Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

и пустили в сйния морюшка. И я ж бы ни гарявала такбя бальшбя горюшка, И ни шаталась прамёж чужих людюшик»
(Нев., Нарично 1961-46).
Важное место в традиционной культуре Псков­ской земли занимают художественные формы, свя­занные с культом предков. К ним относятся голо­шения «на ветер», «на кукушку», «на солнце», ис­полнявшиеся женщинами в поле, в лесу и обращен­ные к душам умерших родственников. Приурочен­ность этих голошений к весенне-летнему периоду обусловлена аграрной обрядностью.
Кукушка в народном сознании связана с миром мертвых, является вестником этого мира: «буду знать, что это радйтели прилятёли» (Нев., Погреби-ще 1975-36а). Частое ее появление может стать предзнаменованием скорой смерти: «Кукушка па-вадилась летать в огород, всё куковала. Говорили: "Или тибя скукует, или миня". И точно — прошло месяца три, и умерла маладая женщина» (Нев., По-гребище 1975-36а). Прилет кукушки становился по­водом для обращения к умершим родителям с жа­лобой, с просьбой о помощи; «А кукушка, бывало, прилятйт к нам, сядит на берёзину и — "Ку-ку, ку-ку". Сабираешь разнае, што попадётца, голасам толька тянишь — и всё» (там же).
Голошение кукушке:
«Сизая кукушечка,
слятай на тую старбнушку, Где мой рбдный батюшка
или радйтелька-матынька, И принеси мне частую граматку
от радитилей ат майх, Ат рбннай матаньки, ат радйтеля-батюшки. И я буду дажидать и паглядать, толька прилятай
на ширбкаю на маю улицу. И принеси мне ат их какое-нибудь
частую граматку»
(Нев., Погребите 1975-36а).
Исполнители из Д. Нарично поясняли: «Если га-лосить, кукушка долго будет кукавать, <…> лю­бить кукушка [как голосят]» (Нев., Нарично 1961-
60). Исполнительница из д. Носиково, напротив, считает, что кукушка «не любит», когда голосят. Голошение кукушке:
«Аи, май детки любимый, Аи, асталися вы мне гбрькии сиротушки, Аи, патеряли вы дух да ранёшенько сваегб радйтиля.
Аи, пайд^-тка я в шйрый барбчек, Аи, сабяру уж я дробных серых пташечек. A J мянё ж нётути раднёньки-прирбдушки, A J мянё ж нётути родных,
аи, сястрйцки-ластушки. A J мянё ж есть берёзка, белая падруженька. Аи, пайду-тка я к ётай бирёзаньки, Аи, прилитят жи ка мне дробные пташечки, Аи, прилитят жи ка мне сйзаи сало вьюшки, Аи, прилитят жи ка мне и сёраи кукушечки. А я ж (й)им расскажу
пра свае бальшое гбрюшка. А я прикланяюся к бёлай бирёзаньки, А я ж хватаюся свайм белым рученькам. А как устрётит меня гбрюшка бальшоя, А я ж иду в шйрый лесбчик, Аи, к ётай бёлай берёзаньки»
(Нев., Носиково 1983-04).
Комментарии к исполнению приведенного го­лошения в Троицу свидетельствуют о древних пред­ставлениях, устанавливающих связь между миром живых и мертвых: «И галашу, и кукушка приле­тать… И кукует кукушка. Так и загалбсишь у лясу, так кукушка и лятйть сзаду и прям сядить на адну сасну, на другою… Чё-то она ня любит этат голас, што галосишь» (там же).
К таким же архаичным формам можно отнести голошения, включающие обращения к природным стихиям — солнцу, ветру. «Я, бывала, в полях, кагда <…> работаю. Всё равно я, бывала, сейчас же най­ду и галашёние… А бывала: "Ву-у, ветры, ву-у!". Бьютца, рвуть, я и загалашу:
И што вы бьётесь, буйные ветярбчки? И вы бушуйте тёмные лясбчки. И вы волнуйте сйиеи мбрюшки. И што вы ие развейте печальный май думушки, И вы не рассёити печаль маю, дасадушку па чйстаму пблюшку?»
(Нев., Нарично 1961-59).
Голошение, обращенное к теплому солнышку, приурочено к троицкой обрядности: «…вот теплое солнышко котитца, идёт туда:
Мае тёплая сблнушка, ня кбтисся ль ты
в тую старбиушку, Где сударынька мая матынька,
радйтель мой батюшка? И перядай им ат менё низёхинький приветик. И принеси мне частую граматку
ат майх радйтилев — батюшки, ат матаньки. И буду дажидать тебе, тёплая сблнушка. И перядай ты им…»
(Пуст., Иванищево 2055-24).
ИВАН КУПАЛА
Иванская обрядность является наиболее развер­нутой в ряду других праздников весенне-летнего пе­риода в данной традиции. Среди обязательных риту­альных моментов — сбор участников праздничного гулянья; само гулянье (на которое ходили за несколь­ко километров). Каждый из выделенных этапов включает специально приуроченные к нему песни.
Экспедиционные записи содержат рассказы о кострах в лесу, на ржаном поле;62 зажженных коле­сах («катках») в Иванов день. «Эта ж мы играли Ку-палку. Эта ж на Ивана жгуть» (Нев., Мыленки 1939-10). «Идём гулять. Як вечер, а тады груды палють… Раскладають груду, <…> дроу насякуть у лесе, а мы сидим кругбм и песни играем» (Нев., Стайки 1941-04). Объяснения исполнителей о необходимости возжигания огней, обязательности песен, звучащих в этот момент, связаны с представлениями о русал­ках, «купальских» ведьмах: «Каб русалки не ходи­ли, не топтали там ба… Зажигали калясб или там салбмы куль на поле, где рожь запахана — ведьму ганяли купальскую. Тады ж ведьмы были… Карб-вам урядили, малакб карбвы не дывали» (Нев., Ры­жее Сиденье 1798-37).
КОСТРЫ жгли на высоких местах, у озера. «Кастёр парни расклыдають, бывала, у нас бзира нидалёко, к бзеру мы ходим, туды сабираемся -дивчаты, парни с гармбшкай, там и пляшуть кола вбзира» (Нев., Молокоедово 1941-20). Для костров воровали веники, кули негодной соломы, брали «мазницу» — дёготь,63 «колонйцы»64 — смоляное вед­ро. «И тада идут на fapy, и звалась Купальня, и жгут. И в гармбнь играють и танцують» (Нев., Го-лодница 1722-04). Зажженную солому или мазницу поднимали как можно выше. «Гара там такая, кол высокий-высокий, и на кол каток, куль салбмы при-вяжуть и запалють. Тады круг ом кала ётага танцу­ем и песни играем» (Нев., Доминиково1939-26).65 Среди упоминаний об особенностях пляски — «пры­гаем, подскакиваем и припевки припеваем» (Нев., Доминиково РФ 1683).
Центральным символом обряда традиционно являлось горящее колесо, которое поднимали высо­ко на жердь или на макушку сосны или ели, чтобы было далеко видно. «То, бывала, найдуть старая пакатб [колесо], зажгуть ягб на палки. Калясб. Штоб анб висбка гарёла. Вот ёта пакатб старае вазьмуть и павёшають ягб там, накладуть какой-нибудь смалы или што, штоб анб гарёла пылка, и видна былаб далеко» (Нев., Молокоедово 1981-07). Сгоревшее колесо заменяли новым: «И йнб гарйть — дылякб видна, ёта сгарёло кылясб, другое наде-ют» (Нев., Голодница 1722-04).
Рядом с иванским огнем молодежь устраивала гулянье: «Макушку зрёжуть на ёлки. Тады ж нясуть
ат тилёги калясб. Тада туды смалы накладуть пар­ни ужо и зажгуть, <…> вся маладёжь сабираетца. Жгуть эты кастры и танцують там усю ночь — эта перед Иванам бывала. Эты песни пають» (Нев., Маслюки 1939-10). Действие сопровождалось КА­ТАНИЕМ НА КАЧЕЛЯХ, пением иванских песен, игрой на инструментах (гармонь и др.), пляской.
Разнообразны обрядовые формы ОЗОРСТВА МОЛОДЕЖИ в купальскую ночь — воровство, ша­лости в деревне.
Женщины и девушки накануне Ивана Купалы вечером ходили в лес СОБИРАТЬ ЦВЕТЫ, плели ВЕНКИ и пели иванские песни: «Нявёсты и женщи­ны маладыи хадйли, у цвяты хадйли. Вот завтра Иван, а мы вечером у цвяты пайдём. Тады па лугу ходим, цвяты рвём и песни паем. И женщины мала­дыи, и девушки, и уси. Так и пели усягда вечером. Вечаркбм прибярёмси и пашлй. <…> Навяжешь цвятбв разных-разных, па всим лугам нарьвём уся-ких разных цвятбв. <…> Такйй сплятём вянбк там з рамашек, на галаву надёним и ходим цвяты рвём. Это усё такёй был день вясёлый» (Нев., Осётки 1774-04). Среди сюжетов иванских песен наиболее распространенные следующие: «Иванская ночка, купецкая,дочка» (Нев., Голодница 1722-04), «Се­годня Купала, завтра Иван» (Нев., Стайки 1941-02), «Пойдём, девки, в жито» (Нев., Усово 1951-39), «За городом девка пшёнку жнёт» (Нев., Руцелево 1942-08).
Широко распространены ГАДАНИЯ накануне Иванова дня. В первую очередь загадывали на иванские травы. Чаще всего использовали богатки, трипутник. «Иван такёй Цвятнэй летам бываеть празник… Завтра б Иван, а сягодни вёчаром зага-дывають, на этат трипутник. <…> Раз он ли дарбги, люди ж ходят ли дарбги. <…> Пад Галаву палб-жишь, пад падушку, вытянешь трипутник, или там и атарвёшь листйнку, <…> вот и загадываешь, што:
Трипутник, трипутник,
Ли дарбги живёшь, многа людей видишь.
Укажи-ка мне маево суженага»
(Нев., Усово 1939-19).
Для гадания нужно было вырвать траву с кор­нем: «А для загадок, то с корешком» (Нев., Рыжаки РФ 1684). Сорванную траву затыкали в стену или потолок, наутро смотрели — расцветёт или нет. «Бы­вало, девки бёгають па пракбсу, сабирают "загадки". Торкнут в галавах и загадывають» а (Нев., Маслюки 1939-10). «В Иванов день, када травы сабирают, есть такая трава — быгатки. Их торкали в щёльки, штоб они держались, и смотрят — если быгатка расцвела, то жив будеть. А если не расцвела быгатка — помереть должен» (Пуст., Ша-лахово 2138-08).
Распространено было также и гадание на вен­ках, которые плели как из одинаковых цветов, так

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Кукольный театр Пскова приглашает на спектакль «Мы победим»
  • Интересное