. И всяка прикладывають кверху…» (Кун., Лобазды 3112-30). «Тягали [лён] и плясали. И так ещё хлопали. Вышидши бабы на поле — и в кру­гу, и пляшуть…» (Кун., Горка 2482-12). «И пляшуть пйряд столым, хлдпають…» (там же).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Кукольный театр Пскова приглашает на спектакль «Мы победим»
  • Интересное